ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мандрагор выпрямился во весь рост, распростер руки, длинный плащ с подкладкой из красного шелка поднялся на ветру подобно крыльям. Из ниоткуда возник туман, заливая траву; неестественный туман, который не уступал ветру, но вскипал плотной белой колонной. В этой темноте высокая фигура чародея будто стала больше прямо на глазах. И за ним действительно распростерлись крылья, красные с черным, полупрозрачные и костистые, как у нетопыря… И лицо его изменилось: огромные расширенные глаза стали еще больше, из спутанной гривы волос вырвались наверх два рога. Руки с острыми когтями тянулись к людям.

Будто в кошмаре возникала в тумане новая сущность – огненного цвета, в броне чешуи, с крыльями, затмевающими небо, с двурогой головой, где горели черным огнем глаза. Мандрагор не гломерию наводил на людей, чтобы сбить их с толку – это все было на самом деле. Земля затряслась под его шагами. Дамион смотрел на чудовище, оцепенелый. Этот был вроде больше того, что видел Дамион в пещере в горах. Мрачные злобные глаза, черные с золотом, пылали светящимися дисками. Глаза Мандрагора. Но на этот раз не было времени думать над страшным превращением – царь драконов напал на людей.

За спиной вскрикнула Эйлия, и этот звук хлыстом бросил Дамиона в действие. Он поднял меч, вспомнив, как испугался его дракон в темноте пещеры. Царь драконов остановился посреди движения, горящие глаза сощурились, со злобной пристальностью глядя на меч.

Потом дракон взметнулся на дыбы, ревя от ярости, потому что Йомар, оправившись от первого потрясения, напал на него сбоку. Повернувшись к нему, дракон махнул лапой, и мохарец кубарем отлетел прочь.

Дамион тут же бросился вперед, следуя примеру Йомара, и нанес удар в левый бок.

Но царь драконов был не просто животным, чтобы так легко перехитрили его противники. Рыча в гневе, он поднялся в воздух, ударяя сверху клыками, хвостом и когтями. Его ярость все так же наполняла ночь шумом, и так же он преграждал путь вХалмирион.

Во двор высыпали встревоженные люди, очевидно, на шум битвы, и остановились как вкопанные, увидев дракона. В центре их была Л орелин, и она с криком протолкалась сквозь толпу, подхватив левой рукой длинные юбки. В правой руке у нее было что-то, сиявшее при свете ламп блеском стекла.

Эйлия в ужасе застыла как вкопанная. Она видела лежащего на земле Йомара, видела, как отмахивается мечом Дамион от щелкающих челюстей. Она заставила себя вглядеться в хлопающее крыльями чудовище: это был дракон, но это был и Мандрагор. Двое были одно, и это всегда так было. В голове прозвучал голос Аны: Небесные драконы могли менять по желанию свой облик, превращаться в кого хотят – в птицу, в зверя, в человека.

Она глядела, охваченная страхом, как Дамион нацелил удар в коготь, летящий на него, но не заметил заходящего одновременно сзади хвоста.

– Дамион, осторожно! – закричала Эйлия.

Средняя часть хвоста, толщиной с талию девушки, ударила Дамиона в спину и свалила на колени. Алмазный меч вылетел из его руки.

– Нет! – крикнула Лорелин и бросилась вперед с Камнем Звезд в руке.

Дракон опустился на землю и обернулся к ней. Воздух, и без того тяжелый перед грозой, уже затрещал электричеством, когда эти двое стали сходиться. Напряжение зашипело между ними, как молния.

Лорелин побледнела, но она встала между драконом и двумя упавшими воинами, сжимая в руке Камень. Она держала его угрожающим и охранительным жестом, но его хрустальные глубины не горели уже, как раньше, звездным светом. Это был всего лишь прозрачный самоцвет, холодный и безжизненный. Дракон шагнул к ней, ничуть не устрашенный, вытягивая вперед чешуйчатую шею.

Лорелин с криком отбросила Камень и нырнула вбок за алмазным мечом Дамиона, сверкавшим на траве. Схватив украшенную рукоять двумя руками, она подняла клинок навстречу дракону. Оружие запылало синим огнем, и дракон с ревом расправил крылья.

«Нет, – подумала Эйлия. – Это неправильно. Трина Лиа должна встретить дракона Камнем Звезд. Иначе ей не победить…»

Лорелин, воодушевившись, взмахнула мечом, метя в вытянутую морду чудовища, но он убрал голову и прыгнул в воздух. Золотые волосы Лорелин развевал ветер от его крыльев.

