1
2
3
...
17
18
19
...
32

– Ты теперь знаменита, Би.

Би смотрела на экран глазами, полными ужаса. На экране была она – в своем синем костюме, с бриллиантами на шее, нагруженная пакетами из лучших лондонских магазинов. Комментатор называл ее не иначе как «наследница поневоле». И приводил краткие сведения о ее жизни и деловом партнерстве с Леоном Грегорисом.

Би считала, что хуже уже быть просто не может. Но на следующее утро газеты напечатали еще более подробную информацию, включая ее адрес в Нортумберленде и фотографию семейного дома.

Придя в офис в понедельник, Би осознала всю серьезность ущерба, нанесенного ей накануне прессой. Первой ласточкой стала секретарша Софи.

– Доброе утро, мисс Стивен, – многозначительно произнесла она. Остальные последовали ее примеру.

По взглядам сотрудников Би поняла, что теперь их разделяет непреодолимый барьер. Для них она уже не прежняя Би – не дипломированный стажер, а богатая наследница, одна из власть имущих. К концу рабочего дня Би ощутила, что чувствует себя комфортно только в компании Тома Джордана и Марго.

Впрочем, к пятнице Би стала привыкать к своему новому статусу. Леон вернулся на Кипр и отдыхал, но звонил Тому почти каждый день. Би тоже несколько раз разговаривала с ним. Леон был неизменно вежлив, может, только чуточку резковат. Би думала о том, как быстро все вошло в привычное русло.

Затишье закончилось в тот момент, когда Марго постучала в дверь ее квартиры и сунула в руки газету.

– Би, я сожалею, но некоторые люди не умеют держать рот на замке.

– Что? Что произошло?

– Прочти газету, затем взгляни на осаду под окном и решай, стоит ли сегодня идти на работу.

Би бросилась к окну. Марго сказала правду – репортеры снова были здесь. Девушка медленно отвернулась от окна, пересекла комнату и, сев на диван, взяла газету. По мере чтения статьи ужас ее возрастал. Статья была полна грязных намеков на то, что они с Леоном являются не только партнерами по бизнесу, но и любовниками. Один из очевидцев рассказывал, что видел, как Леон целовал Би за пределами офиса. Даже Энди, которого Би считала своим другом, охарактеризовал ее как «изворотливую особу, которую невозможно связать обещанием».

На работу она не пошла...

На следующее утро ее беспокойный сон был прерван настойчивым телефонным звонком. Тяжело вздохнув, Би приложила трубку к уху.

– Фиби?

Это был голос Леона... Пусть Леон самый большой бабник во всем Западном полушарии... Впрочем, почему только в западном? Леон – донжуан мирового масштаба, но ей он друг. Старый друг. А Би уже успела понять, что настоящих друзей у нее осталось совсем немного.

– Фиби, я читал газеты и понимаю, как эти публикации огорчили тебя. По-видимому, они взяли интервью у моей мачехи в Калифорнии. Интересовались, не мачеха ли заплатила выкуп. Она сообщила им твое имя. Но справедливости ради могу сказать, что любой мало-мальски серьезный репортер легко откопал бы эту информацию. Слушай, я знаю эту братию: они будут преследовать тебя, пока ты не сделаешь заявление. Ты можешь встретиться с ними на своих условиях. Но разреши мне позаботиться об этом.

– Как? – настороженно спросила Би.

– Я все объясню, когда приеду. Жди меня через двадцать минут.

– Разве ты в Лондоне?

– Да. И не открывай дверь никому, кроме меня. Ладно?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Би выскользнула из постели и перевела взгляд с телефонной трубки, которую по-прежнему сжимала в руке, на голубое небо за окном, затем осторожно положила трубку на место. У нее не было выбора.

– Проклятье! – в сердцах пробормотала она. Это так характерно для Леона – повесить трубку прежде, чем она успеет возразить. Би скорчила гримасу в адрес репортеров, которые толпились на тротуаре возле дома. Что ж, если Леону удастся вызволить ее из квартиры в обход этой своры, может, его появление будет и кстати. К тому времени, когда раздался звонок в дверь, Би уже несколько успокоилась, хотя и продолжала чувствовать себя пленницей в собственной квартире.

– Леон, это ты?

