1
2
3
...
20
21
22
...
63

– И такого услужливого хозяина, – добавила, смеясь, Диана.

Дерек ответил ей очаровательной улыбкой и положил на тарелку консервированные овощи.

Диана порезала все еще хрустящий хлеб, положила на тарелку кусочек сквоба (откормленный голубь), пирога со свининой и овощи. Доев все и подобрав крошки, она налила большую порцию фруктового компота и отрезала кусок фруктового пирога.

Дерек изумленно смотрел на Диану, удивляясь, как такая маленькая, худенькая женщина может так много съесть. Когда Диана закончила поглощать еду, он ей об этом сказал.

Диана гордо вскинула голову.

– Вы только что сказали, что мне следует плотно поесть, милорд.

– Конечно, конечно, – успокоил ее Дерек. – Я просто думаю, куда все это вмещается. Ты довольно худа, за исключением твоих… – Дерек замолчал, остановив взгляд на груди Дианы.

– Милорд, – начала Диана осуждающим тоном, но Дерек не дал ей закончить.

– Ты не должна обращаться ко мне на «вы», Диана. Это сильно напоминает мне поведение Гарри. – Граф улыбнулся Диане своей самой, как он считал, располагающей улыбкой. После вина они пошли прогуляться по двору под полуденным солнцем. Затем Дерек пошел расплатиться с хозяином, оставив Диану у дилижанса под присмотром возничего. Из гостиницы Дерек вышел с хозяином, который рассыпался перед ним в благодарности. Граф уже убегал от назойливого хозяина, как вдруг заметил, что Гарри неожиданно замолк. Усевшись на место напротив Дианы, он посмотрел в окно на хозяина, стоявшего с выпученными глазами. Они уже выезжали со двора, а Гарри все еще стоял, словно окаменевший. – Что ты с ним сделала? – полюбопытствовал Дерек, увидев самодовольную улыбку на лице Дианы.

– Я всего лишь попрощалась с Гарри, милорд, – ответила Диана.

– Дерек, – поправил ее граф.

– Хорошо, Дерек.

– Так что ты с ним сотворила?

– Я просто подмигнула ему, вот и все, – сказала беспечно Диана. – Он очень старался.

– Должен сказать, – недовольно заметил Дерек, – он, наверное, подумал, что ты с ним флиртуешь.

– Нет. Ты и в самом деле так считаешь? – спросила Диана, в глазах которой сверкали озорные искорки.

– Бедный Гарри, – покачал головой граф. – Удивительно, что его еще не хватил удар. Во всяком случае, ты заставила его замолчать на несколько минут.

Они оба негромко засмеялись. Кучер выехал на главную дорогу, и их путешествие продолжилось. Дилижанс ехал быстро, хотя дорога в некоторых местах была выбита. Дерек и Диана провели остаток дня за разговорами и легкой дреме. Приближалась ночь, и Диана все больше тревожилась, поглядывая из окна на чернеющее небо. Граф говорил о том, что их дилижанс не будет останавливаться ночью, и ей хотелось знать, будет ли это безопасно. Разве не он говорил, что их богатый экипаж на пустынной дороге может стать отличной мишенью для грабителей?

– Ты не голодна, Диана? – она услышала из темноты голос графа.

– Нет, ми…, нет, Дерек.

– Боишься?

– Как-то тревожно.

Не волнуйся, – успокоил граф Диану. – Этот участок дороги мои люди знают хорошо. Мы в полной безопасности.

Дерек говорил с такой уверенностью, что она поверила: так оно и есть. Диана успокоилась, свернувшись калачиком на сиденье, и мерное покачивание дилижанса убаюкало ее. Перед тем как уснуть, она подумала о своем необыкновенно красивом попутчике. Через несколько мгновений Диана спала с мечтательной улыбкой на устах.

Глава 10

Дерек встречал рассвет, наблюдая, как солнце постепенно поднимается над деревьями. Граф потянулся, разминая затекшие ноги и плечи, размышляя, стоит ли ему сменить кучера. Ночью он провел несколько приятных часов на козлах, правя дилижансом, чтобы дать отдохнуть Ленгстону, и для собственного разнообразия. С приближением утра Дереку претила мысль оставить дилижанс – Диана могла проснуться и обнаружить, что находится одна. Разумеется, она будет не против, если Дерек примет вожжи из рук Ленгстона. Он был уверен, зная Диану, что она приняла бы на ура его попытку помочь слуге.

