A
A
1
2
3
...
78
79
80
...
99

– Что ты лепечешь? – буркнул Йомар, но вытащил меч из ножен и встал в стойку. Дамион поднял хрустальный клинок над головой и махнул им вниз. Раздался звон, сноп синих искр – и Йомар, выругавшись, отскочил назад. Зимбурийское оружие оказалось аккуратно обломанным у рукояти, прорезано насквозь, как брусок мягкого дерева.

– Вот, видишь? – Дамион достал свой собственный зимбурийский меч и бросил Йомару рукоятью вперед. – Алмаз. Говорят, что это лезвие в руках паладина играло огнем.

– Валдуровы зубы! Поверить не могу, – просипел Йомар, не в силах оторвать глаз от рассеченной стали.

Дамион поднял свой факел левой рукой и пошел по пещере. Его взгляд привлекло что-то – небольшое, светлое и поблескивающее в тусклом свете. Глаза у него полезли на лоб.

– Йо! – выдохнул он, роняя хрустальный меч на каменный пол. – Вот он!

– Кто он?

– Камень, – ответил Дамион, направляясь к какому-то предмету. – Футляр, коробочка, в которой он был. Та, которую я видел в грезе…

– Что? Где?

Дамион не ответил: в своем стремлении он уже направился в сторону основной массы сокровищ. Когда он подошел поближе, свет факела отразился от огромной кучи красного золота, а на дальнем конце ее лежал вроде как опал размером с кулак. Свет факела разбудил в нем игру огней. А еще чуть дальше виднелись два острия слоновьих бивней – или рогов носорога, торчащих из кучи. Но Дамион даже не отвлекся на все это – он не сводил глаз с футляра.

Несомненно, это он и есть. Антропофаги, значит, пропустили его, обшаривая сокровищницу. Алебастровый ковчежец, содержащий Камень – он все еще здесь, хоть столько времени прошло.

Так велико было радостное волнение, что сперва он не обратил внимание ни на гулкий бухающий звук в этом конце пещеры, ни на странный запах, сладковатый и едкий, как курящееся благовоние. Он шагнул еще раз – и остановился как вкопанный.

Куча красного золота шевельнулась.

Это не было игрой неверного света. У него на глазах по куче еще раз пробежала медленная дрожь, чуть звякнули сдвинутые монеты и камни. Часть кучи, где лежали опал и два слоновьих бивня, зашевелилась, чуть приподнялась и снова с гулким вздохом и тяжелым гулом улеглась на место.

Перед Дамионом была двурогая голова и распростертое тело дракона, спящего на груде сокровищ.

Дамион застыл в оцепенении. Он теперь видел этот глаз, прикрытый тонким рубиновым веком, видел чешуйчатый красно-золотой бок, который ритмично поднимался и опадал. Тихое завывание ветра – это было дыхание чудовища. Дамион оглянулся на Йомара. Мохарец тоже смотрел на страшного зверя, которого осветил факел товарища. Губы Йомара безмолвно произнесли: «БЕЖИМ!»

Дамион застыл в нерешительности. Йомар прав, надо бежать, пока не проснулась эта громада. Но как же Камень?

Алебастровая коробочка лежала в нескольких шагах, окруженная телом дракона. Камень Звезд. Ради него он рисковал жизнью, более того – убивал сам. Как же он может уйти и бросить его здесь?

Дамион неуверенно шагнул вперед – и остановился. Футляр был совсем рядом с драконом, ближе к голове, чем к хвосту. Он лежал на расстоянии вытянутой руки от самых челюстей зверя и так же близко к вытянутой лапе. Но дракон спал. Может быть, получится тихо украсть ее, схватить коробочку и утащить, не разбудив чудовище. А если оно проснется… нет, об этом думать нельзя. То, что надо сделать, надо сделать сейчас.

Дамион медленно двинулся вперед. Про себя он смутно отметил, что сердце почему-то бьется в горле, а не в груди.

Иомар за спиной стоял недвижно и, не веря своим глазам, смотрел, как приближается Дамион к дракону. Мохарец открыл рот, но ничего не сказал, сообразив, что от этого дракон может проснуться. Положив руку на рукоять зимбурийского меча, он осторожно вытащил его из ножен и придвинулся ближе к дракону.

Дамион едва осознавал присутствие Йомара. Хвост дракона, толщиной с молодое дерево, лежал прямо перед ним. Дамион перешагнул его, в круг страха, и остановился. «А если он нас учует?» От одной этой мысли прошиб пот. Вряд ли Йомар сумеет убить дракона: пластинки чешуи выглядели как броня, и если ударить, он, скорее всего, просто очнется, и это решит судьбу и Йомара, и Дамиона. Молодой священник на миг застыл, потом снова двинулся вперед. В шести шагах от него шевельнулся во сне коготь, царапнув пол со звуком стали по камню. Дамион отключил мысль и зрение от дракона, сосредоточившись только на белой коробочке, измеряя расстояние, которое нужно еще пройти.

