ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карлос не мог двинуться. На его глазах Нюит разломал позвоночник на части и бросил главарям, которые, тяжело дыша, расхватали дымящиеся кости. Нюит сурово глянул на пантеру, сунувшуюся было к свежему трупу, и она попятилась с рычанием. Бандиты обсасывали кости, облизывая пальцы. Они столпились около тела, припали к открытой ране. Слышались только хлюпающие звуки. Карлос отвернулся с рвотным спазмом.

Но слышать, не видя, было еще хуже.

– Что это за херня такая? Черт побери...

Голос изменил Карлосу. Он снова повернулся, не в силах оторвать глаз от мерзости. Нет, на фиг. Это психи. Он не участвует. Страх охватил его. Никогда в жизни он не видел подобной гадости!

– Успокойся, – прошептал Нюит. Глаза его смотрели Карлосу в душу, голос искушал.

Мгновение Карлос не мог двинуться. Чтобы убраться, надо завалить большую кошку, а что потом? Эти гады его сожрут!

– Никто тебя пальцем не тронет, друг мой, могу тебя заверить, – проворковал Нюит, сузив глаза в щелочки. – У нас на тебя гораздо более серьезные планы. Планы расширения территории, планы на такие деньги, которые тебе за одну жизнь не потратить, – усмехнулся он. Голос его звучал настойчиво и соблазнительно, так уговаривает мужчина упрямую женщину снять трусы. – Подумай о тех деньгах, что здесь в лесу. Пусть эти люди извращенцы, но они до омерзения богаты и защищены... даже федералы не смеют их трогать. Ты хочешь того же и сам это знаешь. Ездить по миру под непробиваемой защитой... действовать безнаказанно, смеяться над властями. – Нюит шагнул ближе, в экстазе раскинул руки. – Скажи, что ты этого хочешь. Скажи от всей глубины души.

Нейлоновая куртка Карлоса прилипла к телу. Бисерины пота со лба струйками потекли по лицу. Рука, сжимавшая рукоять, дрожала, и пальцы дергались, будто приклеившись к ней и крючку.

Нюит поднял голову, открыл глаза и оглядел Карлоса. В этом взгляде трепетало плотское удовольствие.

– Ты даже слов найти не можешь, чтобы мне сказать... потому что у тебя их нет. Ты ведь желаешь того, что я описал, и ты жаждешь того, что принадлежит мне. N'est pas?

– Но, черт... – Голос снова застрял в глотке у Карлоса.

Боссы вставали, вытирая губы. Карлос смотрел на Нюита, парализованный чудовищностью положения, загипнотизированный соблазном, а этот безумец сам слизнул кровь с руки и вздохнул.

– Ты сумел вырвать у человека позвоночник... как...

– Боевые искусства, – улыбнулся Нюит. – Ты не знаешь, что во многих древних культурах после боя съедали останки противников? Трофеи – победителю. Это древний обычай, он давал тебе ту власть, что была когда-то у той стороны над тобой. Небольшой обряд – участвовать не обязательно, если тебе это не по нраву. Мы, как видишь, не требуем единообразия. – Нюит усмехнулся. – И мы можем научить тебя, как защититься от пули или чего-то более опасного... если ты хочешь перейти на следующий уровень и добраться до самого корня... то есть до самой вершины тех, кто убил твоих родных.

Карлос, обуреваемый сомнением, не отказался, но и не кивнул.

– Я в кровавой каше не копаюсь.

– Но ты же заинтересован? Не торопись. Подумай. У нас впереди вся ночь.

Карлос не ответил. Двое, убившие его родных, действительно погибли страшной смертью. Все эти годы его защищали эти люди, обеспечивая ему безопасность. Рядом с ним стоял миллион долларов и его сто кусков тоже. Эти люди готовы были научить его, как расширить свою власть и стать недосягаемым для закона. Никогда ему не придется видеть, как близкие к нему люди падают жертвами насилия. Никогда не придется ему беспокоиться о детях – им не надо будет переносить того, что вынес он с сестрой и братьями. Он сможет защитить своих людей, создать жизнь им на радость. Впервые в жизни закончится это безумие, и он окажется в безопасном лагере – в лагере безграничной власти.

Нюит смотрел на него, хитровато улыбаясь. Карлос перебирал варианты. Терять нечего, обрести можно все. Гм... кровавые ритуалы мести можно и пережить, а вот преимущества стоит обдумать посерьезнее.

