ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Странно, что кто-то еще не посвящен в эту историю.

– Да никто ничего не знает! – сказала Альвер, взмахнув руками. Она уперла локти в стол. – Держу пари, что даже вы двое не знаете этой истории до конца, – сказала она более спокойным тоном.

И снова Дейэль потребовалось время, чтобы ответить.

– Возможно, история того и не стоит, – наконец ответила она.

– Корабль думает именно так, – откликнулась Альвер. Она пригубила ферментированного фруктового сока, прополоскала небо, подержала его, перекатывая во рту, прежде чем проглотить и продолжить: – Похоже, из-за этой вашей встречи у всех появилась куча проблем.

– Чего же вы ждали от Эксцентрика? Этот корабль никогда не перестанет удивлять.

Альвер обдумала сказанное.

– Причем очень интеллигентного Эксцентрика, – сказала она. – Наверное, он нашел в этом нечто интересное для своего Ума? Как вы думаете?

Дейэль пожала плечами.

– Корабль тоже может ошибаться.

– Так, значит, ничего особенного? – вскользь бросила Альвер, вытаскивая крошечную булочку из корзинки.

– Нет, – ответила Дейэль. Она опустила глаза и оправила платье на животе. – Но…

Альвер смотрела на нее выжидающе.

Губы Дейэль вздрогнули. Альвер подошла к ней, присела на корточки и мягко обвила рукой ее плечи. Дейэль медленно придвинулась к ней, уткнулась лицом в плечо Альвер и разрыдалась.

Дрон корабля попытался было заглянуть с винтовой лестницы, но Альвер шикнула на него, и тот убрался.

Пара экранов зажглась на дальней стене. Альвер увидела массивную стену, медленно проплывающую мимо – вероятно, корпус “Сновидца”. Еще пара экранов показали раздвигающиеся зубчатые створки дверей ангара. Альвер сообразила, что две с половиной минуты, о которых говорил дрон, миновали.

Дейэль поплакала еще немного.

– Думаешь, он все еще любит меня? Хоть чуть-чуть? – наконец спросила она у Альвер.

В глазах Альвер отразилась настоящая мука. Она вздохнула почти так же горестно, как Дейэль минуту назад.

– Любит ли он тебя? – переспросила она. – Да, конечно.

Дейэль всхлипнула и подняла заплаканные глаза. Она рассмеялась, отирая слезы пальцами со щек. Альвер взяла чистую салфетку и помогла ей привести в порядок лицо.

– Но ведь это уже для него ничего не значит? – сказала Дейэль молодой женщине, так похожей на нее. – Разве не так?

Альвер машинально сложила потемневшую от слез салфетку. Ее мысли были далеко.

– Теперь значит. Кое-что. И даже очень многое, поскольку он здесь. Поскольку корабль доставил его сюда в надежде, что разговор между вами состоится.

– Но остальное время!.. – сказала Дейэль, выпрямляясь на стуле и откидывая волосы решительным движением. – Остальное время я не очень-то его беспокоила, не так ли?

Альвер надула щеки, с шумом выпустила воздух, поискала глазами по сторонам, как будто надеялась найти новую тему для разговора, и лишь затем ответила:

– Видишь ли, дело в том, что я еще плохо знаю этого парня. – Она сделала неопределенный жест. – Я много читала о нем перед нашей встречей, можно сказать, прошла полный курс “Генароведения” и “Бэрологии”, но встретилась с ним всего несколько дней назад. Несколько дней знакомства мало что значат.

– Отчего же? – всхлипнула Дейэль. – Или постель – еще не повод для знакомства?

– Причем познакомились мы при весьма странных обстоятельствах, – как ни в чем не бывало продолжала Альвер. В этот момент она походила на ребенка, рассуждающего о взрослой жизни. – Я не могу сказать, что знаю этого человека.

Дейэль раскачивалась в кресле, не сводя взгляда с накрытого стола, словно выбирая, что бы еще съесть. Наконец она перевела взгляд на соседку.

– Ну, хорошо, – шмыгнула она носом. – У тебя не найдется носового платка?

– Вот… – Альвер протянула ей чистую салфетку.

– Спасибо…

Они помолчали еще некоторое время.

– Очень хорошо, – проговорила Дейэль, приводя в порядок спутанные волосы. – Ты его очень хорошо знаешь. – Она, задрав голову, посмотрела на прозрачный купол, и в глазах ее, казалось, снова блеснули слезы. – Все, что мне известно о нем, – произнесла она, – это то, каким он был рядом со мной. – Она посмотрела на Альвер. – Я забыла, каким он был все остальное время. – Она взяла ладонь Альвер в свои руки. – Ты видишь, на что он в самом деле похож.

