ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Иначе говоря, чтобы строго идентифицировать Горахти, нам необходимо поискать астрономическую ситуацию, когда во время летнего солнцестояния в эпоху Пирамид можно было наблюдать, что солнце находится на восточном горизонте в одной точке с другим важным небесным телом.

Как мы увидим в следующей главе, компьютерная имитация позволяет нам найти такой момент. Кроме того, она позволяет нам оживить драму с участием древнеегипетских царей – Горов, участвовавших в удивительном ритуале, физически воспроизводящем небесные события, наблюдавшиеся жрецами-астрономами Гелиополиса на восточном горизонте и отражавшиеся на искусственном западном «Горизонте» Гелиополиса, среди громадных и вечных монументов некрополя Гизы.

Глава 10

Поиск царя-Гора

«Египет… считал жизнь вечной и отрицал реальность смерти… Фараон был богом, а не смертным. Фундаментальной концепцией египетской монархии была божественная сущность фараона, как инкарнации бога… Неверно говорить об обожествлении фараона. Его божественность не провозглашалась в определенный момент наподобиеconcretarioмертвого императора римским сенатом. Его коронация была не апофеозом, а крещением».

Генри Франкфорт, «Монархия и боги», 1948 год

«Фигура Осириса не является чем-то исключительным в мифологии… Каждый царь, умерев, становится Осирисом, также как каждый царь при жизни восседает „на троне Гора“; каждый царь есть Гор… Вопрос, „являются ли Осирис и Гор… богами или царями“, был для египтян лишенным смысла. Эти боги суть покойный царь и его преемник; эти цари и есть эти боги…»

Генри Франкфорт, «Монархия и боги», 1948 год

Вся сила, стимул и самый смысл существования государства фараонов были нацелены на то, чтобы обеспечить церемониальный сценарий, который позволил бы царю-Гору предпринять некий сверхъестественный поиск – совершить путешествие назад во времени в небесное и земное царства его отца Осириса. Разумеется, это был величайший поиск в жизни фараона, и в конце его находился Святой Грааль в виде астрального тела Осириса, встретиться с которым царь мог, лишь преодолев множество опасностей, трудностей и испытаний, поборов множество чудес и ужасов. Добравшись до Осириса, ищущий должен был попросить его «восстать» и даровать бессмертие не только самому просителю, но и всей стране египетской.

Этот великий ритуал должен был исполняться каждым следующим царем-Гором (причем, возможно, каждый год) в определенное время, перед восхождением Ориона.

Дитя Солнца, сын Осириса

В своем блестящем исследовании космического мифа об Осирисе покойный ныне профессор египтологии Манчестерского университета Р.Т. Рандл Кларк писал: «Царь являлся посредником между обществом и источником божественной власти, обретая ее через ритуал и реализуя через свое правительство. В Египте было два источника власти – в небесах и в гробнице предков. Первый источник делал царя отпрыском бога Солнца, второй – Гором, сыном Осириса».

Рассмотрим подробнее эту важную двойственность Гора-царя – «дитя Солнца и сын Осириса», – поскольку в ней скрывается настоящая тайна великих ритуалов Осириса и Гора эпохи Пирамид. Потенциальная власть, заложенная в «мертвого» Осириса .оставалась «неподвижной, сонной и абсолютно пассивной» до тех пор, пока Гор-царь не совершит «путешествие» в Дуат, «посетит своего отца» и «откроет его рот», то есть вернет его к жизни. Этот завершающий и высший акт посвящения освободит все силы природы, а те, в свою очередь, вызовут разлив Нила и бурный рост флоры – короче, те силы, которые напитают и возродят Египет. Как говорит Рандл Кларк: «Теологически в результате посвящения Гора Осирис может «показать свою душу», «привести себя в движение»… Появление Ориона на южном небе после периода его невидимости знаменует начало нового сезона роста, возрождения природы во всех ее проявлениях. Осирис преобразуется в «живую душу».

