ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вполне. Еще хотелось бы видеть Эндрю Уилсона и кого-нибудь из ЦРУ.

Таггерт нажал клавишу селектора и приказал секретарю передать Колбрайту и Уилсону просьбу прийти к нему в кабинет, мотивируя обстоятельствами чрезвычайной важности и срочности. Самым высокопоставленным сотрудником ЦРУ, находившимся в тот момент в Пентагоне, оказался Джеймс Моддард. Все трое явились через пятнадцать минут, заполненных напряженным молчанием.

— В чем дело, Джон? — осведомился Колбрайт с порога.

Таггерт кратко отрекомендовал посетителя. Колбрайт помрачнел:

— Вот как… — Он уселся за стол для совещаний напротив гостя, сели и остальные. — Что ж, слушаем вас, мистер…

— Хойл, — помог пришедший, — Стивен Хойл. Зовите меня Стив, хотя это псевдоним, как вы догадываетесь… Надеюсь, видео— и аудиозапись нашей беседы ведется?

— Нет, нет, — солгал Таггерт.

— Жаль. Президенту было бы любопытно взглянуть… Впрочем, как хотите. Итак, наши требования — двадцать миллиардов долларов.

— В противном случае? — спросил Колбрайт.

— Увы, картина незавидная. Ядерные боезаряды будут взорваны в Нью-Йорке, Чикаго и Сан-Франциско. Оставшийся плутоний в виде коллоидной взвеси будет растворен у истоков рек Миссисипи, Миссури, Колорадо и Рио-Гранде, а также в акватории Великих Озер, что лишит Америку питьевых и промышленных водных ресурсов по меньшей мере лет на двести. Взгляните сами. — Он подтолкнул папку к Уильяму Колбрайту. — Здесь принципиальные схемы и монтажные чертежи. Подробно показано, как мы использовали плутоний спутника для изготовления атомных бомб. Покажите вашим экспертам, и они подтвердят, что это не блеф.

— Вы понимаете, что решение будет приниматься не только присутствующими, — сказал Колбрайт, не раскрывая папки. — Сколько у нас времени?

— Сорок восемь часов, начиная с этого момента. Я имею в виду, на всю операцию, а первая выплата — завтра в четыре утра. Кстати, мы вполне одобряем вашу идею о максимально возможной секретности. Это и в наших, и в ваших интересах.

— Да, да. — Колбрайт машинально посмотрел на часы. — Продолжайте. Форма, место, время выплаты?

— Посмотрите, это здесь. — Хойл вновь притянул папку к себе, раскрыл ее и передал Колбрайту один из листов. — Золото в слитках, мелкие неограненные алмазы, анонимные ценные бумаги — здесь указано, какие именно, — и другие высоколиквидные активы. Не пробуйте пометить радиоактивными изотопами или как-то иначе — мы это обнаружим. Мы реалистично смотрим на вещи и понимаем, что выплатить такую сумму полностью за несколько часов вам не удастся. Помимо того мы рассчитали общий объем груза. При максимально допустимых для нас размерах контейнеров — найдете в этой папке — нам пришлось бы слишком долго кружить на одном месте, подбирая их все… Чего нам, безусловно, хотелось бы избежать. Словом, первая партия на два миллиарда долларов должна быть сброшена с вертолета над Атлантическим океаном в точке пересечения тридцатой параллели и семьдесят пятого меридиана. Как сделать, чтобы груз не утонул, придумаете сами. Любая попытка вести наблюдение немедленно — помните, немедленно, в туже секунду, когда мы засечем ее, — погубит Нью-Йорк. Хотите рискнуть городом — дело ваше, боезаряд уже установлен. После того как мы проведем химический и радиологический анализ груза, получите дальнейшие указания.

— Все? — Голос Колбрайта прозвучал резко.

— Почти, остались мелочи… Например, слежка за мной. Я лишь посредник, я только позвоню по телефону, и слежка сама по себе бессмысленна. Но если я через двадцать минут не позвоню, дядюшке Сэму придется туго… А теперь подпишите мне пропуск на выход…

Покрасневший от гнева Колбрайт начал выписывать пропуск.

— Стойте! — закричал вдруг Таггерт. — Не выпускайте его… Есть способы заставить его позвонить!

