ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Машина подвернулась быстро. Водитель-латиноамериканец в нескольких выразительно исковерканных английских словах объяснил спешащему бизнесмену, что вообще-то едет на станцию техобслуживания, но охотно довезет его до аэропорта при условии несколько завышенной оплаты. Шеппард кивнул и устроился на сиденье

Как это часто бывает, духота притянула грозу. Стемнело, молнии заметались в дожде. Сквозь треск разрядов по рации в такси передавали сообщение о розыске опасного преступника — его, Гарри Шеппарда. Перечислялись приметы, обещалось вознаграждение.

Водитель не обратил на передачу ни малейшего внимания, а может, и не понял ее из-за ограниченности английского лексикона. По прибытии на место Шеппард расплатился и вышел из машины.

У многочисленных стеклянных дверей аэропорта не было никого из тех, кого ему приходилось опасаться — он понял это сразу. Шеппард вошел в здание. Вряд ли их здесь много, но уж по одному у каждой регистрационной стойки — наверняка. Но Шеппард и не собирался просто покупать билет, регистрироваться… Он посмотрел на светящееся электронное табло объявлений. Майами — ближайший рейс через двадцать минут. Нужно попасть именно на этот самолет, другого для него не будет. Какие еще рейсы указаны? Индианаполис… Нэшвилл… Мемфис — через час. Подойдет.

Шеппард направился к кассам и осведомился о свободных местах на рейс Нью-Йорк — Мемфис.

— К сожалению, только туристский класс, сэр, — сказала девушка, окинув оценивающим взглядом его костюм и золотую «Омегу».

Шеппард вздохнул:

— Что ж, придется лететь туристским. Дела, увы… Они не хотят ждать! — Он улыбнулся и получил ответную дежурную улыбку.

— Ваше имя, сэр?

— Гарри Шеппард.

Он отошел от кассы, пряча билет в карман. Через несколько минут им станет известно, что Гарри Шеппард приобрел билет туристского класса до Мемфиса (кстати, съевший остаток его жалкой наличности). Сначала они будут ошеломлены, потом постараются разгадать его замысел, ибо едва ли подумают, что он внезапно лишился рассудка. Тем не менее мемфисский рейс им придется контролировать особенно тщательно — у них просто не будет иного выхода. А значит, внимание к другим рейсам ослабнет, в том числе к рейсу на Майами. Что бы сделал на их месте он сам, Гарри Шеппард? Вызвал бы подкрепление? Оно вполне успеет к мемфисскому рейсу, но он к тому времени уже улетит в Майами. Если улетит… Закрыл бы аэропорт, отменил все полеты? К счастью, это не в их власти, да и, будь это возможно, они не стали бы оплачивать такие убытки из-за Гарри Шеппарда. Они уверены в себе. Они знают, что так или иначе им удастся схватить его. Что ж, необходимо их переубедить.

Шеппард остановился в нескольких шагах от толпы пассажиров возле стойки, где шла регистрация билетов на Майами, прислонился к колонне (проходивший полицейский окинул его подозрительным взглядом). Так, двое тихо переговаривающихся бизнесменов… Шумная семья туристов… Влюбленная парочка… Не то. А вот этот хмурый мужчина лет сорока с дорожным кейсом, что стоит чуть поодаль… Он, кажется, летит один, и времени на поиски кого-то другого нет.

Небрежной походкой Шеппард подошел к мужчине, осклабился и хлопнул его по плечу.

— Джек! — В его голосе слышалась неподдельная радость. — Старина! Черт возьми, сколько же мы не виделись, а? Лет десять? Черт, как я рад! Иду, смотрю — да это же старина Джек Дорси!

Одинокий пассажир отстранился.

— Простите, сэр, — сказал он вежливо. — Вы ошиблись.

— Ошибся! Еще чего! — захохотал Шеппард. — Не валяй дурака, Джек! Я Том, Том Уайлер!

— Извините, — произнес мужчина уже раздраженно, — вы ошибаетесь.

Шеппард умело изобразил сомнение:

— Вы — Джек Дорси из Миннеаполиса, не так ли?

— Ничего похожего, сэр. Мое имя Йэн Эштон, я всю жизнь прожил в Нью-Йорке и никогда не бывал в Миннеаполисе.

Сомнение на лице Шеппарда сменилось огорчением.

— Прошу у вас прощения, сэр. Вы так похожи на моего старого приятеля, что я… Да, теперь я вижу, что ошибся. Еще раз извините, сэр.

— Ничего, ничего, — равнодушно сказал пассажир и отвернулся.

