ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поезжай-ка домой, — озабоченно посоветовал Волгин. — Мы уж тут как-нибудь сегодня без тебя…

— Да как же без меня, — пробормотал Борис.

— Я сыграю, — предложила Рита. — Все равно ничего сложного, для твоего уровня, на сегодня не остается, а у меня еще только одна простая песенка, да и без той можно обойтись…

С благодарностью Борис посмотрел на девушку, потом на остальных музыкантов.

— Да? Ну, спасибо… Поеду, пожалуй. Я позвоню…

— И слишком не гони, — предостерег Волгин на прощание.

— Когда это я гнал, — усмехнулся Борис. — Только на моей консервной банке играть в Шумахера…

На улице, отпирая дверцу своей старенькой машины (Жигулей-шестерки), Борис не смог не оглядеться тревожно. Ожидал ли он увидеть незнакомца в черном или нет, но он его не увидел, и это принесло облегчение. Борис вовсе не был заинтересован или заинтригован этим незнакомцем. Он искренне надеялся, что произошедшее сегодня в «Эллингтоне» — лишь незначащий эпизод, и человека в черном он больше никогда не встретит. Да и произошло ли что-нибудь? Только взгляд… А куда еще смотреть человеку из зала, у которого нет спутницы, если не на музыканта?

Но это был не просто взгляд… Ведь и другие смотрели… И этот его значок со сфинксом…

Захлопнув дверцу, Багрянцев дал газ. Вопреки обещанию «не гнать», он все же развил довольно приличную и даже небезопасную на городских улицах скорость. Наверное, подумал он, я должен был подойти и заговорить… Какая разница, о чем… Спросил бы, понравилась ли музыка…

Аура ночного города пламенела неоном. Густые, переменчивые потоки света реклам и витрин заливали празднично-нарядные улицы. Это была пора беспечных развлечений, и Борис почти физически ощущал течение разлитых над тротуарами огневых потоков. Сплошные дразнящие зеркала. Как среди них думать о чем-то ином?

Затормозив у очередного светофора, Борис рассеянно проводил взглядом стайку девушек, будто сотканных из неона. Подойти к тому человеку, заговорить с ним… И тогда он мог бы узнать… Что ? И надо ли знать? Путь к ответу, возможно, существовал, простой и ясный. Не от всех дверей есть ключи, но не держал ли Борис в руках ключ от этой двери? А если и так… Разве, даже имея ключи, не разумнее избегать некоторых дверей?

Красный свет сменился зеленым, и машина вновь нырнула в брызги цветных фонтанов неспящего города. Улица-драгоценность, улица-женщина, улица-неоновый призрак лукаво подсмеивалась над Борисом Багрянцевым, соблазняла всеми прелестями и чудесами своих обманов.

А он размышлял о ключах и дверях, и ответом ему была улыбка серебряного сфинкса.

Часть первая

Меч в ножнах

1.

Кавалькада неслась прямо на Бориса. Огромные черные кони казались отлитыми из сгущенной тьмы каким-то адским скульптором. Всадники в островерхих, скрывающих лица капюшонах сидели очень прямо, держа полыхающие факелы. Пламя рассыпало оранжевые искры, поджигая ночь, но при этом нависающие над узкой улицей дома-утесы будто становились еще темнее, еще выше. Грохот копыт нарастал, разрывая слух.

И они неслись прямо на него.

Он отступил к стене, панически огляделся, ища какую-нибудь дверь или переулок, где можно было бы спрятаться. Ничего; сплошные стены из грубо отесанных каменных блоков, окна-бойницы без стекол на уровне человеческого роста. Чудовищные кони неминуемо растопчут его, и они все ближе!

Пятясь вдоль стены, он почувствовал пустоту за спиной и вжался в неглубокую нишу как раз вовремя. Кавалькада промчалась мимо, обдав Бориса запахом конского пота и чадом факелов. И был другой запах, запах страха, неопределимый, трудноуловимый, но явственный. Обычно, услышав какой-либо запах, даже самый слабый, человек уже не может забыть его, хотя того и не осознает. Но этого запаха Борисне помнил совершенно — и все же был уверен, что знает его, слышал его. Где и когда? Он чувствовал, что ответ на этот вопрос очень важен, необыкновенно важен, но ответить он не мог.