Сэр И.Э. Уоллис Бадж также объясняет, каким образом с самого своего зарождения государство фараонов было всецело сосредоточено на том, чтобы обеспечить правильный церемониальный «старт» каждому последующему Гору-царю, дабы он мог совершить «путешествие» в Дуат и посетить двойственное царство Осириса на «горизонте»:

«(Египтяне) не жалели сил, чтобы выполнить работу, которая, как они считали, поможет им самим и их усопшим обрести бессмертие и прибыть во владения того, кто является „царем вечности и владыкой бесконечности“. Все предания, которые касались церемоний, совершаемых Гором и его „сыновьями“ и „последователями“ по отношению к мертвому Осирису в эпоху, которая считалась весьма древней… уже во времена IVдинастии, тщательно сохранились и старательно воспроизводились при последующих династиях… Формулы, которые, как сообщалось, декларировались во время подобных церемоний, записывались и переписывались десятками поколений…»

Таким образом, особое значение личности царя состояло в том, что он считался связующим звеном между двумя Дуатами, небесным и земным, причем предполагалось, что в каждом из них имелось, как в Первое Время, свое царство Осириса. Посему великие «путешествия» Гора происходили и в небе, и на земле, причем параллельно. Сценарий этой драмы должен был воплощаться следующим образом:

1. В небе Гор-царь был сыном Солнца и должен был следовать по пути солнечного диска, пересечь космическую реку на Солнечном корабле и добраться до Ворот, которые ведут в небесный Дуат его отца Осириса на восточном горизонте. После этого он должен был совершить путешествие по одной из «дорог» в Ростау, в самый центр Дуата, где (и тогда, и теперь) находятся три звезды Пояса Ориона.

2. На земле Гор-царь был телесным сыном Осириса и должен был следовать по земному маршруту, пересечь Нил на солнечной лодке и достичь Ворот (Великого Сфинкса), которые ведут в земной Дуат его отца Осириса на западном горизонте, то есть в некрополе Гизы. Затем он должен был пропутешествовать по одной из «дорог» в Ростау, центр Дуата, где (и тогда, и теперь) находятся три великих пирамиды Гизы.

В обоих «путешествиях» Гор-царь должен был каким-то образом пройти сквозь некие «врата времени», что позволяло ему проникнуть в двойственное царство Осириса – то есть Ростау-Гизу, – память о котором хранилась со времен мифического Золотого века богов:

«(Совет говорит Гору): Воистину это твое путешествие… таково же, как в те времена, когда (первый) Гор странствовал к своему отцу Осирису, так что там может находиться в виде духа, в виде души… Воистину это –твое путешествие, воистину эти путешествия (в небе и на земле) суть путешествия (первого) Гора в поисках своего отца Осириса…»

Из цитат совершенно очевидно, что эти небесные и земные события в «двойственных районах погребения Осириса» каким-то образом зафиксированы, «заморожены» в далеком прошлом, во «времени богов», времени Осириса и Гора – то есть Зеп Тепи, Первом Времени.

Очевидно также, как мы видели в предыдущих главах, что области, где про исходят двойственные похороны Осириса, как бы являются отражением друг друга в момент гелиакального восхода Сириуса, звезды Исиды, сестры-жены Осириса и матери Гора – астрономического события, которое, как мы знаем, в начале эпохи Пирамид совпадало по времени с появлением восходящего солнца в день летнего солнцестояния, которое известно под именем «рождение Ра». Именно этот момент считался для Гора-царя благоприятным, чтобы двинуться в путь во имя возрождения Египта, для чего необходимо было принять участие в великой ритуальной церемонии, причем одновременно в качестве «сына Осириса» и «сына Ра».

Как «сын Осириса» он появлялся из «чрева Исиды», то есть звезды Сириус, на рассвете в день летнего солнцестояния, то есть вдень рождения Ра. Именно там и тогда, на обоих горизонтах, Гор-царь должен был оказаться перед входными воротами Ростау. Там, у ворот земного «горизонта», то есть Гизы, он должен был встретить охраняющую их фигуру гигантского льва – Великого Сфинкса. А кого же должен был встретить на страже небесного горизонта его небесный собрат?

36
{"b":"5567","o":1}