Гарри Шеппард медленно пошел прочь, раза два оглянувшись, словно недоумевая, как он мог так обознаться. Когда толпа скрыла Эштона, Шеппард быстро поднялся в радиотрансляционную и заказал объявление, выложив последние два доллара.

Из динамиков прозвучал мелодичный голос:

— Мистера Йэна Эштона, вылетающего в Майами, просят срочно подняться в бар сектора «А» на втором этаже. Мистер Йэн Эштон, вас ожидают…

Чтобы попасть из регистрационного зала в бар сектора «А», нужно сначала пройти по коридору, где расположены туалеты и какие-то административные комнаты. Людей здесь обычно бывало немного, как знал часто летавший Шеппард. Сейчас и вовсе никого… А в туалете? Шеппард толкнул дверь и вошел. В просторной, выложенной розовым кафелем комнате также никого не было, и все кабинки были свободны. Шеппард встал у приоткрытой двери, наблюдая за коридором.

Из-за угла показался Эштон. Он шагал торопливо — боялся опоздать на регистрацию, и на лице его были написаны недоумение и озабоченность. Кейс он нес с собой. Действительно летит один? Если все же нет, тогда скверно… Интересно, подумал Шеппард, связал ли Эштон неожиданный вызов и встречу с мнимым приятелем и какой сделал вывод?

Эштон поравнялся с дверью. Шеппард резко распахнул ее и рывком втащил Эштона внутрь, где встретил его страшным, точно рассчитанным ударом в голову. Без единого звука злосчастный пассажир рухнул на кафельный пол.

Шеппард быстро обшарил его карманы, достал из бумажника билет, водительские права, деньги, запихнул все на прежнее место и положил бумажник в свой карман. Затащив Эштона в крайнюю кабинку, Шеппард усадил его на унитаз. Вырвал проволочное крепление для туалетной бумаги, распрямил его и изогнул на конце. Потом вышел, закрыл кабинку и при помощи этой импровизированной отмычки запер ее изнутри. Проволоку он бросил под дверь, отошел и оглянулся. Ноги Эштона виднелись в окошечке в нижней части двери. Очень хорошо.

Дверь открылась. Когда человек вошел, Шеппард спокойно и тщательно мыл руки, кейс стоял возле него. Потом он подхватил кейс и направился в зал.

Он подошел к стойке регистрации одним из последних. Дорожный кейс Эштона был достаточно мал, чтобы сдать его в багаж, и достаточно велик, чтобы считаться ручной кладью. Шеппард предпочел сдать. Вообще пассажиры без багажа — сплошь подозрительные личности, но в Майами он только помешает.

Девушка у стойки мельком бросила взгляд на водительские права и кивнула. В очереди за Шеппардом стояли еще лишь два пассажира — пожилой толстяк, похожий на техасского фермера, и жизнерадостная разодетая старушка — наверное, его жена.

На летном поле Шеппард постарался пробиться вперед и держаться в самом центре толпы пассажиров. Раньше он не успел тщательно разглядеть билет, изъятый у Эштона, — оказалось, что он летит первым классом.

3

Когда «боинг» пошел на взлет и роскошная панорама бухты Нью-Йорка исчезла внизу, Шеппард ослабил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, откинулся на мягкую спинку кресла… Словом, повел себя так, как почти любой обычный человек, оказавшийся наконец в самолете после предотлетной суеты. Сосед ему попался как нельзя более подходящий — унылый старичок в белом полотняном костюме и сандалиях, который вскоре уснул под едва слышный гул турбин. Шеппард листал номер какого-то иллюстрированного журнала… Последний этап будет самым трудным, невероятно трудным, почти непреодолимым. И планировать тут ничего нельзя — слишком многих факторов не учесть. Скоро ли найдут Эштона? Не важно, за три часа они тем или иным способом выяснят, каким рейсом улетел Шеппард. Каковы же будут их дальнейшие действия? Сообщат экипажу? Сомнительно, не в их интересах каким-либо образом провоцировать опасную ситуацию в воздухе. Нет, их люди будут ждать его в Майами, но где? Прямо у трапа или у входа в аэропорт? Скорее всего, к самолету идти побоятся. Они не знают, не ухитрился ли он пронести на борт оружие. Если возникнет стычка, да еще с угрозой для жизни пассажиров или захватом заложников, конгресс сотрет ФБР в порошок, а у них и так напряженные отношения. Под ударом окажутся позиции Ордена, а на это они не пойдут никогда. Значит, у входа, но для Шеппарда нет почти никакой разницы — все летное поле будет оцеплено…

2
{"b":"5554","o":1}