ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Министр обороны вошел в громадный кремлевский кабинет президента. Глава государства встретил его весьма неприветливо. Заваленный текущими делами, президент справедливо считал, что свои вопросы военные могут и должны решать сами.

— Этот вопрос особенный, — сухо сказал министр. — Вот подробный доклад. Главное я подчеркнул красным.

Президент просмотрел текст переданного ему документа, вопросительно поднял взгляд на собеседника.

— Это значит… — Он не договорил.

— Да, — подтвердил министр обороны. — В результате изменения траектории спутник «Элис» столкнулся с неопознанным космическим объектом, который американцы называют «Черным Принцем». После столкновения два объекта не разошлись…

— Это больше похоже на стыковку, чем на столкновение, — заметил президент.

— Как бы там ни было, сейчас они составляют один массивный объект, и самое большее через две недели он рухнет на Землю. Никто не знает, что такое «Черный Принц», но американский спутник начинен плутонием! И специалисты полагают, что он упадет примерно в районе Новосибирска.

Президент покачал головой:

— А что говорят американцы?

— Утверждают, что это и для них гром среди ясного неба.

— Действительно среди ясного неба… Лучше не скажешь… Но разве они не в состоянии управлять собственным спутником? А если нет, пусть взрывают, или… Я не знаю. Должен же быть какой-то выход.

Министр обороны молчал.

— Я свяжусь с Вашингтоном по «красной линии», — сказал наконец президент. — Благодарю вас… Вы можете идти.

Министр обороны повернулся к дверям.

— Да, вот еще что, — остановил его президент. — Примите все меры для обеспечения секретности. Уверен, что американцы делают то же самое. Паника никому не нужна.

Попрощавшись с министром обороны, президент распорядился выяснить, возможен ли немедленный разговор с президентом США. Ему вскоре ответили: несмотря на то что в Вашингтоне глубокая ночь, президент США находится в Овальном кабинете и готов к разговору. Тогда президент России приказал соединить его с Белым домом столицы США по «красной линии» — трансатлантическому кабелю прямой связи между главами двух государств. После обмена приветствиями президент России сказал, что речь пойдет о спутнике «Элис».

— Делается все возможное, — прозвучал ответ из Вашингтона, — работа не прекращается ни на минуту. Проблема оказалась серьезнее, чем мы думали поначалу, но мы надеемся решить ее.

— Что такое «Черный Принц»? По данным наблюдений наши специалисты не смогли идентифицировать этот объект.

— Предполагается, что это обломок астероида или метеорит. У нас не больше данных, чем у вас… Он как-то сцепился с «Элис», общая масса и сделала падение неизбежным. В ближайшее время мы собираем для консультаций ведущих экспертов НАСА и ВКС.

Президент России выдержал паузу.

— Я настаиваю, — веско сказал он, — чтобы в этих совещаниях принимали участие и российские специалисты.

— Мы готовы пойти на это, — сразу согласился президент США. — Такой вариант рассматривался.

— Где они пройдут? Я полагаю, необходимо учитывать требования секретности во избежание паники.

— В Бискайском заливе сейчас находится авианосец «Теннесси». Вряд ли где-либо мы сможем гарантировать большую секретность, чем на борту американского военного корабля. Наши специалисты готовы прибыть туда в любой момент, поэтому сроки встречи назначайте вы.

— Нам потребуется время, ведь начинать придется практически с нуля, — произнес президент России после некоторого раздумья. — Но медлить нельзя. Как можно скорее.

— В принципе я согласен, — подвел итог президент США. — Подробности будут оговорены на уровне дипломатических ведомств.

Беседа высших персон двух государств была окончена.

Соблюсти полную секретность оказалось не так легко. Станции спутникового контроля имелись не только у России и США. Сотни людей в разных странах знали о происшествии со спутником «Элис», и утечка информации могла произойти где угодно. Российские и американские дипломаты сбились с ног, уговаривая военные структуры разных государств не предавать случившееся огласке.

