ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Улетела в Европу по делам… Есть хочешь?

— Перекусила бы что-нибудь.

— Тогда выключай компьютер и пошли на кухню.

Проинспектировав свои припасы, Хойланд соорудил для Евы сэндвичи с ветчиной, открыл пакетик чипсов, налил яблочного сока.

— А какая у тебя профессия, Джек? — спросила Ева, с аппетитом уничтожая сэндвич. Хойланд улыбнулся:

— Ты видела фильм «Люди в черном»?

— Конечно, это класс! Про парней, которые защищали Землю от разных инопланетных негодяев!

— Вот это и есть моя профессия.

— Ну и дела-а. — Глаза девочки сделались круглыми, как две луны. — Так это не выдумка, ты — один из них? И ты видел живых инопланетян?

— Сколько угодно. — Хойланд сдержал усмешку.

— Ой, как здорово! — хлопнула в ладоши Ева. — Расскажи что-нибудь про них!

— Ну, в фильме это лучше показано… Девочка лукаво прищурилась:

— Брось, инопланетян не бывает! Ты меня разыгрываешь… А жаль, я бы тоже хотела! Ты, наверное, сценарист, придумываешь такие фильмы?

— Ну, не совсем… А ты увлекаешься кино? Хочешь стать актрисой?

— Нет… Хочу заниматься программированием, разрабатывать компьютерные игры. Как, по-твоему, у меня есть способности?

— Не знаю, — сказал Хойланд. — Думаю, главное — это желание.

— Я уже умею писать простые программы. Конечно, мне еще учиться и учиться, — с сожалением произнесла Ева. — Интересно, какие будут компьютеры, когда я вырасту? Ужасно сложные, наверно.

— Конечно, сложные, — сказал Хойланд, подставляя опустевший стакан под струю холодной воды. — Но ведь это все для удобства делается. Чем сложнее устройство, тем проще в обращении. А насчет программирования… Тут я не специалист. — Он поставил стакан на стол и обернулся к девочке: — Еще сэндвич, нет? Тогда поехали.

— Куда?

— Увидишь.

Заинтригованная Ева уцепилась за руку Хойланда. Они спустились к «фольксвагену», Хойланд усадил девочку на переднее сиденье и пристегнул ремнем безопасности.

Он снова тщательно проверился — никаких признаков слежки. И все же полностью исключить эту возможность было бы легкомысленно. Но если на них решат напасть, нападут где угодно — с равным успехом и в квартире, запросто вскрыв дверь, и на улице. А за рулем своего «фольксвагена» Хойланд чувствовал себя более уверенно, чем дома. Тут он в своей стихии, в искусстве вождения ему мало равных. Если понадобится, машина превратится в орудие и защиты, и контратаки.

Прежде чем выехать из города, Хойланд покружил по кварталам, поворачивая где попало и возвращаясь на прежнее место. Явной слежки действительно нет.

— Джек, ты заблудился? — Ева озабоченно смотрела в окно. — Мы тут уже были.

— Разве? Ну что ж, давай поедем в другую сторону.

— А куда мы все-таки едем?

— Не задавай лишних вопросов.

За рядами коттеджей-близнецов северо-западной окраины Нью-Йорка, в направлении Хартфорда, потянулось бескрайнее зеленое поле, прорезанное прямой как стрела автострадой. У горизонта вырастала, быстро приближаясь, диспетчерская башня аэроклуба «Кингз Уингз». На посадку заходил небольшой самолет, покачивая крыльями.

Возле башни Хойланд заглушил мотор.

— Где мы? — Ева с любопытством озиралась. — Это что, аэропорт?

— Выходи, приехали. — Хойланд отстегнул замок ремня на кресле девочки.

Ева выпрыгнула из машины на пушистый травяной ковер:

— Ой, как тут чудесно!..

Клонящееся к западу солнце выплескивало жидкое золото на огромные стеклянные грани обзорной площадки башни, окрашивало в фантастические цвета низко зависшие неподвижные облака.

— Подожди меня здесь, я ненадолго, — сказал Хойланд и вошел в дверь у основания башни. Поднявшись по винтовой лестнице на второй этаж, он постучал в другую дверь и толкнул ее.

В тесной, загроможденной аппаратурой комнатке рыжий парень лет тридцати листал «Пентхауз», сидя на неудобном стуле. Увидев Хойланда, он отложил журнал и встал.

— Здравствуйте, мистер Хойланд.

— Привет, Нейл. Как поживаете?

