ЛитМир - Электронная Библиотека

Все уже заметили, что появился Арчибальд. Гости оживленно подталкивали друг друга локтями, сообщая эту новость. Это и понятно – он ведь считается знаменитостью, акулой бизнеса. Так что дело вовсе не в ней.

Арчибальд уселся в другом конце зала и посматривал на нее; насмешливая улыбка играла на его губах. Деби отвернулась и высоко вскинула голову, всем своим видом выражая твердость и решительность. Она не позволит этому человеку вторгаться в их с Ронни жизнь, чего бы ей это ни стоило.

Аукцион начался. Деби не следила за ним. Воспоминания унесли ее в ту холодную зимнюю ночь, когда она впервые встретилась с Арчибальдом...

Огромная машина, остановившаяся на перекрестке, отливала серебром в свете уличных фонарей. Было не трудно догадаться, что человек, сидящий за рулем такого автомобиля, преуспевает, богат – одним словом, счастливчик. Дрожа от холода, потерянная, отчаявшаяся, Деби подняла усталые глаза и еще раз взглянула на автомобиль. Затаенная зависть шевельнулась в ней. Как бы ей хотелось сейчас оказаться там, внутри салона, и раствориться в его тепле и роскоши!

На светофоре вспыхнул зеленый свет. Машина тронулась и, проехав немного вперед, свернула к жилому кварталу на противоположной стороне улицы. Деби не отрывала от нее взгляда. Машина остановилась перед въездом во двор, и из нее вышел человек. Он очень спешил – почти бегом пересек двор и направился к входной двери. В спешке он даже не запер машину.

С трудом волоча ноги, увлекаемая какой-то неведомой могучей силой, Деби перешла дорогу и направилась к тому месту, где остался стоять автомобиль. Мысленно она была уже там, в тепле. Ледяной ветер пронизывал ее насквозь, она задыхалась, и слезы отчаяния маленькими льдинками застывали на щеках.

Дотащившись до противоположной стороны улицы, она прислонилась к металлической ограде, окружавшей блок жилых домов. Тот человек все еще не выходил из дома, а дверь автомобиля действительно была приоткрыта. Оглядевшись по сторонам, Деби убедилась, что ее никто не видит. В такое время – около часа ночи – улица была совершенно безлюдной.

Девушка недолго колебалась в нерешительности – леденящий порыв ветра пронзил ее насквозь и погнал к автомобилю. Застывшие пальцы нащупали защелку задней дверцы. Она проскользнула внутрь и захлопнула за собой дверцу. Пронизывающий холод исчез, и вздох облегчения вырвался у нее из груди.

Похоже, машина была совершенно новой – Деби ощутила запах дорогого кожаного покрытия и новых шерстяных чехлов. Сиденье было глубоким и мягким. Она нащупала в темноте какую-то мягкую ткань. Это оказался плед, большой, толстый и удивительно пушистый. С чувством полнейшего блаженства Деби улеглась, свернувшись калачиком, и с головой накрылась пледом.

Тепло медленно разливалось по всему ее телу. Она уже не помнила, когда в последний раз ей было так уютно. Ее мысли стали расплываться, и она заснула.

Спустя двадцать минут Арчибальд Гроус вышел к машине. Он сменил вечерний костюм, в котором его застал телефонный звонок, на джинсы и свитер – одежду, более удобную для долгой поездки. Он поставил чемодан в багажник, а пальто из верблюжьей шерсти бросил на заднее сиденье.

Звонила соседка отца, и тревога, звучавшая в ее голосе, заставила его спешно покинуть ночной клуб, где он проводил время после вечера в опере. Она сообщила, что отец болел гриппом, но не хотел, чтобы сына беспокоили по этому поводу. А теперь у него осложнение – воспаление легких, ему становится все хуже, лекарства не помогают. Она ухаживала за ним, но теперь вся ее семья заболела гриппом, поэтому у нее совершенно нет времени заботиться о своем старом соседе. Старик же наотрез отказывается ложиться в больницу. А следовало бы, подумал Арчибальд. Однако он узнавал своего отца, упрямство было его характерной чертой.

Лицо молодого мужчины просветлело, когда он вспомнил об отце. Они виделись редко. У обоих был независимый характер: сын пошел в отца. Но их объединяло глубокое чувство привязанности. Мать Арчибальда умерла много лет назад, однако отец больше не женился. Его не интересовали ни любовные отношения, ни дружеские. Он легко обходился без компании, без друзей, такая жизнь его вполне устраивала. И вот теперь болезнь свалила его с ног.

