ЛитМир - Электронная Библиотека

Он обернулся и снова взглянул на Хуаниту. Мамины причитания смешались с жалобными завываниями бабушки.

– Мама!

Слова застряли в горле. Его охватило беспредельное отчаяние. Он был готов покуситься на своих любимых домочадцев, на людей своего круга. Он хищник. И он воистину проклят.

О да, сфера заблуждений действительно знает свое дело. Только этой ночью не он заказывает ей музыку.

– Мама, – повторил Карлос, вновь взяв себя в руки. Он смотрел на нее, похожую на плакучее дерево; тем временем Хуанита прошмыгнула обратно в дом и присоединилась к остальным женщинам. – Мне очень, очень жаль... прости меня. Я никогда не причиню вам зла, но держи дом закрытым. Не выходи этой ночью из дома и не выпускай Ниту. Сделай это для меня... это последнее, о чем я тебя прошу...

Он хотел напоследок запечатлеть ее в памяти.

– Я люблю тебя, мам.

Его друг положил ему на плечо руку.

– Черт подери, приятель. Все это очень, очень паршиво и неприятно.

– Выбирай выражения.

И Карлос зашагал прочь.

* * *

Бесшумно ступая по бетонному полу, Карлос осматривал заброшенный подземный гараж. В душе занозой сидело чувство вины, и это мучило его не меньше, чем жажда крови. Он чуть не перекусал своих домашних. Он все-таки мастер, а значит, надо научиться контролировать свои желания и эмоции. Больше никогда, твердил он как мантру. Больше никогда. Он научится дисциплине, терпению, мастерству. Он не будет животным.

Но ему нужна пища. Такова реальность. Существует ряд практических аспектов, которые приходится иметь в виду. Полусогнувшись от боли, он сделал глубокий вдох и пошел дальше. При мысли вернуться к Рейвен, чтобы насытиться, его выворачивало. Он пал так низко, что может придушить и сожрать эту тварь, которая может превращаться в пантеру, которая питается человеческими внутренностями. Нет, ему нужно тело. А что может быть лучше, чем залечь прямо здесь, на территории подземной стоянки, прямо в административном здании, принадлежащем его врагу, в ожидании кого-нибудь из миньонов Нюита? По крайней мере, он сможет утолить голод тем, на кого ему глубоко плевать.

Да. В этом есть смысл. Он сможет завалить кого-нибудь из этих гребаных кровососов – несомненно, сможет. Выпьет его досуха или утолит свой голод тем, что тот не успел сожрать – как показывала ему Рейвен. Он не допустит, чтобы у него на руках была невинная кровь... по крайней мере, сейчас. Он не станет торчком, он не будет зависеть ни от наркоты, ни от крови. А потом найдет Нюита.

Терзаемый нестерпимым голодом, Карлос ускорил шаг. Он задыхался, жадно ловил ртом воздух, пытаясь справиться с собой. Возможно, он убьет этого засранца Нюита – прямо этой ночью. А потом попытается найти заплутавшего торчка, или бродягу, или еще кого-нибудь из отбросов общества... но никогда не тронет никого из своей семьи. Приступ раскаяния наполнил его глаза слезами, взгляд затуманился. Однако Карлос продолжал прочесывать стоянку, надеясь найти следы кого-нибудь из вампиров послабее, подчиненных Нюиту.

Ему еще многое предстоит узнать о силе, которую он обрел. А вот в чем он больше не сомневался, так это в существовании Ада.

Проходя мимо будки охранника, Карлос остановился. Его привлек запах свернувшейся крови. Стекло было выбито, Карлос заглянул внутрь и потянул носом, вдыхая трупную вонь. Рейвен. О да, конечно. Она всегда там, где Нюит обделывает свои делишки.

Карлос проник в кабинку и наклонился, чтобы высосать остатки крови из дряблой грузной туши. Этот тип был грязным и вонял даже при жизни. Но Карлос упорно и самозабвенно вытягивал жирную, густую жидкость из тела, которое уже было использовано до него, а потом выброшено. Он презирал себя за то, что делает. Теперь он превратился в падальщика, подъедает отбросы за какой-то самкой-вампиршей... Его самолюбие бунтовало. Неужели у него не осталось собственного достоинства? Карлос поднял голову и посмотрел на след своего укуса. Почувствуйте разницу! Две крошечных точки – а после Рейвен остается кровавое месиво. Он ощутил что-то вроде извращенного самодовольства. Совет Вампиров знает свое дело.

