ЛитМир - Электронная Библиотека

Присоединившись к рейдерам Галссела на Ваваче, Джандралигели стал лейтенантом в отряде капитана-наемника, пользуясь его относительным доверием, а впоследствии – командиром «Контрольной поверхности», третьего корабля Галссела. Как и все рейдеры, оставшиеся в живых после окончания военных действий, Джандралигели воевал с выгодой для себя. Он отошел от дел вскоре после смерти Галссела (во время военных действий в семи средах на Ороарче) и провел остаток дней, возглавляя свободный колледж «Советы Жизни» на луне Декадент в системе Седьмого греха Хорошо подкованных щеголей Безгранично веселых поступков (реформированной). Он отошел в мир иной – без мучений, если не сказать мирно, – в чужой постели.

Автономник Унаха-Клосп был полностью восстановлен. Он подал прошение присоединиться к Контакту и был принят. До окончания войны он служил на Бессистемном корабле «Неправильный апокалипсис» и корабле ограниченного радиуса действия «Маржа прибыли», потом был переведен на орбиталище Эрбиль и получил должность на местной фабрике транспортных систем. Теперь он ушел на покой и целиком посвятил себя своему хобби – сооружению небольших автоматов на паровой тяге.

Стафл-Преонса Фал 'Нгистра дам Кроуз осталась в живых после еще одного серьезного происшествия в горах, продолжала перехитрять машины, которые были в миллионы раз умнее ее, несколько раз меняла пол, родила двух детей, после войны поступила в Контакт, без разрешения присоединилась к первобытному племени диких конеженщин, была захвачена в плен и подневольно трудилась на дирижабле «Сверхмудрый» в воздухосфере Блокстаар, вернулась в Культуру ввиду транскорпорирования автономника Джейза в групповой разум, попала в снежную лавину во время очередного восхождения, но осталась в живых и рассказала эту историю, родила еще одного ребенка, потом приняла приглашение вступить в Особые Обстоятельства Контакта и около ста лет провела в качестве эмиссара (мужского пола) на недавно открытой Миллионно-звездной анархии Совеле. Впоследствии стала преподавателем на одном из орбиталищ на небольшом пучке вблизи малого Магелланова облака, опубликовала пользовавшуюся успехом и получившую признание автобиографию, потом, несколько лет спустя, исчезла в возрасте 407 лет во время одиночной экскурсии на одно из старых колец Дра’Азонов.

Что касается Мира Шкара, то люди все-таки вернулись на него еще раз, хотя и только по окончании войны. После отлета «Турбулентности чистого воздуха» (Перостек Бальведа не столько пилотировала корабль, сколько задала ему курс на встречу с военным кораблем Культуры за пределами зоны военных действий) прошло сорок лет, прежде чем какому-либо кораблю было позволено пересечь Барьер Тишины. Когда этот корабль – экспедиционный корабль Контакта «Протезированная совесть» – прошел барьер и высадил на планету десантный отряд, выяснилось, что Командная система в полном порядке. На восьми из девяти находившихся в идеальном состоянии станций стояли восемь совершенно целых поездов. За те четыре дня, на которые было получено разрешение для экспедиционного корабля и его десантного отряда, никаких следов разрушения, никаких тел, никаких следов прежней базы мутаторов обнаружено не было. По окончании этого срока «Протезированной совести» было приказано покинуть планету, после чего Барьер Тишины был снова закрыт – теперь уже навсегда.

Однако обломки существовали. Мертвые тела и все, что было на базе мутаторов, а также дополнительное оборудование, принесенное идиранами и вольным отрядом вместе со скорлупой чай-хиртси, было погребено под километрами льда у одного из полюсов планеты. Сжатая в плотном шаре обломков и замерзших, искалеченных тел, среди имущества, взятого с той части базы мутаторов, которая была комнатой женщины Кьерачелл, лежала пластиковая книжечка со страницами, испещренными крохотными буквами. Это была история в жанре фэнтези, любимая книжка этой женщины, и первая страница начиналась такими словами:

ДжинмотисБозлена-два…

Разум, спасенный из Командной системы, не помнил ничего, начиная с того момента, когда он, скакнув в гиперпространство, оказался в туннелях, и до окончания его ремонта на борту всесистемного корабля «Хватит, господин хороший», куда он попал стараниями Перостек Бальведы. Позднее его установили на всесистемном корабле класса «океан», и он пережил войну, хотя и принимал участие во многих крупных космических сражениях. Впоследствии он был модифицирован и установлен на Бессистемный корабль класса «рейнджер», сохранив за собой выбранное им (несколько необычное) имя.

Мутаторы были уничтожены как вид на завершающем этапе войны в космосе.

ЭПИЛОГ

Гимишин Фуг, запыхавшаяся, как всегда опаздывающая, на последней стадии беременности (и, кстати, прапрапрапрапраправнучатая племянница Перостек Бальведы, а к тому же начинающий поэт) прибыла на борт Бессистемного корабля час спустя после всего своего семейства. Корабль подобрал их на одной отдаленной планете в большой Облачности, где они проводили каникулы, и должен был доставить вместе с несколькими сотнями других людей на новый громадный корабль «Детерминист» класса «система», который собирался направиться из Облачностей в основную часть галактики.

Фуг интересовало не столько путешествие, сколько корабль. До этого она не сталкивалась с кораблями класса «система» и втайне надеялась, что размеры этого судна с его многочисленными раздельными компонентами, подвешенными в пузыре воздуха длиной две сотни километров, и с его обитателями в количестве шести миллиардов душ, дадут ей заряд энергии. Вдохновленная этой идеей, поглощенная своим выросшим животом и своими новыми обязанностями, она, хотя и прибыла с опозданием на борт гораздо меньшего корабля класса «рейнджер», не забыла правила вежливости.

– К сожалению, мы не знакомы, – сказала она, выйдя из модуля в мягко освещенную парковочную ячейку.

Она обращалась к дистанционному автономнику, который помог ей выгрузить багаж. – Меня зовут Фуг. А вас?

– Меня зовут Бора Хорза Гобучул, – сказал корабль через своего автономника.

– Какое необычное имя. Откуда оно у вас? Дистанционный автономник чуть наклонил правый передний угол – эквивалент пожатия плечами:

– О, это длинная история…

– Гимишин Фуг тоже пожала плечами:

– Я люблю длинные истории.

124
{"b":"5463","o":1}