– Лори, не так! Камень! Твое оружие – Камень!

Эйлия отчаянно огляделась. Толпа на крыльце все еще сгрудилась в страхе. Дамион на земле пошевелился, оглушенный, попытался встать. Йомар тоже ворочался, пытаясь подняться, тряся головой и оглядываясь в поисках меча.

Камень Звезд – единственное оружие, нужное Лорелин, то, которым она рождена владеть. Собрав всю свою смелость, Эйлия побежала к брошенному самоцвету. Он снова начинал разгораться, бледным светом, как луна, полуприкрытая тонкими тучками. Эйлия упала на колени и сомкнула руку вокруг кристалла. Сразу же он разгорелся сильнее, ярче – ослепительно. Она отвернула глаза.

Царь драконов снова понесся к земле, и огромная голова метнулась вперед, как у нападающей змеи. Лорелин стояла твердо, готовясь встречать выпад, но это был всего лишь финт, и когда она послала клинок ему навстречу, дракон ушел в сторону. Лорелин не смогла в своем длинном платье удержать равновесие – она споткнулась при попытке развернуться к врагу лицом. Эйлия не успела вскрикнуть, как левая лапа ударила девушку, меч выпал на траву, а она сама упала, покатилась, перевернулась раз, другой – и застыла.

– Лори, Камень! – взвизгнула Эйлия. – Возьми, возьми его! Но подруга лежала недвижимо. Эйлия побежала к ней, размахивая пылающей драгоценностью.

– Эйлия, назад! – крикнул в ужасе Дамион, когда дракон повернулся к ней.

Лорелин все еще лежала недвижно – без сознания или мертва? Эйлия потрясла ее за плечо, потом повернулась к этому ужасу клыков, чешуи, когтей – в пяти шагах от себя. Камень в руке разгорелся белым, лучи пробивались сквозь пальцы, окрашивая их красным, сияние било в глаза дракону, заставляя эти зрачки сужаться в щелки, в глубокие трещины, откуда смотрело мрачное зло. Но он боялся – она видела, что боится! Не Камня, но света, исходящего из него.

Изо всех сил, со всей мощью отчаянного страха она бросилась вперед и сунула самоцвет в чешуйчатую морду.

Чудовище с ревом отпрянуло. Она пошла на него, шаг за шагом, вытянув руку ладонью вверх, чтобы свет от Камня бил без препятствия, держа его как щит между драконом и Лорелин. И снова отступил дракон. Дамион и Йомар воспользовались этой минутной передышкой, чтобы поднять свои мечи и снова встать на ноги, напав на дракона справа и слева. Клинок Дамиона нашел щель между двумя брюшными пластинами и вонзился глубоко в тело, а лезвие Йомара разорвало машущее крыло. Хлынула кровь, темнее алых чешуй, и дракон с ревом отскочил. У Дамиона вырвало из рук меч.

С мечом в боку огромная тварь взмыла в воздух, но лететь дракон не мог: распоротое крыло свернулось, как зарифленный парус, и дракону пришлось спланировать, исчезнуть в густой растительности, покрывающей склон холма. Треск поваленных деревьев отмечал его спуск.

– За ним! – хрипло крикнул Йомар и бросился вниз по склону, держа меч в замахе. Дамион, поколебавшись, устремился за ним. Свет Камня так далеко не доставал, и склон был покрыт переплетенной тенью. Они рвались сквозь колючие кусты, отбрасывая с дороги ветки, летели вперед по широкой борозде растоптанной зелени.

Но на полпути вниз кровавый след вдруг оборвался: здесь лежал меч Дамиона, покрытый запекшейся кровью. Вокруг него клубился дымом туман, уносясь и рассеиваясь прямо на глазах. Дамион наклонился поднять оружие, потом выпрямился и уставился на Йомара, а тот так же безмолвно – на него. Дальше уже не было борозд от гигантских когтей, не было вообще никакого следа. Дракон просто исчез.

В небе расходились и таяли тучи, снова появлялись звезды.

Медленно и устало Дамион с Йомаром поднялись обратно к дворцу.

Лорелин, застонав, села, держась рукой за голову. Эйлия стояла как статуя, бледная и недвижная, и Камень Звезд горел в ее руке. Вокруг нее собралась толпа. Здесь же были Ана и король Тирон, но они не пытались к ней подойти. Дамион приблизился к девушке, тронул ее за плечо: она вздрогнула и оглянулась.

95
{"b":"5479","o":1}