ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Неприятности не замедлили объявиться. Командир получил известие о пологом повышении дна до тридцати метров, но это были еще пустяки. Главным являлось то, что впереди стены коридора сужались так, что справа и слева от подводной лодки оставалось едва по метру чистой воды, и другого пути не было.

— Самый малый вперед.

Субмарина осторожно ползла в тесном тоннеле. Люди в центральном посту сжались, каждую секунду ожидая удара о скалу.

Вместо удара послышался протяжный скрежет. Левым бортом подводная лодка задела коралловый риф. Узкое место пройдено, но…

— Центральный, локатор. Впереди стена, до поверхности расстояние двести.

— Право на борт, девяносто градусов.

Погасить инерцию не удалось. Развернувшись под прямым углом, субмарина ударилась о каменную стену всем корпусом. Командир включил связь.

— Десятый отсек, доложите состояние рулей, гребных винтов, ходовых машин.

— Центральный, десятый отсек. Повреждений нет.

— Самый малый вперед.

Лавирование в незнакомом лабиринте — самое худшее, что может испытать в жизни подводник. Ошибка на доли градуса — и катастрофа неминуема. Напряжение всех душевных сил, предельная концентрация внимания, мастерство и еще раз мастерство — только такая комбинация может спасти корабль. И… везение. Да, везение, напрасно Гордин отрицал его роль.

Больше трех часов подводная лодка «Знамя Октября» пробиралась немыслимыми изломами южного коридора, пока в динамике не раздался голос штурмана:

— Мы в кубинских территориальных водах. И следом — локаторщики:

— Впереди чистая вода.

— Вырвались, — прошептал Гордин.

— Центральный, акустик. Наблюдаю цель, пеленг тридцать один градус.

— Классифицировать контакт.

— Надводный корабль. Число оборотов винта восемьдесят. Классифицирую по атласу… Базовый тральщик, вероятно, «Надежный».

— «Надежный»? — воскликнул Гордин с огромным облегчением. — Товарищи, если это «Надежный» — мы не только спасены, нам гарантирована торжественная встреча! «Надежным» командует Саша Орлов, мой однокашник! Боцман, всплытие на подперископную глубину! Поднять перископ!

Прильнув к окулярам, Гордин пробормотал: — «Тринидад»… Ну да, это и есть «Надежный». Мы дома, товарищи. Всплываем!

Рубка «Знамени Октября» поднялась над водой.

Глава 13

В каюте «Надежного» Орлов в который раз с удовольствием вспоминал радиограмму контр-адмирала Безродного.

«Поздравляю с безукоризненным выполнением ответственного задания командования. О вашей достойной советского офицера и коммуниста верности служебному долгу доложено Председателю Совета Министров СССР. Вы представлены к внеочередному воинскому званию и высокой правительственной награде. Готовьтесь к командировке в Москву».

Москва! Это значило — Кремль, быть может, встреча с самим Никитой Сергеевичем, который пожелает лично наградить героя… А там — головокружительная карьерная лестница… Орлов уже видел ослепительное сверкание адмиральских звезд на своих погонах. Будущее безоблачно.

А пока базовому тральщику «Надежный» — «Тринидад» было приказано патрулировать у кубинских берегов вблизи выхода из южного коридора. Карибский кризис был в самом разгаре, и командование опасалось американских провокаций и с той стороны, откуда их меньше всего ждут.

В каюте показалась нескладная фигура старшины 1-й статьи Точилина.

— Товарищ капитан, замечен перископ подводной лодки. И акустики подтверждают.

— Где? — машинально спросил Орлов, находясь все еще во власти волнующих грез, и тут же встрепенулся. — Где?!

— Там, у южного коридора.

Схватив со стола бинокль, Орлов ринулся на мостик. Вон он, перископ, хорошо виден… И двигается прямо к «Надежному»! Но что это за лодка, откуда она взялась в кубинской зоне? Неужели американцы?

— Полный вперед! — отдал приказ капитан. — Противоторпедный зигзаг!

Над волнами начал приподниматься металлический усеченный корпус рубки.

— Всплывают? — удивился Точилин. — Ну и ну… Рубка появилась полностью, во всем своем грозном великолепии.

— Что это за чертовщина, товарищ капитан? — пробормотал Точилин. — Сроду таких не видел. Американская штучка?

