ЛитМир - Электронная Библиотека

Лиза медленно обернулась и посмотрела на танцевальную площадку. Действительно, Ник стоял, обнимая Софию, а она улыбалась, глядя ему в лицо так, как будто он был единственным мужчиной на свете.

Лиза извинилась и вышла в комнату отдыха, стараясь подавить слезы. В ее израненном сердце бушевали боль и ярость. Теперь все вдруг стало абсолютно ясно. Ее подозрения были полностью обоснованными. Ник случайно увидел Лизу, и, когда позвонила его мать и напомнила, что он должен быть на приеме, он, вероятно, понял, что снова увидит Софию. И нашел идеальный способ возбудить ревность в своей возлюбленной, а также ухватить немного секса. Все было очень просто.

Стараясь скрыться от Ника и Софии, Лиза наконец нашла Анну, Томаса и его жену и пожелала всем спокойной ночи. Анна обняла ее и поцеловала.

– Я не смогу увидеть тебя утром, Лиза: мои старые кости не дают мне быстро вылезти из кровати. Но, пожалуйста, постарайся приехать со своей мамой в марте.

В улыбке Анны читалось искреннее расположение, и Лизе еще больше захотелось расплакаться. Но она держала себя в руках, пока шла по ярко освещенной гасиенде. Слабо улыбнулась Мануэлю, когда проходила мимо кухни, и несколько минут спустя тщательно заперла за собой дверь спальни.

Сбросив туфли, она бросилась на кровать и только тогда дала волю слезам. Как она могла быть такой доверчивой? Поверить, что для Ника она что-то значит? Она была нужна ему только для одного: возбудить ревность в Софии.

Лиза перевернулась и зарыла голову в подушку, ее стройное тело сотрясалось от рыданий. Не зря ее все время мучили подозрения. Он по-прежнему считал ее доступной, не задумываясь использовал свой шанс.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Часы в холле пробили шесть, и Лиза, решила, что теперь пытаться заснуть бесполезно. В восемь она была готова к отъезду: длинные волосы разделены на две аккуратные косы; джинсы, красная рубашка и джинсовая куртка – она была одета для дороги.

В последний раз оглядев спальню, Лиза отперла дверь и вышла с чемоданом в руке. Не совладав с искушением, посмотрела в открытую дверь спальни Ника. Кровать не смята. Почувствовав острую боль в сердце, Лиза на мгновение закрыла глаза.

Ей очень хотелось поскорее уехать. Сесть на первый же самолет на Лансароте; по крайней мере, там она немного побудет одна и сможет спокойно зализать свои раны. И не важно, если придется просидеть в аэропорту целый день: все лучше, чем оставаться здесь. Ник ее использовал, и она презирала этого мужчину...

С этой мыслью Лиза прошла в кухню и с шумом поставила чемодан на пол. Выпрямившись, увидела, как Мануэль ставит на поднос чашку с кофейником.

– Сеньорита Лиза, я как раз собирался отнести вам кофе.

– Спасибо, Мануэль, но я должна как можно скорее уехать. Вызови мне, пожалуйста, такси до аэропорта. – Она положила солидную порцию сахара в свою чашку.

– Да, да, конечно. – Он двинулся к телефону. – Говорите, в аэропорт? – нахмурившись, посмотрел на нее. – Вы уверены?

– Да, Мануэль.

– Нет, Мануэль, – скомандовал низкий голос, – такси не потребуется. Я сам отвезу Лизу в Малагу.

Лиза замерла, внутри кипели злость и досада вместе с ощущением пустоты, которое не имело ничего общего с голодом. Вот чего стоит заявление Ника, что она – желанный гость, с горечью подумала она. Он спешил избавиться от нее, возможно опасаясь, что она расскажет Софии, каким он был замечательным любовником.

Лиза медленно допила свой кофе. Аккуратно поставив чашку на столик, она обернулась.

– Доброе утро, Ник; очень мило с твоей стороны, – с намеренной веселостью приветствовала его она. – Но я предпочитаю такси.

Он стоял посредине комнаты, его великолепное тело было облачено в черные джинсы и белый кашемировый свитер, ноги слегка расставлены, а большие пальцы засунуты в карманы брюк. В его строгих, смотревших на нее темных глазах не было и намека на ласку, лишь искры раздражения.

– Глупости.

