ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну да, – удовлетворенно подтвердил Карлос. – Четвертый уровень. Начиная отсюда, материя снова старается принять старую форму, чтобы вернуться в верхний мир. Что наверху, то и внизу. Но наверху этот процесс выглядит более симпатично. Теперь вы знаете, откуда берутся дети.

Он фыркнул, Шабазз и Большой Майк криво улыбнулись в ответ, Райдер тоже.

– Одно маленькое "но", – очень спокойно произнесла Марлен. – Когда этот процесс направлен снизу вверх, он извращается. Мы получаем существо полностью сформировавшееся, беспредельно порочное, которое уже пережило конец собственной жизни – вместо невинного ребенка, который еще только начинает формироваться, расти... прекрасного воплощения начала жизни.

На миг в комнате воцарилось молчание. Карлос с любопытством наблюдал за Хранителями. Он помнил, какую потерю пережила Марлен, вспомнил и собственные потери... Он мог поклясться: стоило Марлен заговорить, как Дамали вся сжалась, словно ожидая удара. Ему даже показалось, что она хотела коснуться его лица, но в последний миг отдернула руку. Но возможно, это было просто эхо его горечи: рассказывая о жителях ночи, он описывал самого себя. И все лишь для того, чтобы заставить команду Дамали поверить в эту чушь! А может быть, дело было в том, что посреди комнаты стояла мать одного из таких созданий – и вспоминала, какой была ее дочь до обращения. Две ясновидящих, и ни одна не может разглядеть его суть... Однако он сам мог читать их мысли... и при этом открывались такие истины, что он предпочел бы на время лишиться своих способностей. Он буквально оседал под грузом их эмоций. Но черт возьми! Дамали пыталась дотянуться до него, чтобы ослабить эту боль!

– А что на седьмом уровне? – пролепетал Дэн.

– Полная противоположность тому, что находится на седьмом небе, – тихо ответила Дамали. – И мы не будем про это говорить, тем более здесь.

– О'кей, – Райдер глубоко вздохнул. – Славно. Банда Нюита может пользоваться высокоскоростными подземками демонов, необходимость возить гробы по земле отпадает. И как нам искать этих паразитов?

Карлос заложил руки за спину и начал расхаживать взад и вперед, чтобы не позволить Дамали, даже на секунду, снова к себе прикоснуться.

– В Новом Орлеане у него есть точка с дверью.

Райдер мотнул головой.

– Были. Видели. Раздолбали. Возвращаться не хотим.

– Эта штука не любит свет, – добавил Майк. – Свет разрушает иллюзию.

– Мысленная проекция, – объяснил Карлос. Он заметил, что все взгляды снова устремились на него. – Этот храмовник говорил, что если зажечь какую-нибудь лампу или просто сделать так, чтобы туда попал свет – ну, или сделать еще что-нибудь такое, – иллюзия исчезнет. Точно так же работает истина. Она делает тебя свободным. Церковники любят красиво выражаться. По-моему, это такая же бессмыслица, как и все остальное, что он говорил.

Он снова почувствовал, что Хранители успокаиваются, один за другим. Попал в точку. Черт!

– В Беверли Хиллз у Нюита есть особняк, купленный через подставных лиц. По крайней мере, мне так кажется. Еще ему принадлежит почти весь небоскреб, где находятся офисы "Кровавой музыки". Можете поспорить, что в каждой из пяти концертных точек находится портал – точно не проиграете. Я не очень люблю делать ставки, но если бы поверил россказням этого монаха-меченосца, поставил бы на это все свои деньги.

– Ясно, – Дамали подошла к Карлосу и снова положила руку ему на плечо, – У нас совсем туго со временем, а так можно было бы выбить разрешение выступить на какой-нибудь из этих площадок. Это самый лучший способ туда попасть. Засветить портал, произнести перед ним слово Истины – если только сделать это серьезно... Мы смогли бы открыть хотя бы одну из этих дырок, найти гроб и проткнуть эту сволочь колом. Мы уже договорились выступать в твоем клубе, и переигрывать поздно. Так что на этот раз про большую площадку придется забыть. Но мы знаем, где они устраивают самые крупные шоу, и можно будет как-нибудь туда выбраться.