Орлов побледнел и стиснул кулаки. Он-то узнал характерные очертания рубки секретного атомохода «Знамя Октября», виденного им в Мурманске-150… Потопленного им не далее как сутки назад! Лодка, воскресшая из мертвых. Лодка, о потоплении которой Орловым доложено Предсовмина СССР! За которую его ожидали звания, почести, награды… Все рухнуло! Он, Орлов, ввел в заблуждение не только командование, но и Советское правительство. Он солгал, приписав себе выполнение проваленного задания! Что же теперь с ним будет? Страшно подумать…

А если… По спине Орлова пробежал холодок. Он один из всего экипажа знает, что это за лодка. И если повести себя правильно, можно не только спасти карьеру, но и добавить славы.

— Вахтенный журнал, — приказал он. Старшина исполнил распоряжение — раскрытый журнал лег на стол.

— Отметь время. Запись: «В кубинских территориальных водах подвергся атаке неопознанной подводной лодки. Выполнял противоторпедный зигзаг. Торпеды противника цель не поразили. Произвел ответный залп».

— Торпеды противника? — недоуменно проговорил Точилин. — Что-то я не видел никаких торпед, товарищ капитан.

— Ты не видел, а я видел. Они прошли там, много левее…

— Товарищ капитан… — попытался было что-то сказать Точилин, но Орлов уже командовал по связи:

— Боевая тревога! Торпедная атака. Цель — подводная лодка по пеленгу семнадцать градусов. Акустик, штурман, торпедный электрик — товсь!

Слушая доклады корабельного боевого расчета, Орлов на мгновение ощутил прилив ужаса. Сейчас он своими руками убьет шестьдесят человек, среди которых — однокашник, сосед, почти друг — Глеб Гордин.

Ну так и что же? Разве он не убил их вчера? Они — призраки, их нет, и не Орлов приговорил их, а командование и правительство. Орлов же просто выполняет боевую задачу, пусть на сутки позже. Глубины здесь хватит, чтобы похоронить «Знамя Октября» навсегда, а Орлов получит дополнительное поощрение за отпор американским провокаторам, вторгшимся в кубинскую зону. Ни страх, ни совесть не остановят его… О, как слепит блеск адмиральских звезд!

Смущало одно: как объяснить, что акустик не слышал вражеских торпед? А, ерунда! Они малошумные, прошли далеко. «Надежный» выполнял зигзаг, и противник сильно промахнулся. Но по визуальным данным капитана 2-го ранга Александра Орлова они были, были!

— Товсь первый, второй торпедные аппараты, — прозвучало из динамика.

— Первый, второй торпедные аппараты — пли!

— Торпеды вышли.

— Акустик, слушать торпеды.

На подводной лодке, очевидно, акустик тоже не дремал. Рубка плавно пошла вниз, одновременно падала скорость субмарины.

— А, срочное погружение, — скрипнул зубами Орлов. — Не уйдешь!

Акустик «Надежного» снова вышел на связь.

— Товарищ капитан, слышу шум винтов торпед. Пеленг семнадцать градусов. Шум уменьшается. Рубка «Знамени Октября» скрылась под водой.

— Пеленги совпадают, — подтвердил Орлов.

— Слышу взрывы. Товарищ капитан, цель поражена.

— Прощай, Глеб, — неслышно, одними губами шепнул Орлов. — Мне очень жаль, но я только выполнял приказ.

… На базе «Марти» контр-адмирал Безродный в третий раз перечитывал лежавшую перед ним бумагу с грифом «Совершенно секретно» — сводку разведданных, полученных от источника в штабе ВМС США. Безродного беспокоило не то, что он вычитал в сводке, а то, чего в ней не было. Источник не отмечал никакого обмена информацией в связи с потоплением американской подводной лодки в кубинских территориальных водах. Как будто все субмарины военно-морских сил США оставались в целости и сохранности…

— Кого же он, черт возьми, потопил? — Контр-адмирал задал этот вопрос вслух сам себе.

Ответ напрашивался. Очевидно, жертвой атаки «Надежного» стал некий сверхзасекреченный подводный корабль — засекреченный настолько, что как о его существовании, так и о его гибели запрещалось упоминать даже на уровне штаба ВМФ. Дополнительно к первой угадывалась и вторая причина молчания. Американцам невыгоден шум по поводу проникновения их новейшей субмарины в кубинскую зону и ее нападения на советский (ладно, что притворяться, прекрасно они знают — советский) базовый тральщик.

10
{"b":"5559","o":1}