ЛитМир - Электронная Библиотека

– Любое извинение принимается, – коротко ответил он. – Оставь эту тему, она меня больше не интересует.

Другими словами, с ужасом поняла Лиза, она больше нисколько не интересует его.

Ужин прошел отвратительно. Ник очаровывал Памелу и Анну и каждый раз, когда говорил с Лизой, был вежливым и даже улыбался, но его глаза не улыбались.

Вскоре после ужина дамы объявили о своем намерении ложиться спать.

– Ник, тебе лучше переночевать здесь – ты слишком много выпил и долго был за рулем. Я полагаюсь на тебя, Лиза.

Ник громко рассмеялся над замечанием своей матери.

– Я могу и сам позаботиться о себе, мама. Спокойной ночи.

– Это совсем не смешно, – заметила Лиза, когда пожилые женщины вышли из комнаты. – Твоя мама беспокоится о тебе.

Ник посмотрел на Лизу, холодную, красивую и необыкновенно желанную, и безумно разозлился. Она вывернула его жизнь наизнанку, заполнила его чувствами, о существовании которых он и не подозревал. Последние несколько недель он сходил с ума. Не мог спать, не мог работать, а только думал о ней. А она сидела такая спокойная, как будто у нее не было ни единой бессонной ночи. Ему хотелось задушить ее, но еще больше хотелось забыться в чудесном, приятном тепле ее восхитительного тела.

– Я хочу извиниться за все. – Лиза снова начала свою речь, стараясь оставаться холодной. Она должна сделать это: она слишком многим обязана ему. – А также хочу поблагодарить тебя...

Ник оценивающе посмотрел на нее суровыми глазами. Ей не удастся отделаться одними извинениями.

– Ты хочешь поблагодарить меня, – насмешливо протянул он. Их глаза встретились. – Считай, что поблагодарила. Поскольку мне больше пить нельзя, я иду в свою комнату; ты знаешь, где она находится. – С этими словами он вышел.

Ник испытал необыкновенное облегчение, когда из полиции ему сообщили, что Лиза невиновна. По крайней мере мошенник Браун не назвал ее в числе своих соучастников. Это означало, что она стала свободной благодаря своим собственным достоинствам, а не его протекции.

Он должен радоваться, что снова увидел ее, а вместо этого его разрывала злость. Он снова все испортил, и Лиза после такого приема вообще может уехать.

Сначала Лиза не могла пошевелиться от шока и просто сидела на диване, глядя на закрытую дверь. Он ушел, бросив ее, и даже не сказал «Спокойной ночи». Как он мог быть настолько грубым? Ник был гордым человеком. По словам мистера Стаббса, он потратил свое время и силы, чтобы помочь ей выпутаться из неприятности, в которую она по уши влезла, а она сопротивлялась каждому шагу Ника, даже ударила его.

У него есть причины быть резким. А на что она рассчитывала – что он примет ее с распростертыми объятиями и скажет, что все простил, и будет клясться в вечной любви? Она должна была заставить его выслушать себя и умолять о прощении. Приняв решение, Лиза медленно встала. Ник бросил ей перчатку, и у нее сложилось странное впечатление, что она, как рыцарь, должна поднять ее.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Комната была большая, и две прикроватные лампы освещали огромную кровать. Огонь в камине отбрасывал причудливые тени на побеленные стены.

Ник стоял у окна к ней спиной, он сбросил пиджак, плечи его были напряжены.

– Ник. – Она прошептала его имя и остановилась в нескольких шагах от него.

– Ты пришла. – Ник обернулся и облегченно вздохнул. – Почему, Лиза? – и остановился. Он думал, что будет злиться, но, увидев, как она стоит перед ним и как побледнело ее красивое лицо, а блестящие голубые глаза нервно бегают по комнате, стараясь не смотреть на него, он захотел только одного – успокоить ее.

– Потому что я хочу... – она чуть не сказала «тебя», но вовремя остановилась, – еще раз извиниться за все ужасные вещи, которые я тебе говорила. – Его вид – черные взлохмаченные волосы, расстегнутая до пояса рубашка, темная полоска волос, уходящая под брюки с низкой талией, – подействовал на нее так, что она с трудом вспоминала приготовленную речь. – Я также хочу поблагодарить тебя за то, что ты помог мне выпутаться из этой отвратительной ситуации.

