ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Имейте в виду, — снова предупредил Рэнди, — ваши подписи имеют юридическую силу и будут признаны судом. Помните о пятидесяти миллионах.

С удовлетворенным видом он убрал бумагу в карман, где уже лежало аналогичное обязательство, подписанное Тернером. И если в первый документ он верил с трудом, то второй не вызывал у него сомнений. Эти ребята не подставят его, но и у Рэнди есть перед ними серьезный долг. Как им помочь?..

Рэнди поднялся с кресла. Он нуждался в уединении и усиленной работе мысли, подстегиваемой регулярным поступлением новых доз «Джека Даниэльса». Тогда, быть может, он сумеет предложить им хоть какой-нибудь план… Пока же у него в голове не было даже приблизительных намеков.

— Отдыхайте, — сказал он, подойдя к двери. — Я иду вниз. Вскоре мы встретимся и обсудим ситуацию подробнее, а пока я должен подумать. Если вам что-нибудь понадобится, позовите меня…

Внизу, в гостиной, Рэнди оккупировал старое, пропахшее пылью кресло, привлекавшее его главным образом необъятностью. Зажмурившись, он сделал подряд несколько глотков виски из новой бутылки. Привычное умиротворение растеклось по его телу…

Шевцов зачем-то рассматривал этикетку бутылки, оставленной для них Рэнди Стилом. Шерон прилегла поперек широченной кровати, закинула руки за голову:

— Помнишь, когда мы спали по-человечески в последний раз?

— Перед стартом, — буркнул Шевцов.

— Это было тысячу лет, назад…

— Так прими ванну и поспи. Когда-то еще удастся…

Шерон встала, сняла туфли и скрылась за дверью ванной. Послышался шум льющейся воды. Шевцов поставил бутылку на столик у окна. Ему не хотелось ни пить, ни спать — навалилась какая-то тупая апатия, сковывающая мышцы и блокирующая сознание.

Из ванной появилась Шерон, в халате, с мокрыми взъерошенными волосами. Без грима она выглядела удивительно домашней, словно вместе с ним пропали все разделявшие их барьеры.

— Ты прекрасна, — сказал Шевцов. Получилось это как-то механически. Меж губ Шерон блеснула белая полоска зубов.

— У тебя это вышло похоже на «иди к черту».

— Правда? — К Шевцову медленно возвращалось ощущение реальности. — Я не хотел…

Шерон подошла к нему и села на край кровати.

— С нами обоими происходит неладное… Наверное, это нервный шок.

— Да, нервный шок, — как эхо повторил Шевцов.

Он взял Шерон за плечи, развернул к себе и поцеловал. Она инстинктивно отпрянула, глядя на него будто издали, сквозь дрожащее марево. Потом ее глаза закрылись, руки обвили его шею, влажные губы чуть коснулись его губ.

Нежность — скрытая, тайная, жаждущая, безумная, утратившая надежду и пробудившаяся в робком доверии, — нашла выход в ответном поцелуе Шерон. Как и предсказывал патентованный детройтский хам Рэнди Стил, им не понадобились две спальные комнаты в эту ночь.

5

Тот факт, что покушений на жизнь Хойланда больше не было, вовсе не означал, что наемники Дамеона оставили его в покое. Слежка продолжалась, она стала даже изощреннее и плотнее, изменилась только ее цель. Особенно основательно на Хойланда насели после кратких газетных сообщений о смерти Берринджера. Поэтому вся сцена появления Шевцова, недолгой его беседы с Хойландом и бегства с Шерон на автомобиле Рэнди Стила развернулась перед глазами наемных шпионов. Так как никто не ожидал прибытия астронавтов в Париж, французская сеть не была предупреждена об охоте на них. Но Клод Вилар счел своим долгом выследить контактировавших с Хойландом людей и дать их описание в подробном радиодокладе.

Мист отреагировал двумя приказами. Первый адресовался Долану: прекратить операцию в Америке и отозвать Брюса на базу. Второй — Клоду Вилару: организовать нападение на дом, где укрываются мужчина и женщина. Женщину ликвидировать, мужчину похитить, накачать наркотиками и вывезти в Москву по каналу «Гамма-4». Действовать по обстановке, свидетелей не оставлять, трупы не вывозить, дабы не подвергаться дополнительному риску. Миста нисколько не волновало, что в погибшей женщине могут опознать Шерон Джексон. Во-первых, парижской полиции это не придет в голову. Во-вторых, если его интересы в чем-то временно и совпадают с интересами правительства США, так это в сохранении полной тайны вокруг обстоятельств катастрофы «Магеллана». Американские спецслужбы сами заткнут рот кому нужно, а во время допросов Шевцова в Москве можно будет выработать пристойную версию для тех же спецслужб. Виновником в любом случае окажется Шевцов!