«Можно прыгнуть туда и обратно за две секунды! Давай!» – велел он себе.

Йомара сзади не было слышно. Неужто мохарец сдался и отступил? Хотелось на это надеяться – ради женщин хоть один из них должен уцелеть. Не смея обернуться, Дамион шел вперед. Еще два шага, и Камень у него в руках. Он сунет его в сумку на боку и бегом, бегом…

Тело дракона окружало его кольцом, и он не смог удержаться, чтобы не взглянуть. Размером со слона, только не такое широкое и куда как длиннее. Огромная голова с длинными челюстями и чешуей, как у пресмыкающегося, но длинные рога, как у быка, и два остроконечных уха. За головой шейное кольцо вроде оборок, дальше воротник, как мех, цвета ржавчины, и куст шерсти на подбородке, как козлиная борода. Крылья, как у нетопыря, только другого цвета и размера: огромные паруса полупрозрачной алой пленки, натянутые на тонкие кости скелета. Сейчас они были наполовину сложены и лежали кожистыми складками на спине зверя. Толстая броня налезающих друг на друга чешуи покрывала тело дракона, красно-золотистая на боках и темно-красная на спине, а чешуя на спине – как кованая золотая броня. Ряд пластин в виде ножей выстроился гребнем вдоль озвоночника от начала шеи до конца хвоста, развернутого мно-голистным веером как у геральдической рыбы.

Пресмыкающееся, млекопитающее, птица, рыба – странная смесь всех этих свойств, но почему-то он напомнил Дамионv гигантское насекомое. Огромные крылья переливались металлической радугой, как у бабочки или как надкрылья жука, пара длинных усов из носа качались из стороны в сторону, как антенны муравья. Круглая опалесцирующая чешуя на лбу, которую Дамион принял сперва за камень, будто глядела на него как третий глаз. Огромный, причудливый, совершенно непонятный зверь лежал перед ним, опасный даже во сне. Дамион глядел на него со смешанным чувством ужаса и восхищения.

Футляр! Он прямо под ногами. Едва осмеливаясь дышать, Дамион наклонился и подобрал его, ощущая кожей лица теплое дыхание дракона. Очень хотелось открыть коробочку и взглянуть на Камень, но желание убраться подальше от дракона было сильнее. Он начал свое долгое отступление, все еще не отрывая глаз от дракона, двигаясь на ощупь…

Глаз дракона открылся.

Дамион застыл.

Целую вечность он глядел в этот огромный шар. Зрачок был чернее обсидиана, чернее мрака сердца горы, и окружен тонким золотым кольцом. Он зиял, как отверстие в бездонные глубины. Странно закружилась голова, ноги приросли к полу.

– Дамион!

Крик пришел откуда-то сзади, голос Йомара. Дамион стряхнул с себя оцепенение и бросился назад, будто от края пропасти. Сунув футляр в дорожный кошель, он повернулся бежать. Йомар оказался рядом с поднятым мечом.

Медленным, почти ленивым движением дракон поднял голову и с кожаным шорохом расправил крылья. Их чудовищный размах наполнил пещеру, кровля заиграла переливами алого шелка. Дракон сложил крылья и пополз вперед. Туша его блестела тускло-красным в свете факелов, и чудовищная тень на стенах повторяла ее движения.

Йомар завопил, но дракон не обратил на него внимания – его интересовал только Дамион и футляр. Медленно-медленно он продвигался вперед ленивыми движениями кота, знающего, что добыча никуда не денется. Эта неторопливость была хуже любого резкого нападения – хотя Дамион знал, что и это может случиться в любой момент – страшно и быстро, как молния. Он отступал, дракон надвигался, и страшную тишину нарушало лишь рокочущее дыхание чудовища.

Дамион отбросил факел и кинулся за алмазным мечом. Перекатился, сомкнул пальцы на рукояти и успел его поднять, когда дракон прыгнул. Челюсти раскрылись. Горячее дыхание коснулось лица Дамиона, и пахло оно не гнилостной вонью из пасти хищника, а сухо-сладким, пьянящим ароматом, от которого закружилась голова и поплыло перед глазами. Дамион споткнулся, и дракон выбросил вперед лапу. Она не ударила Дамиона, но меч выбило из его руки, и он зазвенел по полу. Дамион отшатнулся назад, дико озираясь.

79
{"b":"5479","o":1}