ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жаклин БЭРД

ДЕВУШКА С ЗЕЛЕНЫМИ ГЛАЗАМИ

Глава ПЕРВАЯ

– Нет, нет и нет. Nein, nada, нет. Ты понял меня, Майк, или мне нарисовать для тебя плакать с надписью: НЕТ?

– Бет, дорогая, не будь такой упрямой. – Майк улыбнулся, и в его блестящих голубых глазах заплясали веселые искорки. – Ты же знаешь, что хорошо проведешь время. Ты всегда отлично проводишь время со мной.

Бет пристально посмотрела на сводного брата, тщетно пытаясь изобразить крайнее возмущение, но вместо этого на ее губах невольно заиграла улыбка. С этим человеком невозможно разговаривать серьезно. Вроде сидит перед тобой красивый, элегантный мужчина, а потом как что-нибудь придумает, так сразу превращается в мальчишку-шалопая. Что ж, одет он действительно безукоризненно (одни ботинки чего стоят!) и на первый взгляд производит впечатление человека немногословного и даже несколько угрюмого. В этом весь Майк: с виду кажется одним, а на деле оказывается совершенно другим.

– Я безумно тебя люблю, Майк, но в этом легкомысленном наряде я буду выглядеть девушкой известной профессии. И я не позволю тебе затащить меня в таком виде на прием. Даже ради винодельческой компании Брайсов, которая отмечает свой столетний юбилей и по совместительству – день рождения своего шефа, я не соглашусь. Как бы ты ни старался уговорить меня, ответ будет: нет.

– Но, Бет, я поспорил со своим боссом, директором по маркетингу, на двести фунтов. Он сказал, что у меня не хватит смелости появиться на банкете у шефа с девушкой одетой столь экстравагантно. Естественно, я сказал, что сделаю это. Не могу же я проиграть! – Майк взглянул на нее и притворно-тяжело вздохнул. – Ну, разумеется, если ты одолжишь мне двести фунтов…

– Ни за что! Одалживать деньги тебе – значит выбросить их в корзину для мусора. Сам заключил пари, сам и выкручивайся. Кстати, а почему бы тебе не попросить о таком одолжении одну из своих многочисленных подружек? – В этом-то и загвоздка. Последние шесть месяцев я встречаюсь с одной девушкой… – Майк запнулся, и Бет даже показалось, что он слегка покраснел. – В общем, у меня серьёзные намерения, – продолжил он. – И я… Элизабет – потрясающая девушка. Она красавица, умница и даже богата. Я обязательно женюсь на ней. Когда-нибудь. Но, к сожалению, когда я попытался намекнуть ей на то, что нам неплохо было бы подумать о будущем, она заявила, что сначала мне нужно повзрослеть и стать более ответственным. Я не могу рисковать. Поэтому я и обратился к тебе. Любящие сестры часто выручают братьев, – закончил он в своей шутливой манере. Майк влюбился… Это уже из области фантастики.

– Ты и вправду хочешь жениться на этой девушке? – все еще не веря своим ушам, спросила Бет.

– Больше всего на свете.

Несомненно, он был искренен. Эти его горящие глаза, смущение в голосе… Майк решил жениться…

– Я не хочу обращаться к своим прежним подружкам. Если Элизабет подумает, что я встречаюсь с кем-то еще, у меня не будет никаких шансов. Знаешь, она очень упрямая и решительная. А ты моя сводная сестра. Если до Элизабет дойдут слухи о моей выходке, она, конечно, повозмущается немного, но будет знать, что я ей верен. Я получу двести фунтов, мы повеселимся, и моя репутация преданного возлюбленного не пострадает.

Бет не удержалась от улыбки. Как это характерно для Майка: он говорит о том, что хочет стать серьезным, а сам ввязывается в какую-то глупую затею с маскарадом, да еще и ее подбивает поучаствовать в этом. Бет вспомнила тот день, когда впервые увидела своего сводного брата… Он и тогда был мастер на всяческие веселые проделки. Бет сразу подружилась с ним и полюбила его.

Тогда они с матерью жили в крохотном коттедже в Комптоне, неподалеку от Девона.

Отец Бет умер совсем молодым от лейкемии, и она его не помнила, знала только, что он был художником. Ее мать считала себя актрисой, хотя на самом деле была всего лишь посредственной певичкой, которая в промежутках между замужествами гонялась за славой и пела в летних театрах. Такое вот богемное детство.