Смотри ему в лицо, приказала она себе.

– Я... я... – заикалась она, встретив его взгляд. – Я знаю, что ты, вероятно, сделал это скорее ради дружбы наших матерей, чем ради меня. – Она долго и изнурительно придумывала речь, прежде чем поехать сюда. – Но я действительно не знала, что в посылке, которую Генри Браун попросил меня передать, были алмазы. Если я и виновна в чем-то, так это в том, что так легко поверила боссу. Бесплатный отдых... Могу только сказать в свою защиту, что раньше я работала с мистером Стаббсом, а он – истинный джентльмен. И я наивно полагала, что Генри Браун такой же.

Ник заглянул в ее настороженные голубые глаза. Он был гордым человеком, но не глупым... Лиза пришла к нему... И слепым он тоже не был. У него потемнели глаза, когда он увидел, как она проводит руками по стройным бедрам, туго обтягивая свое тело тонкой тканью.

– Садись, Лиза. Расслабься.

Лиза уселась в кресло ближе к огню и молча смотрела, как Ник подошел к шкафчику у стены и открыл его.

– Хочешь выпить? – предложил он.

– А это разумно?

– Я редко бываю разумным в твоем обществе, – тихо заметил Ник и наполнил янтарной жидкостью два бокала.

– Я хочу объяснить, – серьезно начала она, еще раз пытаясь произнести свою речь. – Ник, я действительно не имела представления, что Генри Браун – вор, и когда ты привез меня сюда... я думала, что твоя мама этого хочет. Когда я вернулась в Лондон и мистер Стаббс поведал мне всю историю, я была потрясена. – Она сделала глоток бренди для храбрости, чтобы продолжить, и взглянула на Ника. – Теперь я знаю, что ты не только спас меня от возможного тюремного заключения, но еще и спас мне жизнь, в то время как у тебя не было причин доверять мне. Так что я хочу поблагодарить тебя от... всего сердца.

– Остановись здесь, Лиза, – прервал ее Ник. – Во-первых, я никогда не верил, что ты воровка. Когда в отчете моего агентства безопасности, которое расследовало похищение алмазов, появилось твое имя, моей первой реакцией было полететь на Лансароте и самому допросить тебя. Согласен, что я сделал это несколько окольным путем, но мне нужно было защищать интересы Карла Дэлка. Твоя информация оказалась жизненно важной для расследования.

– Ты прав. Я ничего не знала.

– Да, я догадался. – Ник поднялся и встал перед нею, глядя в ее красивое, слегка порозовевшее лицо. Не надо было давать ей бренди после того, как она выпила вина. Протянув руку, он поставил ее на ноги. – Я привез тебя с собой в Испанию, чтобы уберечь от беды, и потому, что хотел тебя. Когда я вез тебя в хижину, я уже был абсолютно уверен, что ты невиновна. – У Лизы все еще шла голова кругом от его небрежного признания «хотел тебя», когда он продолжил: – Мы оба наделали ошибок, так что объявим перемирие и посмотрим, что будет дальше.

– Мир. – Лиза с трудом сглотнула.

– Скрепим его поцелуем, – подсказал Ник. Он обхватил рукой ее спину, и их губы слились в горячем поцелуе. Ник издал хриплый, похожий на стон звук, и Лиза беспомощно задрожала под настойчивым давлением его губ. Она закрыла глаза, протянула к нему руки и обняла за широкие плечи. Она любит его...

– Диос мио, Лиза, – пробормотал Ник, накрыв ладонью ее грудь, большим пальцем теребя сосок через тонкую ткань платья. – Представляешь ли ты себе, что ты со мной делаешь? – тихо спросил он, проводя рукой по ее бедру и теснее прижимая ее к своему сильному телу. – Хватит ли у тебя смелости не обратить внимания на двух мамаш в доме, или ты хочешь заставить меня подождать?

Когда смысл его слов дошел до Лизы, она почувствовала холод и замерла.

– Подождем. – Она положила ему на грудь руку и оттолкнула его.

Ни слова о будущем, ни слова о любви. Он дважды затаскивал ее в постель, но она не пойдет на это в третий раз. Она заслуживает большего. Может быть, он и спас ей жизнь, но это не означало, что он может использовать ее.

24
{"b":"5484","o":1}