ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наша семья — Ривьера, Ницца, — с гордостью заявила дедова внучка.

— Ривьера сегодня? Отлично. Я вернусь через час, и чтобы был адвокат.

— Не смотреть дом? — удивилась Миранда.

— Нет. И так вижу, се си бон, бьен аристократик, у меня мало времени, цайт. Э, темпо, как по-вашему, черт…

Миранда перевела. Старик был несколько ошарашен напористостью молодого американца, но успокоил себя выводом, что за океаном все такие, и отправился звонить адвокату.

На улице Рэнди нашарил взглядом «фольксваген» Хойланда, стоявший на прежнем месте, — очевидно, он так и не двигался с ночи. Рэнди достал из кейса два сероватых диска микрофонов, подошел к машине, просунул руку через раму без ветрового стекла, открыл дверцу и сел на водительское сиденье. Первый микрофон он укрепил под приборной доской, перебрался назад и установил второй внизу, там, где резиновое покрытие сбоку отставало от пола.

Через час Рэнди подписал договор об аренде особняка, и дед отбыл в сопровождении внучки и въедливого адвоката, который не удовлетворился предъявленными документами и звонил в Америку, устанавливая личность претендента (разумеется, за счет последнего).

Рэнди осмотрел свои новые владения. На первом этаже располагались прихожая, гостиная, кухня, еще какие-то две комнаты, а на втором — две спальни, каждая с отдельной ванной. Дальнюю спальню Рэнди избрал своей резиденцией, поскольку оттуда открывался прекрасный вид на автостоянку и дом Хойланда.

За окном сгущались тучи. Капризы погоды напомнили Рэнди о том, что весь его гардероб и прочие вещи остались в отеле — надо съездить туда и забрать их, а заодно рассчитаться. И пора взять машину напрокат.

Спустя два часа переодетый в плащ Рэнди подъехал к арендованному им особняку на прокатном «саабе» темно-синего цвета. По дороге он посетил супермаркет, запасся виски и консервами в таком количестве, словно готовился выдерживать осаду. Все купленное перекочевало на второй этаж, где был наблюдательный пункт Рэнди.

Хойланд и Норд показались из подъезда минут через двадцать. Рэнди навострил уши, быстренько прибавил громкость приемника и прильнул к стеклу.

Норд уселся на переднее сиденье «фольксвагена». Хойланд открыл было дверцу, но что-то вдруг привлекло его внимание. Он подошел к багажнику и поднял крышку. Рэнди мысленно проклял себя за то, что не вытащил кусок картона от сигаретной пачки и не захлопнул багажник. Норд вновь вылез из автомобиля. Вдвоем с Хойландом они обследовали неплотно закрытую крышку. Рэнди не слышал, о чем они говорят, — микрофон был слишком далеко, но по их жестикуляции и крайне деликатному обращению с багажником понял, что они опасаются бомбы. Наконец после ряда непонятных манипуляций Хойланд медленно поднял крышку.

— Мамма миа! — воскликнул он так громко, что это донеслось и до приемника Рэнди. — Меня всего-навсего обокрали.

Оба сели в «фольксваген», и Рэнди услышал их диалог.

— Что за черт?! — удивлялся Хойланд. — Утащили пустые канистры и запасное колесо. Кому понадобились эти сокровища, и не многовато ли неприятностей для одних суток?!

— А это что, по-вашему? — осведомился Норд.

Рэнди схватил бинокль, переключенный на дневной режим, и разглядел, что Норд показывает Хойланду извлеченную из паза замка сложенную вчетверо картонку, оторванную от пачки сигарет.

— Это было в замке, — пояснил Норд. — Как вы думаете, станет ли мелкий жулик совать в замок эту штуковину, чтобы он не захлопнулся? Зачем это ему?

— Действительно, зачем? — повторил Хойланд.

— Затем, чтобы крышку можно было открыть изнутри, — внес ясность Норд.

— Погодите-ка, — сказал Хойланд, — дайте сюда. Он взял картонку из рук Норда и развернул.

— «Питер Стивесант»! Такие сигареты были у мистера Стила! Пари держу, мы привезли его в багажнике! Они посмотрели друг на друга и расхохотались.

— Ай да мистер Стил, — сквозь смех выдавил Хойланд. — Он нас выследил! Честное слово, я начинаю жалеть, что мы его выставили. Такой пронырливый юноша мог бы принести немало пользы…

— Погодите, мистер Хойланд, — азартно заверил Рэнди, пользуясь тем, что его тирада не слышна адресату, — вы еще не знаете, кто я такой.

— Куда едем? — спросил Норд.