– Можно, конечно, гоняться сломя голову за каждым вампиром второго поколения, – произнесла Марлен. – Потом за "тройками", "четверками" и так далее. А можно всех, кто завязан на Нюита, накрыть молитвой о спасении душ. Когда мы обезглавим эту тварь, остальные исчезнут сами, – ее голос стал жестким. – Я должна сделать это ради Рейвен.

Карлос не ответил. Они не поняли. Чтобы спасти эти души, надо помянуть в молитве каждую, каждую назвать по имени. Не говоря уже о территориальной передислокации, которую непременно придется проводить, если они хотят "распылить" всех вампиров линии, начиная со второго поколения. А если в дело вмешается сам мастер, низшие уровни вообще никуда не денутся – разве что мастер захочет создать что-нибудь основательное. Слишком много разных деталей, чтобы обсуждать их с людьми, которые и так еле держатся на ногах. Да и подставляться лишний раз тоже не стоит... Поэтому он просто кивнул. Может быть, позже он попробует объяснить это Дамали.

– Это как взрыв бомбы, – заявил Большой Майк, складывая руки на груди. – Разрушить империю изнутри. Один удар колом – и каюк всей линии... Ты был не прав, Карлос. И я тоже. Ты сообщил нам очень важные сведения.

– Я рад, – спокойно отозвался Карлос.

Его задело то, как здоровяк описывал эту карательную операцию – непонятно, почему. Ведь ясно, что это просто сказки... разве что все "стадо" на этой территории было обращено, но такое просто невозможно. Но от второго прикосновения Дамали его хладнокровие серьезно пошатнулось. Самообладание рушилось. Десять минут, отведенные ему, почти истекли. Марлен уже смотрит на него как-то странно... и Дамали подошла совсем близко, протянула руки, чтобы обнять его – черт, как некстати. Пора делать ноги.

– Послушайте, ребята, я рассказал все, что знаю сам. Наверно, вы держите меня за сумасшедшего. Но, насколько я понимаю, мое дело было передать вам послание, и все. Сейчас мне надо решить кое-какие проблемы на улице. Выключите свет, и я ухожу.

Слова вытекали потоком бессвязного бормотания, в них уже не было смысла. Температура подскочила, и еще этот ультрафиолетовый заслон... Откуда-то из глубины сознания доносился зов Дамали. Давай, детка, выключай свет...

Она протянула руки, обняла его и закрыла глаза, когда ее голова нашла центр его груди – то самое место, где покоилась прошлой ночью. Он почувствовал, как ее сердце плачет от страха и желания. Точно капли падали с глухим звуком, наполняя эхом пустоту, где должно было находиться его собственное сердце. Она наполняла его жизнью одним усилием воли, ее объятья становились крепче, а мысль пыталась заставить его понять.

Роскошная, восхитительная теплота вливалась в его тело и наполняла все вокруг сиянием. Неужели она не понимает, что пытается использовать свое тело, как живой щит, чтобы укрыть его от внешней опасности... и что самая большая опасность для него – в том, что она прижимается к нему так близко? Но она продолжала держать его в объятьях, ее глаза выпивали из него решимость. Она убивала его – просто стоя вот так, перед своими друзьями, которые никогда ничего не понимали, что происходит между ними... Прекрасное видение – они правильно называли ее. Но как она в него верит... а он не может обещать, что не явит ей именно то, что она ненавидит всем сердцем.

– Я очень хочу, чтобы ты просто остался здесь и стал на нашу сторону.

– Не могу. Детка... Послушай...

– Там, снаружи, все с ума посходили. У меня в голове постоянно возникает картинка – я вижу, как ты гибнешь. Пожалуйста, не уходи... не надо возвращаться в это безумие. К тебе же приходил тамплиер из Ковенанта – значит, еще не все потеряно.

Она закрыла глаза, чуть подняла подбородок, дыхание стало напряженным. Она покачивала головой, словно без слов упрашивая: не уходи, не надо. Карлос запрокинул голову. Он изо всех сил боролся с нестерпимым желанием последовать ее примеру – закрыть глаза и забыться. Ее ребята могут с полным правом прикончить его – прямо здесь и сейчас. Ну и плевать. Потому что здесь и сейчас он вдыхает аромат ее волос, и никакие силы планеты не в состоянии унять дрожь, которая пробегает по позвоночнику от ее прикосновений. Он согласен принять от них серебряную пулю или что там еще у них припасено – как удар милосердия.

36
{"b":"5469","o":1}