ЛитМир - Электронная Библиотека

Лианна Бэнкс

Цветочный переполох

ИЗ ДНЕВНИКА МИВ ЭЛЛИОТТ

Канун Нового года.

В полночь, в присутствии всего семейного клана Эллиоттов мой муж объявил о своей приближающейся отставке. И я, единственная женщина, к мнению которой он прислушивался в самых сложных ситуациях, не смогла вовремя остановить его. Он бросил вызов своим детям и внукам, призвав их к жесткой борьбе за председательство в Совете директоров издательского холдинга «Эллиотт».

Патрик много лет создавал свою империю. И вся родня помогала ему в этом. А теперь он хочет всех стравить? Это ужасно. Я не хочу войны между близкими людьми. Мои сыновья и дочери, мои внуки — все должны быть счастливы. Зачем им погружаться ради карьеры в распри?

Да. Империя Эллиоттов — это не только богатство, но соответственно и власть. Однако главным приоритетом в нашей родне всегда была любовь. Крепкая, дружная семья — важнее остального. Кто может знать это лучше меня?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Я хочу сделать объявление, — сообщил Патрик Эллиотт собравшимся на празднование Нового года родственникам. Он внимательно посмотрел на присутствующих.

— Должно быть, для нас приготовлен какой-то сюрприз, — усмехнулся Гэннон, подмигнув своему брату Лайему.

Оба с любопытством разглядывали взволнованного дедушку, который несколько дней назад прибыл в их родовое поместье в Гэмптоне.

В просторных комнатах особняка, построенного в конце прошлого века, ярко горели новогодние гирлянды. Здесь было очень красиво и уютно. Райское место, если бы не одно обстоятельство. Над домом, казалось, висело некое проклятье. По мере того как увеличивались власть и богатство Патрика Эллиотта и его наследников, кто-нибудь из родни обязательно уходил в мир иной. Но здесь не было никакого криминала. Просто страшные гримасы. К счастью, в последние годы судьба-злодейка ослабила свою мертвую хватку. Будто сжалилась над процветающим семейством…

Патрику Эллиотту, иммигранту из Ирландии, недавно стукнуло семьдесят семь, но он, как и в молодости, обладал острым умом и отличной памятью. А созданный им упорным трудом огромный издательский холдинг был знаменит практически на весь мир. В журналах Патрика печаталось многое — от серьезных политических новостей до гламурных статей о жизни звезд шоу-бизнеса и высокой моды.

— Дедушка, только не загружай нас сегодня проблемами, — крикнула его внучка Бриджит. — Ты забыл, Новый год на носу.

Патрик шутливо погрозил ей пальцем:

— Спасибо, что напомнила, дорогая.

Бриджит усмехнулась и высоко подняла свой бокал с вином. Гэннон, покачав головой, глотнул виски. Вот дерзкая девчонка, подумал он, всегда пытается зацепить деда.

Тем временем Патрик взглянул на Мив, свою надежную и верную супругу. Они прожили вместе более пятидесяти лет. Чудо, а не женщина. Маленькая и хрупкая, но как-то ухитрялась постоянно усмирять своего непредсказуемого мужа. Патрика Эллиотта достаточно часто сравнивали со львом, с которым лучше не вступать в схватку, если таковая грядет. Но отважная Мив не боялась ничего. Она была прирожденной «дрессировщицей». В любой момент могла успокоить своего Пата. И как она обожала его! Боготворила. Гэннону, например, даже было порой неловко перехватывать их нежные взгляды, излучающие страстную любовь и невероятную привязанность друг к другу. Молодой мужчина начинал волноваться. А вдруг в его жизни такого никогда не случится? Будет обидно. Но время покажет…

Итак, что же происходило в доме Эллиоттов?

Патрик в очередной раз оглядел всех приглашенных на семейный совет родных и неожиданно выдал:

— Я решил уйти в отставку.

Гэннон чуть не опрокинул стакан. Ведь парень был уверен в одном: старик настолько привязан к своей корпорации, что никогда добровольно не расстанется с ней. Будет хвататься за сердце, предчувствуя последние минуты своей жизни, но обязательно заключит какую-нибудь выгодную сделку. Не отступится.

