ЛитМир - Электронная Библиотека

Конрад недовольно хмыкнул:

– Любовница мне не нужна. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. Я хочу, чтобы ты стала частью моей жизни.

– В таком случае, ты должен дать мне время разобраться в моих чувствах!

В глазах Конрада промелькнул луч надежды.

– Что ты имеешь в виду?

– 3а себя ты все решил. Теперь стоит подождать моего решения. Пока я не знаю, каким оно будет.

– Мария…

Конрад шагнул к ней, но она покачала головой:

– Спокойной ночи, милый. Уезжай. Я должна подумать.

Он помедлил, потом наклонился к ней. Поцелуй был долгим и нежным. Потом сказал решительно:

– Ну хорошо. Уезжаю. Но я люблю тебя, Мария, и не сдамся, пока ты не скажешь «да».

С этого дня миссис Леннон узнала, что значит быть дамой сердца такого галантного кавалера, как мистер Баго. Старомодное ухаживание – только так можно охарактеризовать бесчисленные букеты, подарки, телефонные звонки и письма. Дня не проходило, чтобы Конрад тем или иным способом не напомнил о себе и о том, что не сдается. Он вновь прилетел в Англию.

Твердое решение Марии не пускать его в постель поразило его. Она напомнила:

– Ты сам сказал, что любовница тебе не нужна.

– Я не отказался от своих слов, но ведь это не значит, что нельзя…

– Вот и не жалуйся.

Конрад был в недоумении.

– Такое чувство, что меня за что-то наказывают. И как долго ты намерена продолжать эту пытку?

Мария улыбнулась, ее зеленые глаза озорно сверкнули. Женщине и в голову не приходило, до чего она хороша в эту минуту. У Конрада перехватило дыхание.

– Не проявляй нетерпения. Ты же говорил когда-то, что любовь – дело двоих.

– Только не притворяйся, что ты не хочешь нашего брака, – проговорил Конрад. – Я точно знаю, что хочешь.

Опустив руки ему на плечи и глядя ему прямо в глаза, Мария ответила:

– Конечно, хочу. Безумно хочу. Но нужно подождать.

У него не было выбора. Оставалось лишь принять ее условия, хотя временами оба с ума сходили в разлуке. Но было особенно тяжело, когда они вновь встретились в Испании, на славном острове Мальорка. Мария прилетела туда со своими помощниками. Первый прием проходил в отеле, где и остановились сотрудники миссис Леннон. Однако владелице фирмы была приготовлена комната в доме, известном под названием «Вилла Баго». Это был очень красивый белый дом, окруженный английским парком, в двух милях от города.

В тот же день прилетел Конрад. Он тоже остановился на семейной вилле.

Прилетел из Америки и Джек Блейкмор. Когда Мария и Конрад встретились, вокруг было полно народу, так что они лишь обменялись любезными приветствиями. Дело казалось невпроворот, а в доме – множество гостей, поэтому у любовников не было возможности побыть наедине. Белинда не знала ничего о приезде ее американца. Видимо, Конрад пригласил его втайне от сестры. Из-за этого та была сама не своя. К тому же миссис Леннон чужие амурные дела не интересовали – в своих бы разобраться.

Первый день прошел в суматохе. На следующий был запланирован большой прием. Для этого на лужайке перед особняком соорудили павильон под тентом. Мария оставила дома все свои скромные наряды и вышла в облегающем платье из ярко-зеленого с золотом бархата.

Она прошла в павильон заранее: нужно было убедиться, что все готово к приему.

Конрад появился вместе со всеми членами семейства Баго. Увидев Марию, он немедленно подошел к ней, у всех на виду взял ее руки и поочередно поднес к губам. Она вспыхнула, но не смогла оторвать глаз от его тоскующего влюбленного взгляда.

– Какая ты красивая. Знаешь, чего мне хочется сейчас больше всего на свете? Подвести тебя к моему деду и объявить, что мы помолвлены. Этот день стал бы счастливейшим днем моей жизни. Как чудесно было бы объявить о помолвке сегодня!

Она тихо рассмеялась.

– Не знаю, как это расценить: как шантаж или моральное принуждение. Но в любом случае это нечестно.

– Я просто мечтаю, – вздохнул печально Конрад. – Пожалуйста, береги себя от меня. Я готов тебя похитить и держать в заложницах, пока ты не скажешь «да».

