ЛитМир - Электронная Библиотека

Впервые с момента их встречи Джемма испытала к нему уважение.

– Тео – единственный близкий человек для тебя?

– Да, а поскольку ты ответила «нет», то он и останется единственным, но надолго ли… я не знаю. Он старый человек.

Ей были понятны его чувства. У нее самой, кроме отца, больше никого не осталось.

– Если я не выйду за тебя замуж, что станется с моим отцом? – осторожно подбирая слова, спросила Джемма.

– Кроме меня есть и другие акционеры. Я устранюсь, и при худшем развитии событий он закончит свои дни в тюрьме.

Джемма знала, что больше никогда не сумеет полюбить. Но ребенок может сделать ее счастливой. Значит, теперь у нее есть выбор?

– А если я соглашусь, но на некоторых условиях?

– Ты не в том положении, чтобы ставить условия, но я готов тебя выслушать.

Джемма не знала, как поступить. Зачем она нужна Луке? Только ли дом на Занте тому причиной? Такой эгоист, как он, не потерпит отказа. Она отказала ему дважды… первый раз после ночи, проведенной на яхте, и второй – два месяца назад. Может быть, стоит согласиться? Тогда он очень скоро пресытится ею и найдет себе другую женщину. А у нее останется дитя, которое она будет любить.

– Ты много ездишь, меня это не устроит. Нужны гарантии, что я смогу жить в Лондоне и продолжать собственное дело.

Лука ухмыльнулся. Она предлагает ему лучший для них обоих вариант. У него будет жена, воспитывающая его ребенка в Лондоне, и свобода продолжать тот образ жизни, к которому он привык.

– Здесь мы будем жить в моих апартаментах, ты продашь свой дом. Больше никаких других мужчин в твоей жизни. Когда я буду дома, в Греции, вместе с Тео, ты должна оставаться с нами. Я не вижу необходимости, чтобы ты ездила со мной по свету, особенно когда родится наш ребенок.

Слова «наш ребенок» подействовали на Джемму. Выходя замуж за Луку, она не предает свою любовь к Алану, в их отношениях нет никакой любви.

– Мы договорились, Джемма? – спросил Лука, приподнимая ее подбородок. – Выходи за меня замуж и становись матерью моего ребенка.

Прикосновение Луки обожгло. Вспомнились его слова, что иногда приходится выбирать из двух зол меньшее. Кто хуже? Дочь, отказывающаяся выйти замуж за мужчину, которого не любит, и обрекающая своего отца на тюрьму? Или дочь, выходящая замуж за мужчину, которого не любит, чтобы спасти своего отца и родить себе ребенка? Кажется, последнее будет меньшим злом.

– Да, – наконец согласилась Джемма.

– Отлично. Теперь займемся остальным. До вечера нам нужно купить обручальные кольца.

– Разве это обязательно? – пробормотала она.

– Обязательно, – коротко бросил Лука. – Твой муж мертв уже два года. Сними это кольцо, оно тебе больше не нужно. Пойми, дорогая, что я и есть твое будущее, – добавил он, прижимая ее к себе.

Джемма была рассержена и одновременно расстроена, видя, как победно сверкают его глаза, когда он склонял к ней свою темноволосую голову, чтобы запечатлеть страстный, требовательный поцелуй на ее губах. Когда он наконец прервал его, Джемма с трудом перевела дыхание.

– Скреплено поцелуем, – насмешливо сказал Лука. – Жаль, на большее нет времени. Нас ждет ювелир.

Джемма считала, что день рождения Джен был для нее ужасным. Но это было ничто по сравнению с празднованием дня рождения отца. Она сильно нервничала, а близость Луки не способствовала успокоению.

Сначала они отправились на Нью-Бондстрит, где Лука выложил целое состояние за роскошное кольцо, украшенное бриллиантами и изумрудами. Потом Лука отвез ее домой, сообщив, что у него кое-какие дела, но он вернется и заберет ее в половине восьмого.

Она долго слонялась по дому, машинально одеваясь, и, лишь снимая обручальное кольцо, подаренное ей Аланом, полностью осознала значение этого действия. Ее сердце наполнилось печалью и сожалением. Она заплакала.

В половине восьмого Джемма открыла Луке дверь, одетая в классическое черное платье от известного дизайнера. То самое, в котором была на дне рождения сестры. Она заметила его неодобрительный взгляд. Он взял ее за руку и посмотрел на бледный след от исчезнувшего обручального кольца.