Услышав его голос, Би приоткрыла дверь и за руку втащила Леона внутрь.

– Входи быстрее, нас может кто-нибудь увидеть.

– Не смеши меня, Фиби. – С этими словами Леон прошел через маленький холл в гостиную. Би шла за ним по пятам.

– Никогда не знаешь заранее, – оборонительно пробурчала Би.

– Если дело касается тебя, то действительно, – съязвил Леон, поворачиваясь и окидывая ее каким-то странным взглядом.

Би пристально рассматривала его красивое смуглое лицо из-под опущенных ресниц. Недавнее похищение наложило на Леона свой отпечаток – обычно длинные волосы были сейчас коротко подстрижены, но, как ни странно, это не только не портило его, а, наоборот, делало еще более привлекательным. Но Би заметила, что морщинки у рта и вокруг глаз стали глубже. Вместо героя ее девичьих грез с волосами, вечно собранными в «конский хвост», и смеющимися глазами перед Би стоял мужчина, во взгляде которого таилась вселенская усталость.

Би окинула взглядом его мощную фигуру. Элегантный темно-серый костюм сидел не так безупречно, как раньше. Леон заметно похудел. И внезапно Би захлестнуло сострадание к нему.

Действуя инстинктивно, в порыве дружеского участия девушка потянулась к нему и крепко обняла, а затем, запрокинув голову, посмотрела ему прямо в глаза.

– Мне так жаль, Леон. Как ты пережил все это?

Леон неожиданно резко отстранил ее, глядя на нее сверху вниз злыми глазами.

– Оставь свое сочувствие при себе, Фиби. Мне не нужна твоя жалость.

Хорошенькая благодарность за сочувствие! Вырвавшись из его рук и отступив назад, Би бросила:

– Я и не собиралась тебя жалеть. Если бы не ты, я не оказалась бы замешанной во все это.

– А я гадал, сколько времени тебе потребуется, чтобы обвинить меня во всех неприятностях, – насмешливо протянул он.

Би глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. Что бы ни говорил Леон, ему пришлось пройти через серьезное испытание.

– Давай не будем ссориться, Леон.

– Хорошо, – согласился он, пристально разглядывая ее. Взгляд его темных глаз прошелся по ней с головы до пят, оценивая небрежный наряд – старые голубые джинсы и красный спортивный свитер. – Прежде всего сними с себя эту одежду, – велел он.

– Что? – Глаза Би расширились от изумления.

Она впустила Леона в свою квартиру вовсе не для того, чтобы терпеть его фокусы, а для того, чтобы он выручил ее.

– Я обещаю, Фиби, что не стану соблазнять тебя. Я просто хочу, чтобы ты оделась соответствующим образом. Надень тот синий костюм, кулон и туфли, в которых запечатлена на газетной фотографии. Лучшая защита – нападение. Мы выйдем отсюда вместе. Я сделаю короткое заявление для прессы. Это удовлетворит их любопытство на какое-то время. И хорошо, если ты будешь выглядеть так же, как на снимке.

Би согласилась, что в этом есть смысл. И спросила:

– А что потом? – Би пока не понимала, что он задумал.

– Потом самолетом компании мы вместе полетим на Кипр. Мне предписан длительный отдых, да и тебе не повредит провести несколько дней на солнце. К твоему возвращению в Лондон другие новости займут первые полосы газет.

– Ты считаешь, что если я вместе с тобой поеду на Кипр, то шумиха уляжется? Я так не думаю...

Перспектива провести наедине с Леоном несколько дней на средиземноморском острове показалась Би очень соблазнительной, но она совсем не была уверена, что сможет устоять, если Леон пустит в ход свое обаяние.

– Доставь себе это удовольствие. Но если ты хочешь встретиться с прессой один на один в качестве «наследницы поневоле» – по-моему, именно такое прозвище они тебе дали – или сидеть взаперти в своей квартире – ради Бога. Как твой друг, я предлагаю тебе выход из положения. Через десять минут я уйду отсюда – с тобой или без тебя.

– Но... – Би замолчала и пристально посмотрела Леону в лицо. Он выглядел спокойным, и идея провести несколько дней на его вилле в Пафосе стала казаться Би все более привлекательной. – Мне нужно время, чтобы собраться, – сказала она, уступая.

18
{"b":"5483","o":1}