ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина тоскливо улыбнулся.

– Такое не забудешь.

– Вы уверены, что мне стоит остаться? – подала голос Альвер.

Дейэль посмотрела на нее.

– Ну, если ты чувствуешь себя не в своей тарелке… произнесла она.

– Нет, я просто подумала… – Альвер запнулась. Теперь уже двое смотрели на нее. Она нахмурилась. – Ну вот, теперь я точно чувствую себя не в своей тарелке.

– А как было у вас? – как ни в чем не бывало спросила Дейэль, указывая глазами на Альвер и Генар-Хафуна поочередно. Все трое словно забыли о присутствии аватары. Это, впрочем, было немудрено: он молча сидел за столом, практически не подавая признаков жизни.

Альвер и Бэр переглянулись. Оба одновременно пожали плечами, затем виновато посмотрели на Дейэль. Даже если бы они повторили этот жест по чьей-нибудь команде, едва ли у них вышло бы более синхронно. Ревность ужалила Дейэль в самое сердце, но она все-таки выжала из себя улыбку.

IV

Все пошло наперекосяк.

Основное внимание аватары было привлечено к домашнему кораблю. “Серая Зона” и три военных корабля отчалили, вышли из зоны действия полей ОСТ, и теперь развивали скорость, на какую до сей поры не был способен ни один двигатель ОКБ. Впереди лежала Эксцессия: “Сновидец” только что произвел дальнее сканирование.

Эксцессия снова претерпела изменения: она восстановила связи с энергетическими решетками. После чего просто ВЗОРВАЛАСЬ.

Это было похоже на то, что пришлось испытать на себе “Року, Подвластному Изменениям”: что-то базировавшееся на самой ткани или какая-то новая формация полей. Что-то, воплотившееся в предельно мощной вспышке самой энергетической решетки, брызнувшей через пределы Инфрапространства и Ультрапространства, поразив саму ткань и создав исполинскую сферу холодного огня, пожаром устремившегося через трехмерное пространство.

Это было как рождение сверхновой. Немыслимо быстрое, со скоростью вспышки заполнившее космос. Эксцессия двинулась навстречу “Сновидцу”, но двинулась при этом во всех направлениях сразу. ОСТ каким-то чудом успел затормозить – двигаясь на прежней скорости, он бы просто уткнулся в черную сферу носом.

За десятилетия своей жизни в качестве Эксцентрика “Сновидец” тайно выстроил и эвакуировал тысячи Отсеков, превратив их в маленькие базы, разбросанные по самым дальним и глухим уголкам галактики. На этих базах строились и ждали своего часа корабли. Теперь он призывал их к себе, полных сил и готовых к битве, сотнями перемещая в свои трюмы и выпуская на волю. Целая флотилия кораблей посыпалась из его ангаров и шлюзов, точно горох из гигантского стручка.

Когда аватара соединился с ОСТ, большинство кораблей уже вышло наружу, разворачиваясь боевым строем. Флотилия, словно стая саранчи, ринулась вперед к расцветающей гиперсфере Эксцессии.

V

“Серая Зона” наблюдал за происходящим, покоясь, как младенец в колыбели, в скрещенных полях трех молчаливых кораблей. Корабль завопил от восторга, увидев эту демонстрацию военной мощи, в сотни и тысячи раз превосходившей флот задир. Вот что значит быть Эксцентриком и заниматься своим делом! Вот что можно сделать, имея время и терпение и при этом не придерживаясь никаких договоренностей и обязательств!

Другой частью сознания он с ужасом следил за разбуханием Эксцессии, заслоняющей все вокруг. Энергетическая решетка изогнулась и вывернулась наизнанку, словно гигантская черная дыра вдруг превратилась в “большой взрыв” между вселенными. Это явление могло одним вздохом уничтожить “Сновидца” и все его корабли, как шторм сметает дерево со всеми его листьями.

“Серая Зона” никогда не думал, что столкнется с чем-либо подобным. Он вырос в мире, почти полностью застрахованном от катастроф. Если, конечно, тебе не взбредет в голову что-нибудь уж совершенно сумасбродное, – например, влететь в черную или белую дыру. С кораблем его класса в мирное время не могло случиться практически ничего. Даже вспышка сверхновой являлась для него только интересным космическим явлением, которое можно вычислить, рассчитать и пронаблюдать. Но тут было совсем другое. Ничего подобного не происходило в галактике со времен Айдаранской войны, случившейся 500 лет назад. Но даже те, уже далекие события, не могли сравниться со столь глобальным катаклизмом. Это было ужасно. Перед ним рос гигантский шар неуправляемой и непонятной энергии – чудовищная живая стена, сминающая все на своем пути.

