A
A
1
2
3
...
75
76
77
...
87

18

Ночью Кригер спал — так же, как и в любую обычную ночь. Утром он приня i душ, тщательно побрился, облачился в форму, как ни в чем не бывало включил телевизор. Диктор перечислял внутренние новости Фортресса на немецком языке с английскими субтитрами (англоязычное население составляло около тридцати процентов). Строительство новых расширенных складов на двадцать пятом уровне завершается… Транспортными самолетами доставлена партия продовольствия… В девятнадцать часов в кинотеатре «Олимпия» демонстрируется документальный фильм…

Стоящий перед телевизором с сигаретой в левой руке и чашкой кофе в правой Кригер не слышал, как открылась дверь — замок и петли были щедро смазаны. Обернулся он на звук шагов. В гостиной появились Генрих Мерц, Эберхард фон Хепп и двое парней в черных рубашках, с пистолетами в кобурах.

Кригер поздоровался первым, никто не ответил. В спокойных и прозрачных серых глазах Мерца не читалось эмоций, фон Хепп также выглядел безразличным.

— Садитесь, господа, — пригласил Кригер. — Кофе? Я только что сварил.

— Не нужно, — произнес Мерц.

Он выключил телевизор, уселся в кресло, его примеру последовал фон Хепп. Парни остались у двери, украшая выход наподобие атлантов у театрального подъезда.

— Мы обязаны задать вам несколько вопросов, Кригер, — сказал Мерц холодно. — Но прежде сдайте личное оружие.

— Как это понимать? — Кригер вынул из кобуры пистолет, перехватил за ствол и передал Мерцу. — Я арестован?

— Пока вы под следствием.

— Уже утешительнее. И в чем же меня обвиняют?

— Вы знаете в чем. Кригер скривился.

— Давайте оставим эти игры, доктор! Вы сейчас похожи на полицейского, который поймал хулиганистого мальчишку, но не уверен, что именно он увел приемник из машины. И вот начинается: «А что я сделал, сэр?» — «Ты знаешь что». — «Нет, не знаю». — «Нет, знаеши…» Если вам угодно говорить со мной серьезно, я по мере возможности отвечу на все ваши вопросы. Если же нет, в угадайку я играть не стану.

— Хорошо. Вы обвиняетесь в том, что инсценировали покушение на профессора Бергера и дали ему возможность скрыться. Ваша вина доказана.

Кригер пожал плечами:

— Если моя вина доказана, о каких вопросах идет речь?

— Я не спрашиваю вас о том, сделали вы это или нет. Я спрашиваю, почему вы это сделали.

Докуривая сигарету, Кригер молчал, а Мерц и фон Хепп терпеливо ждали. Наконец Кригер негромко заговорил:

— Я прошу убрать этих клоунов, доктор Мерц. — Он кивнул на дверь.

После секундного колебания Мерц отдал краткую команду. Парни вышли, злобно покосившись на Кригера.

— Говорите, — сказал Мерц.

— Мне нелегко решиться…

— Ничего. Решились на преступление, решитесь и на признание.

— Да, я действительно сделал это, доктор. И мотивы моего поступка…

— Преступления, — поправил Мерц.

— Преступления, — повторил Кригер, — вряд ли можно назвать благородными…

— Каковы же они?

— Деньги.

— Вот как? А подробнее?

— Я понимал, что Бергер — человек не бедный. И я усмотрел тут неплохой шанс… Я решил рассказать ему о том, что он на мушке беспощадной и всемогущей организации, и предложить спасение жизни в обмен на сто тысяч долларов.

— Сумма не слишком-то велика, — заметил Мерц.

— Смотря для кого.

— Но вы могли сыграть с Бергером в двойную игру. Взять деньги и убить его.

— Именно это я и планировал вначале! — воскликнул Кригер. — Но проклятый профессор оказался хитрой лисой.

Он согласился выплатить деньги только после успешной имитации покушения.

— И вы не побоялись обмана?

— Боялся он, а не я. Я так напугал его рассказами о моих безусловных возможностях достать его где угодно и отомстить, что он был рад отдать сто тысяч.

— Так… И чем вы можете подтвердить свою историю? Кригер двинулся ва-банк.

— Ее может подтвердить Бергер. Стоит его припугнуть, и он выложит все как на духу. Спросите Бергера.

— Спросим… А еще какие доказательства?

