ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вся группа посмотрела на нее.

– Марлен, ты бы объяснила девушке насчет пчелок и цветочков, – сказал Джей Эл, вставая. – А я пойду проведаю Хосе.

– Хосе вернулся? – Дамали попыталась встать, но передумала и взяла чашку с чаем. Медленно и жадно втянула его в себя. Тут до нее дошло, что Большой Майк здесь. – Его отпустили? – Она осеклась на этом вопросе.

– Иначе бы меня здесь не было, – сказал Большой Майк милосердно тихим голосом. – Велели за ним следить, давать ему обильное питье, а если снова станет хуже, привезти обратно. Антибиотики ему дают в таблетках, так что его можно было забрать.

Дамали кивнула и успокоилась; снова поднесла чашку к губам.

– Что сказал Карлос?

Дамали попыталась сосредоточиться на исходной теме. Такое было ощущение, что синапсы у нее работают только вполнакала. Трудно было сосредоточиться на чем бы то ни было, и слишком много вопросов надо обдумать сразу. Группа смотрелась как-то очень напряженно, но нельзя было сказать, в чем именно это выражалось.

– Его брата убили – страшно убили, – шепнула она наконец. – Карлос звонил попрощаться, будто задумал какое-то самоубийственное дело. Надо его перехватить, пока он не начал войну, убив не тех людей, или сам не бросился в одиночку и не стал жертвой вампиров. Я просто не могу понять, в чем тут дело. Почему вампиры навалились на наших людей, на конкурентов – "Кровавую музыку" – и на людей Карлоса? Не вижу смысла. Я этого не замечала, пока они не стали охотиться за его ребятами. Сначала я думала, что они только на артистов нападают. Какая здесь связь? Мы же даже не общались.

– Большой Майк, ты не поможешь Джей Эл привести сюда Хосе? Нужно все обсудить сообща.

Майк кивнул и вышел. Марлен расчистила место на длинном столе и развернула карту. Когда медленно вошел Хосе, Дамали встала и подошла к нему, чтобы обнять, потом подвела за руку туда, где сидела сама, и придвинула ему стул. Он закрыл глаза и положил голову к ней на колени, а она убрала ему волосы со лба.

– Извини, – пробормотал он.

– Не будь психом, – ласково сказала она, целуя его в лоб. – Я бы спустилась в ад и обратно, чтобы тебя вытащить.

– Может, когда-нибудь и придется, – грустно сказал он, сжимая ее руку.

Команда нервно переглянулась; Хосе выглядел так, будто сбросил за сутки двадцать фунтов, и глаза у него запали, окруженные темными тенями. Дамали гладила его по голове.

– У каждого из нас своя история, – начала Марлен, вспоминая что-то далекое. – Для меня все это началось в Новом Орлеане. Я была тогда просто молодой женщиной. Потом оно захватило Южную Каролину, графство Гулла. Потом стало тихо почти на двадцать лет.

– Это было как раз перед моим рождением, – тихо сказала Дамали. Все кивнули.

– Вчера ночью, – произнес Ковбой, понизив голос, – ты гналась за женщиной-вампиром.

Группа снова затихла. Все переглянулись, и взгляды остановились на Дамали.

– Map, извини, что я так с тобой разговаривала, – шепнула Дамали. Потом она посмотрела на Ковбоя. – И ты прости, что я тобой рисковала.

Марлен покачала головой и уставилась в окно.

– Не твоя вина. Только вампир первого или второго поколения может вызвать в истребителе такую жажду крови. Ты инстинктивно потянулась к голове гидры.

– Map, – тихо сказала Дамали, оглядывая группу в попытке понять получше, – я никогда еще такого не делала. – Она посмотрела на Марлен, которая ответила озабоченным взглядом с непривычно нежного лица. – Ни в одной из наших битв такого со мной не было.

– Ты скоро стабилизируешься.

– Стабилизируюсь?

Ковбой встал и начал ходить по комнате.

– Ты можешь что-нибудь ей сделать или дать?

– Ребята, что со мной такое?

Марлен покосилась на Ковбоя и снова вернулась к Дамали.

– Что... – Голос ее пресекся, ей пришлось перевести дыхание. – Что сказала эта вампирша, из-за чего ты так за ней бросилась?