Какая, право, она все-таки необыкновенная женщина. Чем больше времени он с ней проводил, тем больше она заинтриговывала его своими открытыми манерами и только ей присущим очарованием. Как только утренние лучи осветили нежным светом салон, Дерек имел возможность вволю смотреть на Диану. Во сне она выглядела совсем юной, а ее прелестное лицо стало еще более беззащитным. В закрытых глазах не виделся тревожный взгляд. Длинные, черные ресницы контрастировали с мраморной кожей, придавая ей более сильный кремовый оттенок, и золотыми прядями волос, обрамляющими ее лицо. Диана открыла глаза, как будто почувствовала на себе пристальный взгляд. Она заморгала ресницами, еще не совсем проснувшись и не понимая, где находится. Наконец, заняв вертикальное положение, улыбнулась Дереку.

– Доброе утро, милорд, – сказала, потягиваясь, Диана. Увидев, что Дерек нахмурился, она поправилась, – Дерек.

– Как тебе спалось, Диана?

– На удивление, хорошо. Ваш экипаж очень удобный. Никогда прежде не доводилось ездить с такими удобствами.

– Я сам еду в нем в первый раз. Джайлз заказал этот дилижанс в прошлом году, – сказал Дерек.

– Понятно, – тихим голосом сказала Диана, оглядывая внутреннее убранство. Эта новость несколько омрачила ее. Диана нервно теребила руки, не зная, что ответить.

– Мне не следовало бы этого говорить, – нарушил Дерек неловкое молчание.

– Да нет, все в порядке, – ответила Диана.

– Нет, Диана, не все в порядке. Черт возьми, Диана, за это великолепие он ведь заплатил твои деньги, – Дерек взял ее руки в свои. – Клянусь, я все восполню, Диана.

Она смотрела на Дерека, и комок подступил к ее горлу. «Хороший он человек, Дерек».

– В этом нет необходимости, Дерек, – ее глаза увлажнились. Его доброта глубоко тронула ее, но ей не хотелось, чтобы он расплачивался за дурное с ней обращение другого человека. – Деньги не имеют значения. Правда. Я рада, что, наконец, свободна от Джайлза. Мне хочется все поскорее забыть.

В этот момент дилижанс сильно тряхнуло, и Диана полетела со своего места прямо на Дерека. Он с легкостью поймал ее, посадил на колени, как маленького ребенка. Диана чувствовала мощную грудь графа, его сильные руки и вдруг поняла, что не хочет оторваться от него. Она подняла голову. Их почти ничего не разделяло, Диана могла даже чувствовать его дыхание. Она подумала, что Дерек собирается поцеловать ее, и еще больше приблизилась к нему. В уголке рта у Дерека появилась улыбка, и их губы слились в сладком поцелуе. Диана вся задрожала. Язык Дерека разъединил ее губы и медленно проник в рот. Диана охнула от сладострастного ощущения и обвила графа руками, еще сильнее прижимаясь к нему. Дерек поцеловал Диану вначале нежно, а затем все крепче и крепче, обхватив руками ее бедра и прижимая к твердой плоти. Диана ответила Дереку такими же пылкими поцелуями. Ее сердце яростно билось в груди и кровь стучала в висках. Диана была не в состоянии остановиться, наслаждаясь приятной истомой, которая окутывала ее, как только соприкасались их языки. Неожиданно с крыши донесся настойчивый стук. Сверху закричал Ленгстон.

– Мы у постоялого двора, милорд. Не желаете выйти и позавтракать?

Дерек неохотно оторвался от Дианы, бормоча проклятья, и с сожалением в голосе ответил:

– Да, останавливайся.

Граф посмотрел на Диану, все еще сидящую у него на коленях. Ее лицо разрумянилось. Она пыталась вырваться из объятий графа и с силой уперлась руками ему в грудь. Неожиданно граф отпустил руки и Диана полетела на пол.

– Нет, – с негодованием вскрикнула Диана, когда он наклонился помочь ей. – Я справлюсь сама. – Она ухватилась за край сиденья и поднялась. В этот момент дилижанс дернулся, и, вместо того, чтобы сесть на свое место, она вновь оказалась в объятиях графа.

– Именно этого я и желал, моя дорогая, – прошептал граф ей на ухо, пока она пыталась встать. Диана едва успела сесть рядом с графом, как Ленгстон открыл дверцу. Ее лицо еще больше раскраснелось от напряжения и смущения, а дыхание стало неровным.

21
{"b":"5488","o":1}