Рэнди Стил к трем часам ночи вылакал всю бутылку «Джека Даниэльса», что и по его меркам было многовато, учитывая, что он пил с самого утра и при этом практически ничего не ел. Собственно, Рэнди не собирался напиваться, но, перебирая в уме и отбрасывая один за другим многочисленные планы и варианты, он утратил контроль над количеством выпитого. В его затуманенном мозгу застряла абсурдная идея, что он на пороге открытия и, если выпьет еще, непременно прояснит это открытие для себя. Пошатываясь и спотыкаясь, он побрел на кухню, открыл шкаф, где хранил запасы виски, и удивленно чертыхнулся. Шкаф был пуст.

О бутылке, оставленной Шевцову и Шерон, Рэнди не забыл, но не мог же он даже в таком состоянии подняться к ним…

Так, а винный погреб! Под ковром в гостиной имелся люк, ведущий в винный погреб. Правда, Рэнди однажды исследовал его в похожей ситуации и не нашел там ни капли спиртного. Но сейчас коварный «Джек Даниэльс», разошедшийся не на шутку, кричал в его голове: ты плохо смотрел! Там точно есть выпивка, там… В дальнем углу, за бочками.

Рэнди захлопнул дверцу шкафа, вернулся в гостиную, заволок кресла в угол, встал на четвереньки и принялся тщательно скатывать ковер. Его можно было просто откинуть, но такое элементарное решение оказалось неподвластно разуму Рэнди. Он трудился над ковром до тех пор, пока не превратил его в туго свернутый валик у стены. Металлическим крюком, служившим специально для этой цели, он подцепил крышку люка и тем же крюком подпер ее снизу. Потом он спустился по лестнице в сырую темноту, протянул руку к выключателю. Свет зажегся, но рукав рубашки Рэнди зацепился за крюк. Рэнди дернул сильнее. Железка покатилась по бетонному полу погреба, крышка с глухим стуком захлопнулась. Рэнди выругался и вместо того чтобы поднимать ее, махнул рукой и побрел мимо пустых бочек к уставленной шкафчиками дальней стене. Понятно, он не мог видеть, как к двери черного хода подъехали две машины с потушенными огнями. Четыре тени скользнули в неосвещенный двор. Одна из них бесшумно вложила отмычку в замок. Дверь отворилась.

Боевики Вилара рассыпались по комнатам первого этажа. Пистолеты с глушителями они держали наготове. Вошедший первым торопливо выключил свет в гостиной— с улицы проходящий полицейский или бдительный прохожий могли заметить на занавесках силуэты с оружием. Вилар зажег фонарь с узким ярким лучом.

— Нигде никого, — констатировал парень с отмычкой. — Наверное, тут на первом этаже вообще никто не живет, вон там мебель сдвинута. Но раз свет горел…

— Тихо… Наверх!

Они ворвались в ближнюю спальню, осмотрели обе ванные комнаты и открыли дверь второй спальни. Луч фонаря Вилара уперся в лица спящих Шевцова и Шерон.

— Вот они…

Сонная, Шерон, в ужасе от слепящего света и незнакомого голоса, выпрыгнула из-под одеяла и бросилась к лестнице. Луч и несколько пуль настигли ее почти одновременно. Обливаясь кровью, Шерон упала на ступеньки. Шевцов с ревом прыгнул на ближайшего противника, но был остановлен мгновенно лишившим его сознания пушечным ударом. Вилар перевел луч фонаря на тело девушки.

— Что с девчонкой?

Один из нападавших подскочил к Шерон, перевернул ее на спину и попытался нащупать пульс.

— Кончено, босс. Контрольный в голову?

— Если кончено, зачем патроны тратить? Они еще могут пригодиться, как знать…

Вилар положил фонарь на кровать, вынул из кармана шприц и ампулу, отломил стеклянную головку и набрал наркотик. Желтоватую жидкость он ввел в вену Шевцова.

67
{"b":"5557","o":1}