Черт возьми, да эта штука может просто поглотить меня, подумал “Серая Зона. – И воспоминания не останется.

VI

Мысль “Сновидца” работала примерно в том же направлении. Учитывая его скорости и скорость надвигающейся стены Эксцессии, им предстояло встретиться через 140 секунд. Яростная вспышка Эксцессии произошла немедленно после того, как “Сновидец” ощупал ее своими активными сенсорами. Получалось, что она отреагировала на вмешательство.

“Сновидец” пересмотрел последние полученные данные – на предмет посланий от кораблей, располагавшихся поближе к Эксцессии. Самыми ближайшими все еще оставались “Рок, Подвластный Изменениям” и “Никаких Открытий” – если только они все еще находились в пределах досягаемости какихлибо сигналов. Ответа на них не было. Они могли удрать или их сигналы могла перекрывать сама Эксцессия – если они двигались навстречу “Сновидцу”. Могло случиться и худшее: в критический момент они оказались слишком близко, и клубящийся хаос успел проглотить их.

“Сновидец” направил сигнал транспортам “Что Есть Истина?” и “Психологические Игры”, а потом “Серой Зоне” и “Желтухе”, запрашивая, что видят они. Попытка контактировать с ними напрямую была, вероятно, бессмысленной: граница Эксцессии надвигалась так быстро, что могла перекрыть любой ответный сигнал. Однако оставалась слабая надежда, что ответ успеет прийти раньше, обогнав надвигающийся огненный горизонт.

Возможно, распространение Эксцесссии происходило не одинаково во всех направлениях. К тому же оставался второй фронт, военный флот задир. “Сновидец” велел своему флоту лететь прочь. Им все равно оставался только один путь – навстречу эскадре задир. Обратную дорогу преградила Эксцессия. “Сновидец” спасал свои корабли от катаклизма и одновременно себя – от дальнейшего беспокойства, связанного с задирами. Если в ближайшее время эта штука подомнет под себя полгалактики, волноваться будет вовсе не о чем, а если нет – с задирами его ребята вполне справятся.

“Думай: что успела натворить Эксцессия до этого момента? И на что она была способна? Для чего появилась она, чем была вызвана? Почему она играла в такие странные игры?”

ОСТ провел в раздумьях целых две секунды.

(Тем временем на “Желтухе” аватаре Аморфии пришлось прервать Дейэль словами: “Прошу прощения. Неожиданное развитие событий…”)

Затем “Сновидец” сложил свои двигательные поля в совершенно новую конфигурацию и затормозил.

Чтобы совершить аварийный маневр торможения, гигантский корабль аккумулировал всю имеющуюся в наличии энергию, – и всколыхнул энергетическую решетку. Цунами Эксцессии неуклонно росло не только в физическом пространстве, но и в гиперпространственной области, угрожая смешать то и другое, и вызвать выброс энергии, равного которому в галактике не отмечали вот уже полтысячи лет. За мгновение до того, как волна ворвалась в ткань реального пространства, корабль переключился с одного уровня гиперпространства на другой. Если он был прав, это должно было сработать. Если нет – он об этом сейчас узнает.

Все, что можно было сделать, он уже сделал.

Решать, что хорошо и что плохо не было времени. Созерцая живую стену Эксцессии, он неспешно перебрал всю свою жизнь, словно пересыпал горсть камешков из одной руки в другую. Если его и возродят, то, вероятно, уже в другой матрице.

– Ты не боишься смерти? – спросил он себя.

– Нет, – ответил “Сновидец”. – Не боюсь. Я же – Эксцентрик.

Сохранение записи Ума, то есть твердая гарантия бессмертия, не распространялась на корабли его класса. Никто не мог поручиться, что при возрождении в новой психической матрице получится тот же корабль. Индивидуальность – вещь непостижимая, хотя отчасти и предсказуемая. Гарантия серийного бессмертия основывалась на храбрости корабля. У храбрых было больше шансов, что их воспроизведут в будущем. И храбрые знали, что они еще вернутся.

92
{"b":"5467","o":1}