ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так, в 1986 году два французских архитектора. Жиль Дормьен и Жан-Патрис Жуаден, ухитрились получить разрешение на проведение научно-поисковых работ в Великой пирамиде. Дормьен и Жуаден убедили, ряд важных официальных лиц в Египетской организации древностей, что за западной стеной ведущего в камеру Царицы горизонтального коридора может находиться «скрытое помещение». Организация, что бывает редко, дала разрешение пробурить несколько небольших отверстий, чтобы проверить гипотезу. И действительно, было получено свидетельство существования большой полости, заполненной необычно мелким песком (и ничем больше); но даже этого оказалось достаточно, чтобы средства массовой информации взбесились, а Дормьен и Жуаден стали на некоторое время «горячим блюдом». Египтологи потихоньку возмущались. В конце концов проект заморозили, и у Дормьена с Жуаденом возможности возобновить работу в Великой пирамиде больше не было.

То же самое произошло в 1988 году, когда вызов приняла японская научная экспедиция из университета Васэда. Ее возглавлял профессор Сакуджи Иошимура. Японцы использовали современную технику «неразрушающего контроля», основанную на электромагнитных волнах и радиолокационном оборудовании. Они тоже установили существование полости метрах в трех под полом коридора, причем, как оказалось, совсем недалеко от того места, где французы занимались бурением. Кроме того, они нашли большую полость за северо-западной стеной камеры Царицы, а также «туннель» снаружи и южнее пирамиды, уходящей под монумент.

Однако прежде чем они успели провести дальнейшие исследования или бурение, египетские власти вмешались и остановили проект. Иошимуре и его экспедиции больше к работам в камере Царицы не суждено было вернуться.

Довольно странно, что несмотря на весь шум о потайных камерах вблизи камеры Царицы, никто не пытался повнимательнее обследовать се таинственные шахты, уходящие куда-то вглубь монумента – одна в северном, другая – в южном направлении [46]. Казалось бы, они так и напрашиваются на то, чтобы заглянуть в них видеокамерой, а не заниматься не слишком убедительным бурением или радиолокационным сканированием. И вообще, как мы доказывали ранее, в их конструкции есть много такого, что уже само по себе могло бы стимулировать подобное исследование. Однако на протяжении 1980-х годов общее мнение ведущих египтологов сводились к тому, что и эти шахты, и сама камера «заброшены». Несомненно, авторитет этих специалистов и их нежелание заниматься данной проблемой расхолаживали интерес рядовых египтологов. В конце концов, чего ради в темных углах пирамиды, если всем известно, что они «заброшены» еще в период строительства?

Не будучи египтологом, немецкий инженер-робототехннк Рудольф Гантенбринк не ощущал этого давления. И в 1991 году он обратился в Германский археологический институт в Каире с предложением произвести видеоосмотр шахт.

Как планировалось приключение

История, которую в течение многих часов излагал нам Гантенбринк, иллюстрируя свой рассказ документами, началась в августе 1990 года, когда Египетская Организация древностей поручила Германскому археологическому институту в Каире смонтировать в Великой пирамиде систему вентиляции. В первую очередь этот проект предполагал «очистку» двух шахт камеры Царя, которые (в отличие от шахт камеры Царицы) имеют выход на внешние грани пирамиды и потому в принципе могли иметь вентиляционное назначение. После очистки предполагалось установить в их «окнах» мощные электровентиляторы, чтобы усилить естественную циркуляцию воздуха.

Через несколько месяцев после заключения договора с египтянами директор Германского археологического института Райнер Штадельман получил предложение Рудольфа Гантенбринка на обследование шахт камеры Царицы при помощи миниатюрного робота. Это предложение, копию которого Гантенбринк любезно нам предоставил, называется Видеоскопическое исследование так называемых воздушных шахт пирамиды Хеопса[47].

В этом предложении излагаются планы Гантенбринка построить специального робота, снабженного двумя мощными лампами и цветной видеокамерой CCD, имеющей специальную оптику с постоянным фокусным расстоянием и углом обзора 120°. Робот должен быть оснащен мощным электродвигателем, который позволил бы ему преодолевать крутой уклон шахт. Видеокамера и электропривод должны управляться с мониторного пульта, установленного в камере и связанного с роботом электрическими кабелями. Над шасси и под шасси будут установлены гусеницы с двумя комплектами мощной гидроподвески, чтобы обеспечить хорошее сцепление с потолком и полом шахты.

В этой видеоскопической программе ни слова не говорится о вентиляции. Она совершенно откровенно нацелена на исследование неизученных углов Великой пирамиды, программу приключений в шахтах камеры Царицы – «путешествие робота в прошлое» [48]. Тем не менее следующий шаг был достаточно логичным: Штадельман перепоручил «вентиляционную» схему Гантенбринку.

Гантенбринк не возражал. Он собирался в любом случае на каком-то из этапов проекта обследовать и шахты камеры Царя и не видел особенных проблем в установке на этих шахтах электровентиляторов, которые требовались по проекту. Да и вообще сама идея участия в установлении вентиляторов в пирамиде, а также ее обследовании ему импонировала, поскольку тем самым в его деятельность привносился элемент «консервации и реставрации».

Отключение и задержка

В общем, как и планировалось, Гантенбринк начал с обследования шахт камеры Царицы. В помощь ему Германский археологический институт выделил Ули Каппа, который одновременно должен был официально представлять институт. Кстати, ранее (в 1979—1980 годы) он был помощником Марка Ленера по проекту Сфинкс ARCE [49].

Начать работы планировалось в феврале 1992 года, и обследовать собирались прежде всего южную шахту [50] – ту самую, где впоследствии, в марте 1993 года, обнаружили «дверцу».

Начало обследования шахты оказалось сложнее, чем предполагал Гантенбринк. Ему пришлось приспосабливаться к не слишком комфортным условиям работы в камере Царицы, причем оказалось, что управлять маленьким крепышом-роботом в узкой и крутой шахте – дело трудное и небыстрое. Тем не менее к середине мая 1992 года был достигнут значительный прогресс: робот добрался на глубину более 20 метров. Но, как ни вглядывался Гантенбринк в экран своего монитора, впереди он видел все ту же шахту, исчезавшую в темной глубине.

Куда она ведет? Действительно ли она «заброшена», как настаивало большинство египтологов, или служит какой-то важной, но пока неизвестной цели? Ранее египтологи предполагали, что шахта имеет протяженность в десяток метров, но теперь Гантенбринк доказал, что они ошибались. Что может ждать впереди?

Устоять перед желанием двигаться дальше было невозможно. И в такой момент его попросили перейти ко второй составляющей проекта – вентиляции пирамиды через шахты камеры Царя.

Поскольку эти шахты имели выход на северную и южную грани пирамиды, обследовать их можно было при помощи более простого устройства, которое Гантенбринк назвал Упуаут I. Внешне оно напоминало миниатюрные саночки с установленной на них видеокамерой и колесиками впереди и сзади. Вверх и вниз таскать его можно было просто за кабель.

Упуаут I годился для осмотра только шахт камеры Царя, но там интересного было мало. Проблему очистки Гантенбринк решил добрым старым способом. В расположенной неподалеку деревне Назлет-эль-Саммам он нашел ось от старого брошенного грузовика, привязал к ней кабель и таскал ее взад-вперед по шахте, выгребая оттуда накопившийся песок и прочий мусор. После этого он договорился со спонсорами о поставке и монтаже вентиляторов, а сам информировал Германский археологический институт, что будет теперь готовиться к продолжению обследования более многообещающих и интересных «глухих» шахт камеры Царицы.

26
{"b":"5567","o":1}