— По графику. На станцию техобслуживания, на радиостанцию, в ресторан. Однако мне кажется, было бы полезнее, если бы вы не торчали на виду рядом со мной, а взяли бы напрокат машину и держались сзади.

— Нет, — возразил Норд. — Нам нужен живой трофей, это верно. Вы — приманка, но вы также нужны живым, и дальше чем на два метра я от вас не отойду.

— Как знаете, — буркнул Хойланд, — но я считаю, что моя диспозиция удачнее.

— Считайте как вам заблагорассудится, — разрешил Норд вполне добродушно.

Мотор «фольксвагена» заработал, и автомобиль скрылся за углом.

Рэнди торжествовал и поздравлял себя, выдав самому себе награду в виде полного бокала первоклассного виски. Его слежка только начиналась, а он уже узнал массу примечательного. Во-первых, ему стал известен их план. Используя Хойланда в качестве приманки, они собирались захватить того, кто осуществит покушение. А коль скоро они так убеждены в неизбежности нападения на Хойланда, значит, убийства Льюиса и Рико связаны в единую цепь, и эта цепь на них не заканчивается. Рэнди получил подтверждение того, что вожделенная сенсация и впрямь разворачивается у него под носом. От него требуется только вцепиться в нее обеими руками и не упустить. Вместе с тем еще кое-что пришло Рэнди в голову, заставило его залпом допить бокал и нервно полезть в карман за сигаретами.

Раньше он воспринимал все происходящее словно с некоторой дистанции, ощущая себя скорее персонажем страшноватого, но увлекательного фильма, нежели участником реальных событий. Теперь он неожиданно осознал, в какую черную дыру его затягивает. Выходило, что он гоняется не просто за одним убийцей или даже за несколькими, а за целой организацией, которая и ЦРУ не боится. Впервые с той ночи во Флориде, когда был убит Льюис, Рэнди испугался по-настоящему. Если он засветится, никакой пистолет его не спасет.

Он встал с кресла, закурил, инстинктивно отодвинулся от окна и зашагал взад и вперед по комнате. Ему захотелось немедленно бросить все, купить билет в милый сердцу Детройт и сегодня же вечером выйти на сцену родного клуба «Мотор Сити Рок». Захотелось, но всего лишь на секунду… Он потряс головой, словно отгоняя дурное наваждение. Рэнди Стил шел за своей сенсацией, как голодная собака за суповой костью, и ни остановиться, ни свернуть не было сил.

Он не знал, что в ту минуту, когда он наконец заснул, на Земле умер еще один человек. В Нью-Йорке, в центре Манхэттена, на углу джазовой 52-й улицы и престижной Первой авеню, возле дома номер четыреста пятнадцать был застрелен Ричард Тревис, проходивший в списке под номером шесть.

15

Двести тысяч долларов! Том Вуд и не мечтал о такой сумме. И лишь за то, чтобы нажать несколько кнопок на клавиатуре компьютера.

Двадцатишестилетнего лейтенанта Вуда тяготила военная карьера. Только по настоянию отца, кадрового офицера ВВС, кавалера креста «За летные боевые заслуги», Том поступил в Вест-Пойнт. Годы учебы не только не привили ему вкуса к службе, но вызвали к ней стойкое отвращение. Суровая муштра и была рассчитана на то, чтобы вовремя выявить и отсеять тех, кто не проявит достаточного рвения и не пожертвует ради армии всем личным, включая индивидуальную свободу и сокровенные помыслы. Том выдержал все ради отца, которого любил, и еще потому, что плохо представлял себе, чем другим может заниматься в жизни. Он был бы не прочь заиметь магазин, торгующий аудиоаппаратурой и компакт-дисками, и даже присмотрел такой в родном Оклахома-Сити, но без всякой надежды сделаться когда-нибудь его владельцем. Финансовые возможности семьи Вудов не позволяли покупать магазины.

Но теперь у него будет магазин. И очаровательный домик в лесу на берегу реки Норт-Канейдиан. И красный спортивный автомобиль. Отцу придется пережить увольнение сына в запас, удар смягчат успехи Тома в бизнесе. Он уже придумал, как объяснит происхождение крупной суммы: якобы старый приятель, вделавший головокружительную карьеру в «Дженерал Моторс», очарованный негоциантской хваткой Тома и размахом его идей, убедил банк предоставить кредит. Такой приятель действительно имелся, и Тому оставалось лишь уговорить его подтвердить легенду. Учитывая их дружеские отношения, трудностей это не составит, а проверять отец не будет. Он верит Тому.

16
{"b":"5557","o":1}