Проехав кольцевую автостраду, окружавшую Траубридж, Арчибальд на большой скорости направился на север.

Упавшее на Деби пальто заставило ее проснуться. Она не сразу сообразила, где находится. Но, как только машина тронулась с места, все вспомнила. От мысли, что ее заметили, она оцепенела, но тут же решила, что водитель не видел ее, в противном случае он сразу же вышвырнул бы ее из автомобиля. В затуманенном сознании девушки мелькнула мысль, что ей следовало бы дать знать о себе человеку, сидящему за рулем, иначе один Бог знает, чем все это может кончиться. Но в машине было так тепло, а под тяжелым пальто, укрывшим ее поверх пледа, стало еще уютнее. Мысли закружились у нее в голове, и Деби снова впала в глубокий сон.

Огромный автомобиль стремительно мчался по автостраде, поглощая милю за милей. Его двигатель тихо урчал, как хорошо накормленный кот. Из радиоприемника лились звуки классической музыки. Программу время от времени прерывали сообщения о состоянии движения на дорогах. По мере продвижения на север диктор все чаще сообщал о понижении температуры и снежных заносах.

Спустя два часа после выезда из Траубриджа Арчибальд заехал на станцию обслуживания, чтобы заполнить баки, а затем заглянул в кафе, где купил фляжку горячего кофе и пару сандвичей.

Деби все еще спала. Она проснулась только тогда, когда Арчибальд вновь остановился, чтобы сделать несколько глотков горячего напитка. Сквозь пальто и плед аромат кофе достиг ее ноздрей, и Деби вдруг почувствовала острый голод. Очень осторожно она выглянула из-под своего укрытия. Запах кофе стал еще сильнее. В горле у нее пересохло. Ради крошечной чашечки этого божественного напитка, даже ради одного глотка она готова была умереть. Арчибальд развернул сандвичи, и салон наполнился запахом ветчины. Деби прикусила руку, чтобы заглушить чувство голода, вызывающее острую боль в желудке.

Она с облегчением вздохнула, когда машина вновь отправилась в путь и в воздухе остался витать лишь запах кожаных сидений. Крупные хлопья снега проносились за окном автомобиля. Поежившись, девушка натянула на себя плед до самых глаз. Мысль о водителе вновь обеспокоила ее. Она с опаской посмотрела на него. Его голова была почти полностью закрыта подголовником переднего сиденья. Все, что Деби видела, это широкие плечи и темный затылок, выделявшийся на фоне светового табло. Единственное, в чем Деби была уверена, так это в том, что мужчина молол. Но что он за человек? Хороший или плохой? И какова будет его реакция, когда он обнаружит ее в машине? Как он поступит с ней, когда доедет до места?

Однако вдруг она поняла, что все это ее мало заботит. Вряд ли ее дела могут сложиться хуже, чем уже сложились. А в таком случае о чем ей беспокоиться? В конце концов, сейчас ей тепло и уютно, и она благодарна судьбе за это. Все же остальное пусть летит к дьяволу! И она опять погрузилась в сон, в то время как машина продолжала двигаться на север, но теперь уже значительно медленнее из-за сильного снегопада.

Было уже около семи часов утра. Небо посветлело, но Арчибальд все еще не выключал фары: снегопад усилился и дворники еле успевали счищать хлопья снега с ветрового стекла. Основная магистраль осталась позади, теперь приходилось ехать по узким дорогам. Ветер намел здесь сугробы, снег был такой обильный и глубокий, что Арчибальду приходилось концентрировать все свое внимание, чтобы держать машину на ходу.

Подъехав к перекрестку, он сбросил скорость, чтобы рассмотреть дорожный указатель, но тот был так залеплен снегом, что его было невозможно прочитать. Значит, надо выходить из машины, чтобы расчистить этот проклятый указатель.

Арчибальд вышел и тут же почувствовал обжигающий холод. Он потянулся, разминая онемевшие мышцы спины, открыл заднюю дверцу и нагнулся за своим пальто. Плед, сбившийся под пальто, вдруг зашевелился! Арчибальд застыл в изумлении, затем схватил край пледа и отбросил его. Какой-то мальчишка, уютно свернувшись калачиком, спал на заднем сиденье.

2
{"b":"5472","o":1}