Дамали закрыла глаза и помедлила, стараясь дышать ровно. Но Марлен пока не ответила на ее вопрос.

– Она сказала: "Ты его не получишь". Тут во мне что-то щелкнуло. Она сказала: "Тебе никогда не занять мое место". Что это значит?

– Баба – помощник мастера, – выдохнул Майк. – Как и подозревала Марлен.

– О черт! Приехали, – тяжело выдохнул Джей Эл.

– Господи Иисусе! – Ковбой тяжело плюхнулся на табурет, качая головой. – Уже?

– Да, – спокойно согласилась Марлен. – На нашей территории появился мастер, и истребительница взяла след... а она защищает свою территорию. Дамали не успокоится, пока не свалит его – или наоборот. Агрессивность вампирши – явный знак, что в нашем квадранте есть мастер. Это только подтверждает мои подозрения. До вчерашней ночи я действовала только по интуиции.

– Не поняла.

Дамали медленно отодвинулась от Хосе и обхватила себя руками, внимательно разглядывая свою команду.

Шабазз посмотрел на карту и провел по ней пальцем.

– Выбросы энергии команды стражей привлекают слабейших представителей линии вампиров – потому что вечный голод хочет не только крови, но и Силы. К тому же кровь стража для них как наркотик. Поэтому нас время от времени вынюхивают – это единственное объяснение. Но когда созревает энергия истребителя, она окутывает стаю таким ароматом, который никакая команда стражей не может дать.

Шабазз посмотрел на Дамали, и взгляд его смягчился. Он отвернулся.

– Когда мы тебя нашли, ты была еще птенцом... и не оставляла особого следа.

– Но недолго пришлось ждать, когда пара этих явилась за тобой. Тогда мы поменялись ролями и перешли в наступление – по мудрости Марлен, – тихо сказал Большой Майк. – Имелось в виду вычистить гнездо и истребить линию, пока ты не вошла в возраст и не оказалась вынуждена этим заниматься. – Он тоже отвернулся и заговорил так тихо, что Дамали с трудом его слышала: – Марлен тебе расскажет, почему нам пришлось вычищать это гнездо или хотя бы его сдерживать до тех пор, пока придет твое время. – Он глянул на Марлен. – Так, Map? Ты ей сегодня расскажешь.

– Расскажет – что?

Хосе кивнул на карту, коснулся дрожащими пальцами ее края. Это движение на миг отвлекло Дамали от ее вопроса, а группа замолчала. Никто не перебил Хосе, говорящего слабым срывающимся голосом.

– Народ моего деда, греки, верили, что ночные хищники делят между собой территорию и метят ее, как волки. Шаманы говорят, что, если кого-то из них поймают за охотой не на своей территории, остальные на него нападут. Еще легенды старых времен утверждают, что ночные хищники мигрируют и кочуют – по одному и тому же маршруту в течение сотен лет.

Хосе тяжело задышал и выпрямился, потом оперся на стол. Дамали и остальные ждали продолжения.

– Существует по крайней мере по одной известной вампирской линии на каждом континенте, но они, как все хищники, как-то ограничивают рост своей численности, хотя точно неизвестно, как и почему. В большинстве случаев они сначала перекусывают шею жертвы, а потом пьют, пока кровь еще горяча. Обычно остается просто труп, и никаких проблем. Число вампиров практически не меняется.

Ковбой шумно выдохнул и потер лицо руками.

– Ага, но сейчас у нас свежие выскакивают из ящиков морга в рекордных количествах, и они множатся так, как я раньше не видел. И это все ненормально, сами знаете. Можно сказать, затевается что-то крупное.

– Жокей, – сказала Дамали, помолчав. – Итак, сначала напали на Марлен, и она, как все мы, схватилась с вампиром один на один и осталась жива. Потом что-то нас привело друг к другу, чтобы мы создали команду. Это я поняла. Только все это мне уже рассказывали. Давайте что-нибудь поновее.

– Вмешательство провидения – только оно могло собрать нас вместе, – прошептал Хосе. – Мы были отмечены, благословлены дарами, защищающими от этой линии вампиров, и силы света нас собрали вместе, что другие могут назвать случайным совпадением, но мы теперь знаем, что совпадений не бывает.

– Это верно, – тоже шепотом подтвердил Большой Майк.

31
{"b":"5468","o":1}