По этому вопросу Кригер понял, что Бергер не найден.

— Я назову вам номер счета в «Чейз Манхэттен Бэнк». Деньги перечислены туда.

Это был один из анонимных счетов, открытых Орденом для экстренных надобностей. Так как потребности в нем на памяти Кригера не возникало, он надеялся, что там по-прежнему лежат сто тысяч долларов — потому он и назвал эту сумму.

— Что ж, мы проверим… Пока вас будут содержать в камере на тридцатом этаже. Потом… Подумаем, что с вами делать. Если проверка подтвердит ваши показания, можете надеяться на шанс искупить вину. Если же вы обманули нас хоть в мелочи… Тут, по-моему, все ясно?

Мерц выглянул в коридор, позвал охранников и приказал:

— Отвезете его на тридцатый, в камеру триста один. Доложите по телефону, я буду в своем кабинете. И помните — никому ни слова о задержании Эрвина Кригера! Не хватает нам тут еще деморализующих слухов… Все.

На прощание фон Хепп, так и не сказавший ни слова, бросил на Кригера странный взгляд — не то разочарованный, не то недоверчивый. Охранники вывели Кригера в коридор и сопроводили к электромобилю. Машина долго петляла к лифту, оставляя время на размышления.

В покое его так или иначе не оставят, что бы ни показали их проверки. Начнутся беспрерывные допросы хотя бы с целью узнать, где скрывается Бергер, — ведь они не поверят, что Кригеру это неизвестно. И по сравнению с этими допросами приватный аттракцион ужасов Сарджента покажется комнатой смеха… Но не это страшно. Если Мерц применит психотехнику Дамеона, он сможет узнать все — об Эвансе и Рэнди, об Ордене. А значит, ждать нечего. Нужно действовать сейчас.

На тридцатом этаже Кригера провели по мрачному безлюдному коридору и втолкнули в камеру, всю обстановку которой составляли стол, табурет и топчан. К стене был прикреплен телефонный аппарат. Охранник снял трубку и набрал номер.

— Триста один, мы на месте, все в порядке.

Момент для нападения был крайне неудобный. Второй охранник стоял прямо за спиной Кригера, в одном шаге. Но другого случая не представится.

Когда парень вешал трубку на рычаг, Кригер в молниеносном выпаде рубанул его по шее, мгновенно развернулся и с отвлекающим движением вправо провел сокрушительный левый хук. Оба конвоира повалились к его ногам одновременно. Только внезапность атаки принесла успех. Замешкайся Кригер хоть на четверть секунды, на этом завершилась бы его миссия и началось медленное болезненное умирание.

Теперь Кригер обладал двумя мощными пистолетами «беретта М-92», имеющими сцепленный затвор, самовзводный механизм и по пятнадцать девятимиллиметровых патронов в магазинах. Весьма нешуточное оружие.

Кригер сунул один пистолет в кобуру, другой в карман, снял с парней ремни и рубашки, связал обоих, выглянул в коридор — тихо и пусто. Он оборвал телефонный провод, вышел, заперев за собой дверь подобранным с пола ключом, и двинулся вдоль источавшей холод стены. Он искал ближайший лифт, который доставил бы его на девятнадцатый этаж, к Эвансу. Флетчер находился куда ближе, на двадцать четвертом, но его очень хорошо охраняли, одному там не справиться.

19

У двери на девятнадцатом его встретили двое охранников. Узнав Кригера, они пропустили его. Войдя, он молча протянул Эвансу «беретгу». В ответ на удивленный взгляд он написал в записной книжке:

«Ситуация изменилась. Меня пытались запереть, пришлось бежать из-под стражи. Нет, я не разоблачен как Хойланд, другое. Им невыгодно было поднимать шум вокруг этого дела, так что у нас есть небольшая фора. Уходим. Я зову охранников, берите того, кто будет к вам ближе».

Эванс кивнул. Кригер снова распахнул дверь и приказал охранникам войти. Тот, кто вошел первым, очутился справа от двери, вследствие чего и получил удар по черепу от Эванса рукояткой пистолета. Его напарник рухнул после симметричной атаки Кригера, который тут же принялся сдирать с него одежду, чтобы мог переодеться Эванс. Разумеется, одежда охранника не могла сделать Эванса неузнаваемым, но давала преимущество на расстоянии.

76
{"b":"5554","o":1}