– Я думаю лишь о тебе, Ник. И не собираюсь дальше причинять тебе неудобства, – с иронией произнесла Лиза. Она вскинула подбородок и встретила его холодный взгляд неподвижными глазами, одновременно думая, как бы ей хотелось изо всех сил ударить этого вероломного дьявола. Невозмутимо добавила: – Уверена, у тебя есть более важные дела. – София, например.

– Но я настаиваю, Лиза. Я привез тебя сюда, и приличия требуют, чтобы я помог тебе уехать. Ты ведь высоко ставишь приличия.

Холодная рука сжала ей сердце. Высокомерие на его лице говорило яснее слов, что все кончено. Только гордость заставила ее шагнуть вперед.

– В таком случае не возражаю, если вы возьмете мой багаж, – предложила она и взмахом руки указала на свой чемодан. – Я тороплюсь.

– Но, конечно, не так сильно, чтобы пропустить завтрак. Во сколько вылет?

Лиза машинально заметила, что предложения воспользоваться личным самолетом не последовало.

– Не имею ни малейшего представления, – беззаботно сообщила она. – Я собираюсь купить билет в аэропорту. Чем быстрее я вернусь на Лансароте, тем лучше.

– Ну, если ты так уверена, не буду уговаривать тебя... – протянул он.

Пять минут спустя, сидя в «лендровере», Лиза взглянула на Ника. Он насвистывал! Насвистывал беззаботную мелодию, как будто вообще ни о чем не беспокоился. А с другой стороны, почему он должен? Возможно, он вспоминал прошедшую ночь в постели Софии.

Гнев и возмущение уступили место щемящей боли, когда в голове Лизы возник образ обнаженного Ника с Софией. Он трогал другую женщину, целовал, как целовал ее... Отвернувшись, она стала смотреть на проносящийся мимо сельский пейзаж, но ничего не видела.

Какой же она была идиоткой, воображая, что Ник привязался к ней! Ему нужен был только роман на одну ночь...

Ник унизил ее, когда ей было шестнадцать, и она была такой дурой, что позволила ему снова сделать ей больно почти десять лет спустя. Неужели она так ничему и не научится?

Лиза покачала головой и перевела взгляд на Ника. Его красивые черты были будто высечены из камня, он полностью сосредоточил внимание на дороге и гнал «лендровер» на скорости выше предельной. Она выполнила свою задачу – вызвала ревность в Софии и предоставила случайный секс на стороне.

Взгляд Лизы с горечью скользнул по его руке, худой и сильной, лежащей на ручке переключателя скоростей, и вдруг ей пришло в голову, что она это уже видела.

Глаза затуманились от слез, она торопливо отвернулась и снова стала смотреть в окно. Лиза была душевно измучена, физически устала, но понимала, что надо держать себя в руках, пока они не доехали до Малаги.

Когда дорога стала подниматься в горы, Ник искоса посмотрел на спящую Лизу; ее голова упала на его руку, а золотой жгут волос был у него на груди. О господи, на вид ей было лет пятнадцать. И эта девчушка перевернула его жизнь!

Его взаимоотношения с женщинами имели успех, потому что он был щедрым, устанавливал правила с самого начала и никогда сильно не увлекался. Никогда не действовал импульсивно...

Ник ошеломленно покачал темной головой. Он нарушил все свои правила из-за Лизы.

– Диос! Неужели я все-таки лишился рассудка?

Лиза была такой изящной, такой невинной во сне. Он устремил взгляд на ее прекрасное лицо, нежно раскрытые губы и словно вернулся в прошлое.

Она выглядела, как тогда в пятнадцать, когда они взяли лошадей и отправились на пикник. Лизу сбросила лошадь, и на мгновение он с ужасом подумал, что она мертва. Тот же самый страх Ник испытал снова, когда Карл сообщил ему, что двое головорезов разыскивают Лизу.

Он ловко провел внедорожник по серпантину и остановился перед бревенчатым домиком. Откинулся в кресле и взглянул на опущенную золотистую головку.

Она проснется в любую секунду и наверняка ужасно разозлится. Эта мысль странным образом возбуждала, но во взрослой Лизе его возбуждало все.

Ник взглянул на живописное шале, расположенное на маленькой поляне среди величественных, покрытых снегом гор, и снова на спящую женщину. Голова Лизы лежала у него на плече, а рука – на его бедре, и единственным звуком в тишине было их дыхание.

16
{"b":"5484","o":1}