Он решил уйти в отставку? Невероятно. Все в шоке. Все будто оцепенели.

— Боже…

— О господи…

Может быть, дедулька заболел? Патрик успокаивающе поднял руку.

— Читаю ваши мысли. Но с головой у меня порядок. Просто пришло время уходить. Закон жизни. Однако я должен назвать преемника. Правда, сделать выбор очень трудно. Вы все работаете прекрасно. Так вот что я решил: мой пост займет самый лучший из вас. По-моему, справедливо. Друзья мои, за дело. Соревнование началось. Кто станет чемпионом? Посмотрим.

— Черт возьми, — прошептала Бриджит, — какое еще соревнование?

— Ты что-нибудь понимаешь? — спросил Гэннон своего брата «Лайема, который вкалывал на концерн больше всех и считался любимцем Патрика.

Лайем покачал головой. Он был так же, как и остальные, потрясен неожиданным развитием событий.

— Дедушка чудит, — только и смог произнести Лайем.

Но зачем лезть на рожон? Лучше пока помалкивать. Ведь четырьмя солидными журналами владели сыновья Патрика и его дочь. А отец Гэннона Майкл был главным редактором журнала «Пульс», издания, знаменитого острой подачей самых горячих и серьезных новостей. Может, оно и выйдет в лидеры?

— Уточняю, — продолжил Патрик, — моим преемником станет главный редактор наиболее успешного журнала. Редактор издания, которое принесет холдингу самую большую прибыль.

Полная тишина. Ступор после бомбежки.

Прошло несколько секунд. Гэннон опомнился первым. Криво усмехнулся, увидев выражение лиц дядей и кузенов. Его же отца будто ударили чем-то тяжелым. Отрешенность полная. Но разве он не уверен в своих силах? Странно.

Бриджит с отвращением фыркнула.

— Это безумие. Я работаю в «Харизме». Мой папа — в другом журнале. Я что, должна выступать против отца, лишь бы покорить неприступную вершину полного успеха? Увольте.

Лайем пожал плечами.

— В общем, начнется, можно сказать, гражданская война. Брат на брата, дочь на отца, брат на сестру…

— Еще не хватало поссориться Шейну и Файноле, — возмутилась — Бриджит, вспомнив о своих замечательных дяде и тете. — Нет, кто-то должен немедленно вразумить деда.

Файнола подошла к Бриджит и покачала головой, взглянув на своего отца.

— Мой будет бороться до последнего. Не передумает. Чертовски упрям.

— Странная ситуация, — заключила Брид.

— Ничего, справимся, — тихо произнесла Файнола, — а я рада, что ты в моей команде, — улыбнулась она Бриджит.

Отец Файнолы, никогда не уклоняющийся от схваток на поле бизнеса, сразу же пошел в атаку.

— Пусть победит самый лучший! — с пафосом воскликнул он. — Хотя и ставки ой как высоки. Но хватит болтать. Нужно действовать. — Мужчина гордо вскинул голову. — Журнал «Пульс» станет самым лучшим в издательском холдинге «Эллиотт». Гарантирую.

Да. Страсти накалялись. Родня приготовилась к бою. Ничего удивительного. Сначала повозмущались, а потом взыграла кровь. Ведь любили преодолевать различные трудности и препятствия, добиваться успехов. Каждый, находящийся сейчас в особняке Эллиоттов, был честолюбив и целеустремлен. Сражаться и побеждать — главный девиз семейства. Иначе в бизнесе делать нечего.

Гэннон наконец в душе признал, что его проницательный дед как всегда оказался прав. Бросил вызов азартным людям. Интересный расклад. Но кто же станет преемником Патрика? Кто?

Молодому человеку очень хотелось видеть на посту президента компании своего отца. И он устремился к нему, но парня остановил дядя Дэниел.

— Не нервничай ты так. У тебя слишком серьезное лицо. Ты сейчас похож на человека, выполняющего важную миссию.

— Так оно и есть, — мрачно заметил Гэннон, от волнения сжав плечо дяди. — Спешу поддержать отца. Дедушкины сюрпризы могут сразить наповал кого угодно.

Дэниел усмехнулся.

— Ну ладно. Давай, действуй.

1
{"b":"5471","o":1}