— Нет, — устало сказал Моддард. — Пусть идет…

— Мудро. — Хойл язвительно улыбнулся Таггерту. — Позвольте откланяться…

Он взял со стола подписанный Колбрайтом пропуск и вышел.

На набережной Хойл забрался в желтую «симку» и минут десять кружил по улицам, хотя и без того был убежден в отсутствии слежки. На Пенсильвания-авеню он зашел в телефонную будку, набрал номер и дождался ответа.

— Это Хойл, — произнес он в трубку. — Финальный отсчет.

Еще через час «Барс» под командованием Айры До-лана покинул базу, выбрался в Мексиканский залив и взял курс мимо Ки-Уэста на просторы Атлантики.

Группа экспертов секретного научного отдела АНБ не покладая рук трудилась над содержимым папки Хойла. Они пристальнейшим образом, чуть ли не пробуя на зуб, изучали схемы, составленные и вычерченные профессором Филлингемом. Мнения разделились поровну. Трое увенчанных лаврами ученых считали, что документы — чистейший блеф и что за столь короткий срок невозможно с применением описанной в них установки создать атомные бомбы на основе плутония-238. Трое других, не менее увенчанных, утверждали прямо противоположное, а профессор Смит даже заявил, что, будь у него представленное на чертежах оборудование и десяток толковых ассистентов, он соорудил бы килотонный боезаряд за пару часов. Теоретический спор грозил затянуться до бесконечности, а президент требовал незамедлительных рекомендаций. Сошлись на том, что если у террористов и нет атомных бомб, то отравить плутонием реки им ничто не помешает.

Вторая группа специалистов, сборная команда ЦРУ и ФБР, занялась личностью Стивена Хойла. Они просматривали видео, слушали аудиозапись, анализировали голос, сличали отпечатки пальцев. Это ничего не дало.

В двадцать часов сорок пять минут по вашингтонскому времени президент подписал распоряжение об отправке под усиленной охраной золота и ценностей на два миллиарда долларов на военно-морскую базу «Саванна-Пойнт» в штате Джорджия.

В перечисленных Хойлом городах работали специальные бригады военной полиции, вооруженные чувствительной аппаратурой. Они сообщали о любом сколь угодно незначительном превышении естественного радиационного фона, подозрительные места тщательно проверялись.

Ровно в четыре часа утра цинковые ящики с золотом и ценностями, помещенные в длинные серые металлические емкости с ручками для переноски, обвязанные пустотелыми блоками для придания плавучести, были сброшены с вертолета в указанной точке. Повинуясь инструкции, вертолет сразу же повернул назад, на базу «Саванна-Пойнт».

В четыре часа десять минут «Барс» всплыл на поверхность океана. Гидроакустическая аппаратура не отметила наличия судов в непосредственной близости. Нулевой результат показало и радиолокационное зондирование воздушного пространства. Айра Долан выбрался на палубу по трапу, проложенному внутри рубки, где ранее находилась всплывающая спасательная камера. Ее отсутствие позволяло принять груз без помех.

Луч прожектора обшаривал волны в рассветном мареве. На первый контейнер они наткнулись сразу, второй и третий нашли чуть позже, а на поиски четвертого, отнесенного течением к северу, ушло полчаса. Как только погрузка закончилась, субмарина легла на обратный курс.

22

Зимин включил передатчик.

Это был передатчик Дамеона, собранный из прибывших на «Черном Принце» технологических блоков. Собрать такой передатчик на основе земных технологий было очень трудно, немыслимо трудно… Тем не менее Мист сделал это, сделал уже давно. Иначе как смог бы он контролировать «Черного Принца» на орбите?

Но сейчас передатчики использовались для связи здесь, на Земле. На другом конце линии находился Мист… Зимин не слишком опасался, что их беседу перехватят. Передатчики Дамеона было почти невозможно засечь в эфире. Передаваемая информация кодировалась, накапливалась в кристаллической памяти аппарата и выстреливалась в виде импульса продолжительностью от трех до десяти микросекунд. Способ кодирования и передачи едва ли мог быть разгадан земными специалистами… Хотя как знать. В конце концов это всего лишь радиоволны.

— Феникс вызывает Квадро, — сказал Зимин в микрофон по-русски. — Феникс вызывает Квадро.

56
{"b":"5557","o":1}