Покинув нишу, он побрел в ту сторону, откуда примчалась кавалькада. Несмотря на глубокую ночь, навстречу часто попадались люди, некоторых из них он мог рассмотреть в колеблющемся неверном свете луны, то и дело пропадающей за легкими облачками. Все они без исключения шли медленно, низко склонив головы, точно искали что-то на мостовой. Откуда-то тянуло гарью и гнилыми яблоками. Сначала едва слышно, а потом громче до него донеслись звуки разудалой музыки, исполняемой на чем-то вроде шарманки. Улица расширялась, и вскоре он вышел на обширную площадь, посреди которой пылал большой костер.

Возле костра двое музыкантов давали представление. Один играл на инструменте в виде ящика с обитыми поблескивающей жестью углами, другой приплясывал в такт и время от времени выдавал короткие визгливые куплеты. Разобрать, о чем в них шла речь, мешала дикция исполнителя, но судя по тому, что оба артиста покатывались от хохота после каждого куплета, это было смешно. Вокруг музыкантов собрались люди, человек сто или больше, и что-то с этими зрителями было не так.

Что-то не так с ними было.

Борис подошел ближе, стараясь понять, что же в этой мирной сценке неправильно. Понял он только тогда, когда увидел лица людей, собравшихся послушать уличных музыкантов. Эти лица были пусты и темны. И дело здесь не в том, что слушателям не нравилось выступление или они не одобряли содержание куплетов. Любая эмоциональная реакция, пусть негативная — это все же реакция. А лица людей вокруг костра не выражали никаких эмоций, полная пустота, абсолютная отрешенность, транс. Они были настолько пустыми, словно от самого рождения эти люди не имели никаких контактов с окружающим миром, живя глубоко в себе. Кто они, зачем они пришли на площадь, почему они такие одинаковые? И на эти вопросы не было ответа, только холодная дрожь вдоль позвоночника.

Это как-то связано с черными всадниками. И они, и эти люди — все здесь замкнуто в одну бесконечную цепь, выкованную Страхом. Но где «здесь», что это за город в ночи под тревожной луной? Снова вопрос без ответа. Борис лишь знал (откуда-то знал), что сейчас тысяча семьсот двадцатый год. Или… Нет. Он пытался найти объяснение этому невесть откуда взявшемуся знанию. Почему бы не быть году, скажем, тысяча трехсотому? Но неощутимый челнок скользил вдоль длинного ряда цифр, выписанных в его сознании причудливой вязью, и неизменно застревал у цифры 1720.

Покинув группу странных зрителей, Борис направился к громадному дому на краю площади. Там светилось только одно, широкое и высокое окно на первом этаже, и оранжево-красноватый свет в этом окне шел из глубины. Там горит, наверное, всего одна свеча, у дальней стены комнаты, подумал Борис. Но свет этот был не слишком похож на тот, какой дает пламя свечи… Неровные, мечущиеся отблески. Может быть, угасающий камин или печь с открытой заслонкой?

Приблизившись к дому, Борисвдруг остановился, содрогнувшись. На высоком потолке в комнате изгибались безмолвные тени, как будто что-то злое вознамерилось испугать лежащего в колыбели ребенка парадом ужасающих призраков. Внешне это было похоже на забаву, театр теней, когда сложенные особым образом перед источником света пальцы рисуют на стене или потолке черные силуэты. Но тут это не выглядело забавой. Гигантские тени, сгустки мрака, надвигались из колец зловещих паутин, вытягивали отвратительные клешни. Порождения ночного кошмара, готовые высасывать жизнь.

Слово «кошмар», мелькнувшее подобно темной молнии, дало Борису ключ. Я просто сплю, подумал он. Но это не принесло ему облегчения, освобождения, как обыкновенно бывает, когда в самом страшном сне приходит осознание того, что это сон. Тогда становится ясно: окружающая безысходность нереальна, и достаточно усилием воли открыть глаза, чтобы избавиться от нее. Для Бориса же ничто не изменилось… Да, теперь он знал, что спит и видит сон, но он знал также и то, что не в его воле проснуться. А раз так, не все ли равно? Разве в конечном счете для каждого человека реально не только то, что отражается в его сознании?

2
{"b":"5558","o":1}