Альвер пожала плечами.

– Тогда, – неуверенно сказала она, – с ним все в порядке. Лично я так думаю.

Экраны на стенах зала разом погасли, а затем изображение появилось вновь. Это был космос, тьма, усеянная мириадами звезд. Пришло знакомое чувство легкого головокружения, которое Альвер ощутила два дня назад, когда прибыла на борт “Сновидца”, – “Желтуха” отчалил от ОСТ и сразу набрал скорость, чтобы уйти от неповоротливой туши транспорта.

– И зачем я это делаю? – прошептала Дейэль.

Альвер еще раз пожала плечами и посмотрела на живот Дейэль.

– Ты все еще беременна?

Дейэль ответила взглядом. Затем слегка усмехнулась. Затем рассмеялась.

Альвер поглаживала ее по руке.

– Если не хочешь – не рассказывай.

Дейэль шумно всхлипнула, вытирая нос свернутой салфеткой.

– Я вижу, тебе это действительно интересно.

– Что ты! – воскликнула Альвер. – Чужие проблемы для меня – просто магнит какой-то. Страсть как люблю совать нос в чужие дела.

Дейэль вздохнула.

– Да, чужие проблемы всегда интереснее своих.

– Я тоже так думаю.

– Видимо, ты хочешь, чтобы я рассказала о нем поподробнее, – предположила Дейэль.

Альвер снова отвернулась к экранам.

– Даже не знаю. Но если есть такая возможность – расскажи хоть что-нибудь. Другого случая, может, и не представится.

– Думаешь, он хотел со мной повидаться? – спросила Дейэль.

Альвер показалась, что в ее голосе прозвучала надежда.

– Да, если он еще не полный болван, – сказала Альвер, втайне удивляясь своей дипломатичности.

– Не полный, – произнесла Дейэль. Отерев щеки, она пригладила мокрыми пальцами волосы. Затем полезла в накладной карман платья, извлекла оттуда расческу и протянула ее Альвер. – Ты… не поможешь мне?

Альвер встала.

– Только если ты пообещаешь, что встретишься с ним, сказала она, улыбаясь.

Дейэль пожала плечами:

– Наверное, встречусь. Куда от вас денешься.

Альвер встала за спинкой кресла Дейэль и принялась расчесывать ее длинные черные волосы.

– Корабль?

– Да, госпожа Шейх. “Желтуха” слушает.

– Я так и поняла, что вы слушаете. Собираетесь выйти на связь с ОСТ?

– Я все слышал. Я уже доложил “Сновидцу”. Мастер Генар-Хафун и аватара Аморфия доставлены на борт корабля и скоро будут у вас.

– Быстро сработано, – одобрила Альвер, продолжая осторожно расчесывать спутанные волосы Дейэль. – Скоро будут здесь, – сказала она женщине. – Бэр и аватара.

Дейэль ничего не ответила.

А двумя палубами ниже, в коридоре приемного сектора швартовки, Аморфия обернулся к Генар-Хафуну:

– Я думаю, лучше не говорить, что мы переместились на борт одновременно с Альвер.

– Постараюсь, – кисло пообещал человек. – Ладно, чем скорее начнем, тем скорее закончим.

– Вот это правильный подход, – одобрил аватара, ступая в лифт. Лифт понес их прямо к башне.

XV

С комфортом расположившись в гнезде-капсуле жилой секции бывшего корабля Культуры “Тяжкое Признание”, капитан Грейдаун Лейтсеттинг Х из клана Фарсайтов созерцал топографический экран, в котором медленно кружил корпус “КорСета”. В его мозгу все еще звенели вопли дяди Райсингмуна и прочих задир, погибших на проклятом судне.

Со смертью дяди флот переходил под командование Грейдауна, а “Тяжкое Признание” становился флагманом эскадры. Это было только кстати, поскольку все остальные корабли сильно уступали ему в скорости и маневренности. “Тяжкое Признание” несколько пострадал при атаке сумасшедшего самоубийцы, но даже с этими повреждениями мог опередить любой из кораблей флота. Оставалось следовать своим курсом. Они торопились, а отомстят потом, там, возле Эксцессии. Они должны продолжить начатое, довести операцию до конца. Грейдаун просигналил шести оставшимся кораблям, которые ждали ответа.

90
{"b":"5467","o":1}