Тем летом Леонора как раз выступала в кабаре в Торквее. Там-то она и повстречала Теда, отца Майка. Он был вдовцом, и ему приходилось одному воспитывать сына. Тед в то время был весьма удачливым агентом артистов шоу-бизнеса. Молодость и красота, а может быть, и судьба сблизили их.

После головокружительного романа Леонора и Тед решили пожениться. Бет стала подружкой невесты. Ей было восемь, И ее нарядили в очаровательное розовое платьице с кружавчиками. Она ужасно гордилась своим нарядом. Майку было двенадцать, и он удостоился чести нести шлейф свадебного платья невесты, что он исполнил с редкой для него серьезностью и ответственностью. После короткой церемонии в городской ратуше они все вместе отправились в самый большой отель в городе, где был устроен грандиозный банкет на сто персон, и Бет казалось, что на прием пришел весь город.

Все поздравляли молодоженов, восхищались красотой невесты, обаянием жениха и приходили в умиление от двух очаровательных ангелочков, сопровождавших счастливую пару.

Скоро Майк устал от этого непосильного для него бремени святости. Во время праздничного обеда он забрался под стол и крепко-накрепко связал шнурки шафера и жениха. Когда шафер поднялся, чтобы произнести тост, жених свалился со стула и увлек за собой новобрачную. Незадачливого ангела извлекли на свет Божий, однако он был так напуган, что его даже не стали наказывать.

Бет до сих пор не могла вспомнить об этом без улыбки. Те четыре года, которые Леонора и Тед провели вместе, были самыми счастливыми в жизни Бет. Они развелись, когда девочке исполнилось двенадцать. Мать отправила ее в пансион при женском монастыре, но Майк писал ей очень часто и навещал по праздникам. У Бет было только два близких друга, и Майк был одним из них.

Именно по этой причине три дня спустя, облаченная в легкомысленный наряд, Бет вошла в здание компании Брайсов. Все по вине Майка. Это ради него она вынуждена строить из себя идиотку.

– Ты еще можешь передумать, Майк, – она взглянула на своего спутника.

Как всегда, он чертовски хорошо выглядел – строгий черный смокинг, белая маргаритка в петлице, безупречно причесан, на лице ленивая полуулыбка – настоящий лондонский франт. Такому все сойдет с рук.

– Не волнуйся. Я обо всем договорился с мисс Хардкомб, секретаршей шефа. Когда мы войдем в зал, музыка смолкнет. Ты просто пройдешь по проходу в этом своем… э… наряде, а я получу двести фунтов. Могу поклясться, что у Брауни отвиснет челюсть! А потом мы просто потанцуем, как на той школьной вечеринке, помнишь?

Это было десять лет назад. Они были совсем детьми. Майк пригласил ее на свой выпускной бал и танцевал с ней весь вечер, а все девушки отчаянно ревновали.

– Мы… – она на секунду задумалась, наслаждаясь воспоминаниями. – Мы воображали себя кинозвездами… – сказала Бет и вдруг резко замолчала.

На них уже обращали внимание. Зачем только она согласилась? Теперь уже не сбежать…

Они вошли в банкетный зал. Как и говорил Майк, музыка сразу смолкла, и все взгляды обратились на вновь пришедших. Кто-то уронил бокал с вином, какая-то степенная дама воскликнула: «Какой стыд!», кто-то из мужчин кашлянул, кто-то ахнул, а один солидный на вид лысый дядечка даже захлопал в ладоши от восторга.

Итак, мужчины вокруг многозначительно ухмылялись и с завистью поглядывали на Майка, а тот невозмутимо прошествовал к столу шефа, ведя Бет за собой, поздравил юбиляра с днем рождения и вручил подарок. Затем он сделал едва заметный жест в сторону оркестра, и музыка заиграла снова.

Шепот за спиной не утихал. Бет чувствовала себя очень неуютно рядом с безукоризненно одетым Майком. На ней было маленькое, невероятно обтягивающее черное платьице на тоненьких бретельках и туфли на таких высоких шпильках, что ей пришлось целый день тренироваться, прежде чем она сумела, не раскачиваясь, стоять на них.

Но худшее ожидало Бет впереди. Майк подхватил ее и закружил в вальсе. Кто-то закричал: «Браво!» А Майк все кружил и кружил ее, пока зал не поплыл у нее перед глазами, Наконец он остановился, и Бет мгновенно рухнула на пол.

1
{"b":"5480","o":1}