ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что тут такого, – пожал плечами Майлз. – Я уверен, что ему было достаточно взглянуть на тебя, чтобы убедиться в том, что ты настоящая Патриция Шандо. Но, вероятно, он захочет взять у тебя отпечатки пальцев. Это простая формальность.

– Вы... вернетесь?

– А ты хочешь этого?

– Дело не в том, хочу я этого или нет, – раздраженно передернула плечами Патриция. – Вы – единственная живая душа, которую я знаю в Лондоне. Я хочу пойти куда-нибудь вечером, поесть, развлечься, в конце концов.

– Договорились. Я заеду за тобой в половине восьмого. – Он улыбнулся. – Ты даже успеешь сделать покупки.

– Но у меня нет ни пени.

– Скажи Ридману, он все устроит.

– Даже не будучи уверен в том, что я и есть та самая Патриция Шандо? – с сарказмом спросила она. Но Майлз только повторил: – Он обо всем позаботится.

Беседа с поверенным заняла больше часа. Как и предупреждал Майлз, у того не было ни малейших сомнений относительно личности Патриции, тем более что он знал ее еще ребенком. Он попросил показать шрам на плече и рассмеялся при виде божьей коровки.

– Вы всегда его стеснялись, – припомнил он. – Вплоть до того, что долго не хотели надевать открытое вечернее платье. Но я никак не ожидал, что вы пойдете на подобные ухищрения, чтобы скрыть эту особую примету.

– Это не настоящая татуировка – призналась она. – Что-то вроде переводной картинки. Когда она стирается, я приклеиваю новую. – Патриция озорно стрельнула глазами. – Но обещайте, что вы меня не выдадите.

Ридман достал чернильную подушечку, пояснив:

– После вашего исчезновения мы подняли на ноги полицию, и они сняли в доме отпечатки пальцев. Если теперь они совпадут с вашими, то дело будет закрыто. – Он помедлил, ободряюще глядя на нее из-под кустистых бровей. – Какое, однако, невероятное облегчение для Майлза! Особенно если учесть, что вы ничего не помните. Увидев, что Патриция удивленно подняла глаза, он пояснил: – Когда вы пропали, не сказав никому ни слова, мы все очень боялись, что вы стали жертвой похищения, и были готовы к худшему. Все просто места себе не находили от беспокойства, особенно Майлз и ваша бабушка. Но затем была обнаружена ваша машина и...

– Майлз с ума сходил от беспокойства? – перебила Патриция. – Откуда вам это известно?

Нотариус бросил на нее изумленный взгляд.

– Вы же собирались пожениться. Разве он не сказал вам об этом? – Получив в ответ кивок, он продолжал: – Что странного в том, что жених волнуется о своей пропавшей невесте? Ридман помолчал. – Но Майлз не тот человек, чтобы распространяться о своих чувствах даже в узком кругу. – В его голосе послышались мрачные нотки. – Но нетрудно было догадаться, какой ад творился в его душе.

– Вы упомянули о моей брошенной машине, – поспешно вставила Патриция, прерывая его.

– Да, на стоянке в аэропорту. Там было чем поживиться, но ничего не пропало, и это исключало версию ограбления. Полиция пришла к выводу, что решение об отъезде принято вами сознательно, и это, как я полагаю, еще сильнее огорчило Майлза. – Ридман перешел к финансовым вопросам, выдав ей кредитную карточку и солидную сумму наличными. – Этого должно хватить на первое время, – сказал он. – Я встречусь с вами через несколько дней, и мы решим вопрос окончательно.

– После проверки отпечатков? – улыбнулась Патриция.

– Это не более чем формальность.

Он уже закрывал свой портфель, когда ее вдруг осенило:

– Скажите, пожалуйста, мои счета заморожены? – Майлз убедил вашу бабушку не делать этого. – Зачем ей это было нужно?

Поколебавшись, Ридман неохотно ответил: – Она рассчитывала, что деньги рано или поздно заставят вас вернуться к родному очагу.

– Понятно, – бесстрастно прокомментировала девушка. – Со счетов снимались какие-нибудь деньги?

– Только в день, когда вас хватились. Не очень большая сумма. Но этим все и ограничилось.