— Спасибо, мистер Хойланд. Вы приехали полетать или по какому-нибудь делу?

— Полетать. Хочу покатать девочку, дочку друга.

— Ага, понятно… На двенадцатой стоит «Сессна Скайлэйн Эр-Джи» с полными баками. На нее нацелился было Лэндон, но он выпил, и пришлось отменить. Пожалуйста, вашу кредитную карточку и разрешение на полеты.

Хойланд вручил Нейлу то и другое, тот всмотрелся в документ:

— О, плохо дело… Просрочено. И по самолетам, и по вертолетам…

— Ну и что? — Хойланд изобразил пренебрежительный жест. — Не разучился же я летать.

— Я-то ничего, но Баннистер может упереться.

— Идем к Баннистеру.

После краткой, но энергичной перепалки Хойланд уговорил президента аэроклуба продлить разрешение задним числом на текущий и следующий месяцы. Баннистер симпатизировал Хойланду, зная его как отличного пилота, и отнекивался больше для соблюдения ритуала. Заодно он проинструктировал Хойланда насчет свободных и рекомендуемых на сегодня воздушных коридоров.

Ева лежала на траве, закусив зеленый стебелек, и смотрела в небо. При виде Хойланда она вскочила.

— Поехали. — Хойланд распахнул дверцу «фольксвагена».

— Опять?!

— Всего с километр.

Хойланд подогнал машину вплотную к самолету. Ева смотрела во все глаза.

— Вот это, — объяснил Хойланд, выбираясь на бетон полосы, — «Сессна Скайлэйн Эр-Джи», модель Р-182. И сейчас мы на ней полетаем.

Ева запрыгала от восторга:

— Потрясающе, Джек!

Она вскарабкалась в кабину самолета. Хойланд сел рядом, на место второго пилота: управление дублировалось, и не было разницы, где сидеть. Ева с подлинной жаждой первооткрывательницы оглядывала приборную панель.

— Что это, Джек? — Она ткнула пальцем в круглую шкалу слева.

— Указатель воздушной скорости в узлах… Вот в центре альтиметр, он показывает высоту. А это самый главный прибор, авиагоризонт. По нему мы будем контролировать весь наш полет — набор высоты, снижение, развороты.

— А это? — Палец девочки перебежал на приборы правого ряда.

— Указатель вертикальной скорости — то есть он показывает, как быстро мы летим вверх или вниз. Вот эти приборы отмечают курс. Здесь электронный компас, топливо, давление и температура масла, часы…

— Часы я узнала, — укоризненно выговорила Ева.

— С чем тебя и поздравляю. Дальше, этот столбик: рули высоты, счетчик оборотов двигателя, шасси, закрылки. Огни — сейчас мы их включим и пристегнемся.

Хойланд вызвал башню:

— Нейл, я Д-105, Хойланд… Разрешите взлет.

— Д-105, мистер Хойланд, взлет разрешаю… Поаккуратнее там в небе, с ангелом не столкнитесь, их что-то много на этой неделе.

— Предупреждение принял, взлетаю. —

«Сессна» разбегалась по двенадцатой полосе. Когда скорость дошла до шестидесяти пяти узлов, Хойланд оторвал машину от земли.

— Ева, не зевай, убирай шасси… Или я один должен справляться?

— Я?! — восхитилась девочка. — А как?

— Да вот же, я тебе показывал.

Ева с гордым видом выполнила поручение. Хойланд убрал закрылки, сбросил обороты и сделал плавный круг над башней. Еве показалось, что земля под самолетом приняла вертикальное положение. Хойланд выровнял машину.

— Ты впервые летишь? — спросил он.

— Ну, я летала на пассажирских самолетах. Но это же не то, разве можно сравнивать — там тебя везут, как багаж.

— Еще как не то, — согласился Хойланд. — Долетим до Хартфорда и обратно?

— Я готова лететь до самого Олбани, — заверила Ева.

Внизу, пересекая границу штатов Нью-Йорк и Коннектикут, поблескивала серебряная нить железной дороги к Провиденсу, по ней ползли сцепленные коробочки поезда. Ни одного самолета не было видно ни поблизости, ни вдали. Хойланд взял западнее и вновь оказался над полем. «Сессну» покачивало, как на величавых волнах океана.

— А теперь бери управление, — сказал Хойланд. — Я что-то устал.

— Я буду управлять сама? — Ева радостно-недоверчиво воззрилась на Хойланда.

40
{"b":"5554","o":1}