В общем и целом это им удалось.

В Москве спешно формировали делегацию для участия в совещаниях. Трудность заключалась в том, что никто толком не знал, каким именно специалистам надлежит заниматься этой проблемой, так как раньше ничего подобного не возникало. К тому же вечные соперники — Главное разведывательное управление и Федеральная служба безопасности норовили всунуть в делегацию своих людей в ущерб конкуренту. В конце концов компромисс был найден.

ГРУ включило в состав делегации полковника профессора Табачникова, что было только логично, ибо профессор как раз углубленно занимался вопросами, имеющими отношение к стратегической оборонной инициативе. ФСБ выдвинула кандидатуру полковника Виктора Смолина, который имел весьма отдаленное отношение к космосу, но зато являлся одним из наиболее доверенных и квалифицированных сотрудников. Возглавил же делегацию заместитель министра обороны генерал Казимов — человек, чьи власть и влияние простирались гораздо дальше отведенных ему должностью рамок. От слова генерала Казимова в России зависело немало. В журналистских кругах с чьей-то легкой руки его прозвали серым кардиналом. Впрочем, так называли стольких людей, что из них можно было бы сформировать полный кардинальский конклав и провести выборы серого папы римского.

Кроме того, в делегацию вошли ученые, конструкторы космической техники, военные, специалисты русской космической программы и личный представитель президента — всего шестнадцать человек.

Получив благословение на самом высоком уровне, делегация вылетела в Испанию, откуда вертолет должен был доставить ее на авианосец.

17

Тома Вуда арестовали вечером на пороге бара. Сдав дежурство, он вернулся в Райфл и направился на встречу с человеком в коричневом костюме, чтобы рапортовать о выполнении задания и потребовать вторую часть двухсот тысяч долларов. Стотысячный аванс был уже переведен в швейцарский банк — Вуд заранее проверил это по телефону. Ему было невдомек, что он в любом случае не получил бы ни цента.

Быстродействующие компьютеры мгновенно выдали на экран полковника Лэнса данные о преступлении лейтенанта Вуда — самовольном изменении траектории спутника. Лэнс проявил выдержку и самообладание. Он не арестовал Вуда немедленно своей властью, а доложил о случившемся командующему военно-космическими силами США генералу Николасу. Тот поставил в известность Пентагон, но там уже знали об инциденте.

Дело взяло в свои руки ФБР в тесном сотрудничестве с военными. Было решено проследить за Томом Вудом на предмет установления его контактов. Но так как ни в какие контакты он не входил, а просидел в баре полтора часа с разочарованным видом, два сотрудника ФБР у выхода подхватили его под локти и усадили в машину с затемненными стеклами. Лейтенанта Вуда доставили в Денвер, а оттуда спецрейсом в —Вашингтон.

Щуря глаза от резкого света направленной ему в лицо лампы с рефлектором, Том Вуд сидел на жестком стуле в кабинете на втором этаже «дома Гувера», здания штаб-квартиры ФБР. Вопросы задавали двое: майор военной контрразведки Митчелл и следователь ФБР Бреннан.

Вуд рассказал все, что знал, раз, другой… Десятый… Повторил показания под воздействием пентотала. При этом он говорил охотнее и подробнее, но суть рассказа не изменилась. Ни одного нового факта.

— Скажите, доктор, — обратился Митчелл к врачу, когда Том закончил. — В принципе человек под воздействием вашего препарата может солгать?

Врач пожал плечами:

— Черт его знает. Человеческая натура — самая неисследованная штука в мире. Встречаются очень сильные личности. Считается, что противостоять пентоталу невозможно, однако…

— Хорошо, — перебил Митчелл, — поставим вопрос иначе. Как, по-вашему, конкретно этот человек лжет?

— Исходя из моего опыта, я бы сказал, что нет, сэр. Он демонстрирует все характерные реакции. Прямо из учебника.

18
{"b":"5557","o":1}