– Если я скажу "да" и начну охоту за ними – чего еще вы от меня захотите? Давайте на берегу договариваться.

– Настоящий бизнесмен, – будто про себя заметил Нюит прохладным тоном, долизывая кровь с руки. – Уважаю. – Он покосился на пантеру. – Она очень помогает охранять наш образ жизни. Она дает понять тем, кто становится у нас на пути... обращает их, чтобы они взглянули на вещи с нашей точки зрения. – Нюит тихо и зловеще засмеялся. – Очень действенно.

– И что, я вот это должен буду держать у себя в доме? – расхохотался Карлос, энергично мотая головой.

Нюит снова рассмеялся коротко и низко.

– Нет. Ухаживать за ней непросто, и она терпеть не может солнце. Кров ей обеспечим мы. От вас потребуется только дрессировать ее и управлять ею.

– Я мало что знаю о дрессировке подобных бестий, – снова засмеялся Карлос, продолжая мотать головой.

– Этому мы вас научим. Смотрите, как она легко ко мне подходит.

– Значит, когда я буду выполнять акцию, то я должен буду заставить ее...

– Подробности, подробности, – тяжело вздохнул Нюит, останавливая его жестом. – Зверь принадлежит вам, но я на какое-то время оставлю его себе. На самом деле, – сказал он как будто небрежно, – я эту кошечку меняю на ту, которой владеете вы. Договорились?

Он улыбнулся.

Карлос помотал головой, поднял кожаный чемодан, стоявший рядом, и сунул его под мышку, не убирая пока пистолета. Он слыхал о подобных людях – богатых настолько, что у них винтики съезжали на каком-нибудь пунктике.

– Назовите любую женщину из моих, которая вам нужна, и я вам ее без проблем доставлю. Деньги и власть – это их влечет как мух на мед. Я ее к вам пришлю, – бросил он через плечо, уходя.

– Постойте! – окликнул его Нюит. – Повторите, что вы сказали.

Карлос резко выдохнул, повернулся. Нюит будто хотел вдохнуть его выдох через всю поляну.

– Я сказал: выбирайте любую, какую хотите, – повторил он нетерпеливо. – Назовите имя, и я ее вам приведу. Сделка: миллион за людей, которые завалили наших, плюс женщина. Я получаю пантеру, но вы держите ее у себя и кормите. И я получаю сумасшедшую защиту без всякой дополнительной фигни. Точка.

Глаза Нюита сузились в щелки. Он охватил себя руками и задрожал, тяжело дыша.

– Подойди. Поставим печать на договоре – и тогда можешь идти.

Карлос знал этот обычай – договор скрепляется рукопожатием или объятием на уровне донов.

– Хрена с два. Сначала заприте чертову пантеру.

Нюит улыбнулся:

– Да, она страшит – даже своего хозяина иногда. Но она чертовски хороша – даже в постели.

– Вот этого мне знать не надо, – буркнул Карлос, передернувшись с омерзением. – Просто заприте эту тварь, и тогда пожмем руки.

Он поставил чемоданы, но автомат оставил при себе. С этими парнями лучше не шутить.

Шагнул вперед он только тогда, когда пантера прыгнула в лимузин и один из охранников запер за ней дверцы.

Люди Нюита долизали кровь с рук, потом отерли их шелковыми платками, вытерли рты. Мысль пожимать им руки была отвратительной, но слева от Карлоса стоял миллион баксов и еще сто штук справа.

Не обращая внимания на то, что Карлос остался при оружии, итальянец первым вышел вперед, но вместо того, чтобы принять протянутую руку Карлоса, схватил его за голову и притянул к себе в мощном объятии, потом расцеловал в обе щеки. Карлос вытер нос тыльной стороной ладони – ноздри заполнила вонь крови, серы и смерти.

– Grazie, – буркнул старый итальянец, глядя холодными глазами и угрожающе улыбаясь.

Карлос, повинуясь инстинкту, вытерпел объятия и поцелуи всех остальных. Но больше всего его встревожила их физическая сила. Каждый из этих был существенно старше его, но справлялись они с ним как с младенцем – а он молодой мужчина в расцвете сил!

Когда к нему шагнул Нюит, Карлос подобрался. Этот главный мог дать ему поцелуй смерти – или поцелуй охраны. Все будет зависеть от того, как он выпустит его из объятий.

40
{"b":"5468","o":1}