Проводив поверенного, Патриция отправилась за покупками. Давненько она не позволяла себе так расслабиться! Париж – город дорогой, а на жалованье официантки по магазинам не слишком-то набегаешься, даже если учесть щедрые чаевые, заработанные ее неотразимой улыбкой. Она привыкла экономно расходовать деньги, и сейчас безотчетно следовала своим принципам, чередуя недорогие лавки, пестрящие красочными нарядами, с шикарными магазинами ультрамодной одежды.

В отделе женского белья одного крупного универмага незнакомая юная продавщица воскликнула:

– Как, мисс Шандо!? Но я думала, что вас... – Девушка осеклась и, чтобы скрыть смущение, с преувеличенной радостью защебетала: – Как чудесно видеть вас снова!

Расплатившись за покупки и направляясь к выходу, Патриция почувствовала за спиной любопытные взгляды, а ее ушей достиг возбужденный шепот. Интересно, с горечью подумала «жертва похищения», сколько времени понадобится борзописцам из отделов сплетен, чтобы затаскать мое имя в своих грязных газетенках?

Она гордо вскинула голову, решив быть выше всего этого.

Вернувшись в квартиру, Патриция принялась распаковывать только что приобретенные наряды. Новое белье превосходно, но что надеть вечером?

Вскоре она остановила свой выбор на черном платье с таким глубоким декольте, что при любом резком движении открывалась ее пышная грудь во всей своей красе.

Накинув новый купальный халат, девушка уже начала наполнять ванную, как зазвонил телефон. Закрутив краны, она машинально погасила за собой и свет.

– Они признали тебя наследницей? – это было первое, что спросил Жан-Луи.

– Пока что взяли отпечатки пальцев, – проворковала она. – А как твоя американка?

– Она похожа на всех остальных богатых вдов, – живо ответил жених. – Хочет выглядеть на портрете на двадцать лет моложе.

Жан-Луи рассказал о том, как собирается писать портрет. Патриция слушала с живым интересом, хотя Франция и возлюбленный уже начинали казаться ей нереальными, словно подернутыми дымкой.

Пока они болтали, за окнами стало заметно темнее. Все еще мысленно продолжая телефонный разговор с Жаном-Луи, девушка побрела обратно в спальню и отворила дверь в темную ванную комнату. Она предусмотрительно закрыла жалюзи на маленьком окошке, выходящем в сад, и задернула его занавеской. Но на поверхности воды вдруг мелькнул крошечный блик света. Пока Патриция изучала это непонятное оптическое явление, пятнышко света исчезло, чтобы через пару секунд появиться вновь.

Она подняла глаза вверх. Поскольку ванная располагалась на первом этаже и была, по-видимому, переделана из будуара, ее потолок также украшал лепной орнамент из завитков и розочек. Лучик света, отражавшийся от поверхности воды, явно тянулся оттуда.

Патриция осторожно прикрыла дверь, вернулась в гостиную и набрала номер телефона, который дал ей на всякий случай Майлз. Услышав его голос, она коротко бросила в трубку:

– Вы мне нужны. Срочно! – Его попытки узнать, в чем дело, были решительно пресечены. – Повторяю, приезжайте. Как можно скорее.

В ожидании Кейна она успела натянуть джинсы и свитер и заняла наблюдательную позицию у окна. Завидев подъезжающий автомобиль, девушка сорвалась с места и босиком устремилась к парадному входу. Отомкнув дверь прежде, чем Майлз успел позвонить, она поднесла палец ко рту, схватила его за руку и увлекла за собой в полутемный коридор.

– Ради Бога, что случилось?..

– Тсс! – яростно прошипела она. – Ждите здесь.

Заскочив в квартиру, она вновь зажгла свет в ванной и пустила воду. Майлз терпеливо ждал. Выбрав ключ из полученной от него накануне связки, девушка стала тихонько подниматься по лестнице на верхний этаж.

– Что это все значит, черт побери? – шепотом спросил Майлз.

– Сейчас увидите. За мной, ну же! – бросила через плечо Патриция.

Наверху оказался коридор, очень похожий на ее собственный. Из-за ближайшей двери доносились громкие звуки телевизора. Патриция прокралась мимо, увлекая за собой Майлза. В конце коридора она на мгновение задержалась, собираясь с духом, затем беззвучно повернула ручку двери и толчком распахнула ее.

10
{"b":"5475","o":1}