– Хорошая девочка, Джемма. Но напомни мне, чтобы я купил тебе ярких платьев. Ты теперь больше не безутешная вдова.

Лука повел ее к ожидавшему их лимузину с шофером. Она проскользнула на заднее сиденье, а Лука сел рядом.

– К чему все это? – поинтересовалась Джемма, стараясь не глядеть на него.

– Я всегда беру шофера, когда собираюсь пить. – Он достал из внутреннего кармана обручальное кольцо и надел ей на палец. – Полагаю, что публичное празднование нашей помолвки вызовет многочисленные тосты и море шампанского.

– Разве это так необходимо? Что подумают люди? Отец, Линн и их друзья никогда не поверят в скоропалительную помолвку, не говоря уж о Джен.

– Еще как поверят Я говорил с твоим отцом час назад. Обручальное кольцо необходимо, это традиция. Мы с тобой знаем, что это бизнес, но для всего света это будет представлено как обычная свадьба, если ты станешь следовать моим указаниям и помалкивать.

Она вспомнила, как надевал ей такое же кольцо другой мужчина, надевал с любовью. И ей захотелось сорвать эту драгоценность с пальца.

– Не вздумай, – предостерег ее Лука. Он словно читал ее мысли.

Когда они приехали на Коннет-сквер, стало еще хуже. Отец поздравил ее со словами:

– Слава богу, вы сумели преодолеть свои разногласия.

Джемма не поняла, что отец имел в виду, но тут появилась Линн и, фальшиво радуясь, обняла ее и пожелала счастья. Больше всего ее удивила Джен. Она появилась с красивым и очень молодым человеком модельной внешности и, обняв Джемму, прошептала ей на ухо:

– Отлично сработано, малышка.

Семья явно выглядела счастливой.

Через пару часов Лука ободряюще улыбнулся Джемме. Затем крепче обнял ее за талию и немного развернул, пристально глядя ей в лицо.

– Тебе нравится вечер, дорогая? – ласково спросил он.

– Нет. Я не светский человек. И не люблю быть в центре внимания, а из-за твоего кольца все меня разглядывают, – честно призналась Джемма. Такой тяжелый день, у нее начинала болеть голова.

– У отца сегодня день рождения, а все только и говорят о нашей помолвке. Я поговорю с папой и отправлюсь домой, – она попыталась избавиться от его руки.

– Ты права. О помолвке уже объявлено, мы здесь слишком задержались. – Наклонившись, Лука запечатлел легкий поцелуй на ее полураскрытых губах и отпустил Джемму. Ему не понравился блеск ее глаз. – Даю тебе десять минут, а потом подойду к тебе.

Он насмешливо ухмыльнулся. Для замужней женщины Джемма несколько наивна. Она должна понимать, что удовольствие остаться с ней наедине гораздо сильнее, чем желание присутствовать на вечеринке. У него забурлила кровь при мысли о предстоящей ночи.

Джемма смущенно покраснела. Но тут она увидела, что отец проскользнул в холл. Уж он-то от нее легко не отделается. Пусть сам скажет ей всю правду. Знает ли он, что с самого начала было у Луки на уме?

Она вышла в холл и увидела, как отец скрылся в своем кабинете, но не успела последовать за ним, как ее остановила подвыпившая Джен.

– Ты темная лошадка, Джемма. Вот уж никогда не предполагала. Когда Лука пригласил меня на ланч и, сказав, что считает меня только другом, стал расспрашивать о тебе, мне даже не пришло в голову, что вы так хорошо знакомы. До тех пор пока…

– Я его хорошо знаю? – удивилась Джемма, у нее перехватило дыхание. А если Лука выполнил свою угрозу и рассказал Джен об их единственной ночи?

– Оставь печальный вдовий взгляд, Джемма. Мама поведала мне все о вас сегодня вечером.

– Линн сказала тебе?

Этого только не хватало! Растерянная Джемма не заметила, как к ней подошел отец. Сияя от радости, он обнял ее.

– Все хорошо, Джемма, почему ты выглядишь испуганной? Лука настоял, чтобы я открыл Линн правду о компании, и она сначала немного расстроилась. Но когда я сказал ей, что вы с Лукой знакомы больше года и по глупости расстались, а теперь он хочет преодолеть разногласия и жениться на тебе, Линн захотела сразу позвонить тебе, но я ей не позволил. Объяснил, что мы не должны вмешиваться, даже несмотря на то, что как будущий зять он пообещал спасти бизнес. И я оказался прав. Вы сразу все уладили. Я так рад.

11
{"b":"5487","o":1}