Белинда и Джек Блейкмор рано ушли с приема, поэтому не видели, как Конрад трижды приглашал Марию танцевать.

– Люди могут заметить, – предупредила та.

– И пусть. Я не собираюсь скрывать от людей свои чувства.

Она обеспокоено взглянула на него. – Мы могли бы завтра поговорить?

– Конечно. – Конрад нахмурился. В глазах появилась тревога. Его беспредельная самоуверенность дала трещину, он казался боксером, открытым для удара.

Весь следующий день она была страшно занята: следила за уборкой павильона, проверяла счета поставщиков. Только к вечеру смогла освободиться.

Конрад не искал ее. Возможно, хотел отсрочить или избежать разговора. Она отправилась на поиски и обнаружила молодого хозяина в старой часовенке в саду.

– Какая прелестная молельня! – воскликнула Мария, рассматривая белый алтарь и расписной потолок.

– Когда-то здесь было красиво, – задумчиво проговорил Конрад. – А теперь крыша течет и лепнина постепенно осыпается.

– Значит, часовня больше не используется?

– Нет. Для семейных торжеств здесь слишком мало места. Свадьбу или похороны здесь не устроишь. Правда, жена Невилла говорила, что хочет крестить здесь своего ребенка. Будет непросто привести здесь все в порядок?

– Но для Дома Баго, наверное, это по силам?

– Наверное, – согласился он, внимательно наблюдая за своей собеседницей. Но стоит ли – ради одних только крестин?

– Я совершенно уверена, что у Невилла будут еще дети, – твердо сказала Мария. – Думаю, ты должен распорядиться насчет ремонта.

– Хорошо, так и сделаю.

Она удивленно взглянула на него – вот уж не ожидала такого быстрого согласия. Вглядевшись в его глаза, женщина вдруг поняла: она может требовать от него чего угодно – и получит, а взамен должна отдать себя. Эта мысль выбила почву у нее из-под ног. Мария круто повернулась и вышла из часовни. Конрад последовал чуть позади.

В молчании они шли по одной из вымощенных камнем дорожек. Вдоль них тянулись ряды благоухающих цветов и ровно подстриженные живые изгороди. Аллея вывела их к древнему покореженному дереву, под которым стояла каменная скамья. Мария повернулась к Конраду. Он стоял, глубоко засунув руки в карманы. На лице его было написано напряженное ожидание.

Женщина села и начала разговор.

– Я просила дать мне время все обдумать. Должна признаться, ни о чем другом думать я просто не могла. И безумно скучала по тебе. Но…

Надежда, вспыхнувшая в его глазах, погасла.

– Не хочу тебя обманывать. Мой муж вел себя по отношению ко мне безобразно. Когда он погиб, я поклялась, что никогда больше не выйду замуж, не позволю никому помыкать и издеваться надо мной. Я имею в виду не только физическое насилие, но и моральное тоже. Нет-нет, я понимаю, что ты совсем другой человек. Что с тобой мне это не угрожает.

Марии помолчала, сорвала с клумбы цветок и стала перекатывать стебелек между пальцев. Потом продолжила:

– 3апоследвие годы я научилась ценить свою свободу, свою независимость. Я горжусь, что смогла начать и успешно вести свое дело. Конечно, по сравнению с твоей компанией, моя фирма – песчинка в море, но для меня она очень много значит. 3наю, ты захочешь, чтобы я оставила работу. Совсем бросить дело – не смогу, но можно найти партнера, заместителя, организовать все так, что работа не будет отнимать все мое время.

Конрад хотел что-то сказать, но Мария закрыла ему ладошкой рот.

– Прошу тебя, выслушай сначала до конца.

Конрад чмокнул ее ладонь.

– Что ты хотела сказать?

– Я хотела поговорить о доверии. Я доверяла мужу, но он предал меня. Из-за этого пошатнулась моя вера в любовь, доверие к мужчинам. Я знаю, что сейчас ты любишь меня, и другие женщины тебя не интересуют. Но должна тебе сказать: если мы поженимся, и ты не оправдаешь моего доверия, не смогу простить никогда.

– Девочка моя хорошая. Да я люблю тебя, люблю всем сердцем. Что еще я могу сказать, чтобы ты поверила…

24
{"b":"5474","o":1}