В конце концов, эти жалкие объедки немного притупили чувство голода. Но желание найти новую жертву стало еще сильнее. Карлос снова припал к шее мертвеца, надеясь высосать хотя бы каплю крови. Ну точно как торчок с ампулой... Он заставил себя поднять голову, вытер губы рукавом и с отвращением сплюнул. Нет, так точно жить нельзя.

Звук торопливых шагов заставил его посмотреть на монитор. Заодно Карлос успел заметить, что не отражается ни в одном из зеркал, расположенных в крошечной будке. Славно. Но при виде молодого человека, который с перекошенным от страха лицом пересекал стоянку, Карлос замер. Он разглядывал картинку на экране маленького монитора, пытаясь вспомнить, где он видел это лицо и слышал эти шаги. Его собственный клуб, подсказала память. Ну конечно. Тот самый юный подлиза, который все уламывал его ребят разрешить Дамали выступить в его клубе, не удосужившись получить ее согласие.

И тут его осенило. Этот парнишка может вывести его на Дамали. Ее надо предупредить. Карлос едва успел подумать о том, где хочет оказаться. Легкий ветерок поднял его тело, словно оно состояло из воздуха. И Карлос с удивлением обнаружил, что висит в виде беззвучно колышущегося облачка за спиной у молодого человека. Супер! В следующий миг Карлос ощутил запах серы и насторожился.

Между двумя припаркованными машинами появилась Рейвен – шипение, пена на губах, клыки наружу. Дешевка. Никакого представления о стиле. Блондинчик, оказавшийся в роли потенциальной жертвы, заверещал от страха и плюхнулся на пол, когда вампирша в два прыжка пересекла разделяющее их пространство. Карлос поспешно заставил себя обрести плоть. Отшвырнув парня, он встал между ним и Рейвен. Вампирша отскочила футов на десять с намерением начать схватку за добычу... и тут выражение ее лица резко изменилось. Она узнала Карлоса.

– Он мой, – настырно заявил Карлос. – А вот ты только что поела.

– Но ты вытянул из меня все соки, любовь моя. Я собиралась принести его тебе – чтобы ты смог продолжить с того места, где мы с тобой остановились, и довести дело до конца. Ты оставил меня в подвешенном состоянии...

Она ленивой рысцой направилась к нему, эротично виляя задом, и задумчиво склонила голову набок.

– Ты же знаешь, что хочешь этого, – соблазнительно промурлыкала Рейвен. – Он свеженький. Охранник был тоже ничего, если не считать двух бутылок пива – и спагетти, которые он умял за обедом. Хочешь немного... или, может быть, чего-нибудь еще?

Карлос на миг зажмурился, чтобы справиться с приступом голода, который пробудили рассуждения Рейвен и запах недавнего убийства, исходивший от ее губ.

– Возвращайся в свое логово. Этот не для тебя.

– Что с тобой? Он помечен – или...

– Не спорь со мной, сука! Тебе было сказано: оставь его в покое!

А ведь в какой-то момент он был почти готов принять ее предложение. Он ненавидел себя за это. Его охватила ярость, он боролся с двумя желаниями, которые она в нем пробуждала.

Рыча, Рейвен попятилась, бросила взгляд на перепуганного молодого человека, который скорчился на полу, и исчезла в темноте.

– Зашибись, парень, ну и дела! – затараторила невинная жертва, поднимаясь на ноги. Еще секунду назад этот паренек сидел, закрывая голову руками, а теперь... – Что это было, блин? Слушай, мужик, если бы ты не подоспел... Ты видел эту дрянь? Я не под кайфом, клянусь Богом! Я на самом деле это видел, и ты тоже видел – это не человек! Я знал, что за мной кто-то увязался, я чувствовал это, но будь я проклят! Вампир, блин! Такого просто быть не может, разве что в кино. Боже праведный! Наверно, у меня крыша поехала!

Каждый раз, когда паренек по простоте душевной поминал имя Божье, голову Карлоса прошивала острая боль, внутренности скручивало, а грудь как будто пронзали колом. Это было невыносимо. Пошатнувшись, он попятился и оперся на капот какой-то машины, чтобы не упасть. Какая мощь... Даже в Его имени... Однако Карлос отметил, что с каждым разом ментальная петля, наброшенная на него соглядатаями Совета Вампиров, становится слабее.

5
{"b":"5469","o":1}