ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда я кивнул, он продолжил – сначала медленно, словно человек, впервые ступающий в морскую воду. Затем, со все нарастающей скоростью, слова, обозначающие его ассоциации, буквально хлынули из него. Уже вскоре на его лице было написано, что он охвачен радостным возбуждением, в доказательство чего, заполнив почти всю страницу словами, он стал приговаривать, не в силах более скрывать своего счастья: «Вот так я! Вот так я!» Он был прав. Его просто не научили.

Осознание радиантной природы вещей дает нам возможность понять не только природу понимания, но и природу непонимания и, соответственно, помогает избегать многих эмоциональных барьеров и логических ошибок, которые мешают нашему нормальному общению с людьми.

В контексте данной книги «мозговая атака» есть первый шаг к интеллект-карте. Дальнейшие упражнения позволят вам укрепить и настроить должным образом собственные ассоциативные способности, подготовив себя к использованию всего потенциала радиантного мышления.

Напутственные слова

Если способность мозга к радиантному мышлению находит выражение средствами традиционно «левой» кортикальной способности – речи, можно ли добиться аналогичного эффекта от одной из «правых» кортикальных способностей – воображения и рождаемых им образов? В следующей главе этот вопрос подвергается подробному обсуждению. 

Глава 7 

«МОЗГОВАЯ АТАКА» КЛЮЧЕВЫЕ ОБРАЗЫ

В настоящей главе обсуждаются результаты исследований, которые взбудоражили научный мир. Наряду с практическими упражнениями, предлагаемыми ниже, полученные вами знания позволят вам получить доступ к огромному потенциалу образного мышления, который оказывается невостребованным у 95 % населения Земли.

Сила образов

В 1970 году Ральф Н. Хабер представил в журнале «Сайентифик америкэн» результаты своего эксперимента, в котором испытуемые просмотрели 2560 слайдов со скоростью один слайд в 10 секунд. Эксперимент, общая продолжительность которого составила семь часов, проводился в виде серии непродолжительных просмотров; на весь эксперимент в итоге ушло несколько дней. Спустя один час после того, как был показан последний слайд, провели тест на узнавание.

Испытуемым поочередно показали 280 пар слайдов, при этом один слайд в паре был взят из числа тех, что показывали в ходе эксперимента, а другой, похожей тематики, испытуемые на деле видели впервые. В среднем точность узнавания составила 85-95 %.

Подтвердив, что мозг обладает непревзойденной способностью к восприятию, удерживанию и воспроизведению информации, Хабер провел второй эксперимент с целью оценить способность мозга к узнаванию в условиях информационного потока высокой скорости. В ходе второго эксперимента скорость демонстрации слайдов была увеличена в 10 раз, составив 1 слайд в секунду.

Результаты оказались идентичными, что не только указывало на выдающуюся способность мозга воспринимать визуальную информацию и воспроизводить ее, но и на высочайшую скорость соответствующих ментальных процессов.

В ходе третьего эксперимента, целью которого было подвергнуть мозг еще более суровому испытанию, скорость показа была сохранена на уровне 1 слайд в секунду, но вместо самих слайдов демонстрировались их зеркальные отражения. Результаты оказались столь же высокими, как и в случае первых двух, явившись доказательством того, что даже при высоких скоростях восприятия информации мозг способен манипулировать образами в трехмерном пространстве без потери качества воспроизведения.

Хабер прокомментировал это следующим образом: «Подобные эксперименты, в которых в качестве стимулятора выступают изображения, наводят на мысль, что узнавание изображений удается человеку в основном превосходно. Если бы мы использовали 25 000 изображений вместо 2500, результаты, скорее всего, были бы аналогичными».

В ходе другого эксперимента, отчет о котором был опубликован в «Канадском журнале психологии» и автором которого являлся Р. С. Никерсон, испытуемым со скоростью 1 фотография в секунду было показано в общей сложности 600 фотографий; тест на узнавание при этом был проведен сразу после демонстрации. Точность узнавания составила 98 %,

Подобно Хаберу, Никерсон продолжил свои эксперименты, предложив испытуемым просмотреть 10 000 фотографий, специально отобрав по такому случаю яркие, привлекающие внимание снимки (т. е. такие образы, которые преимущественно используются в методе интеллект-карт).

В результате эксперимента узнавание составило 99,9 %. Сделав скидку на усталость испытуемых, подвергнутых столь суровому эксперименту, Никерсон и его коллеги подсчитали, что, если бы испытуемым показали 1 000 000 фотографий вместо 10 000, они узнали бы в среднем 98,6 % снимков.

Пища для ума

«Способность памяти к узнаванию изображений практически безгранична, при условии чистоты проводимых измерений», такой вывод сделал Лионел Стэндинг в своей статье «Запоминание 10 000 фотографий» в «Ежеквартальном журнале экспериментальной психологии».

Причина, по которой, перефразируя старинное изречение, образы «стоят тысячи слов», состоит в том, что при их восприятии используется целый набор кортикальных способностей: цвет, форма, линия, размеры, текстура, визуальный ритм и в особенности воображение – слово, переведенное с imagination, которое, в свою очередь, произошло от латинского imaginari, буквально означающего «изображать мысленно».

В этой связи образы более красноречивы, нежели слова, более точны и обладают большей способностью порождать ассоциации, которые, как мы знаем, являются важнейшим фактором творческого мышления и хорошей памяти. Насколько в свете этого нелепо то, что более 95 % всех конспектов ведется без использования графических образов.

Одной из причин опального положения, в котором пребывает графический образ, является то, что в современном мире основной упор делается на слово как на главный носитель информации. Другой причиной, вероятно, также является убеждение, ошибочное, однако свойственное многим людям, что они неспособны к рисованию.

В течение последних 30 лет мы и другие, в том числе художницы Бетти Эдвардс и Лоррейн Джил, изучали общественное мнение на сей счет. В рамках проведенных опросов по меньшей мере 25 % испытуемых заявили, что у них отсутствует способность к воспроизведению увиденного, а более 90 % считали, что они неспособны к рисованию на сколько-нибудь приличном уровне. Дальнейшие эксперименты показали, что любой человек с «нормальным» мозгом (т. е. без генетической или физической ущербности) в состоянии научиться рисовать на уровне хорошей художественной школы.

ЛЕВЫЙ РИСУНОК: лучшее, на что оказался способен Тони Бьюзен, рисуя своей основной, правой, рукой. ПРАВЫЙ РИСУНОК: результат, достигнутый Тони Бьюзеном левой рукой, после двух часов тренинга.

Супермышление - pict_10.jpg

Причина, по которой столь много людей считают себя неспособными к созданию графических образов, иначе говоря, рисованию, состоит в следующем. Вместо того чтобы понять, что мозг способен на любые подвиги при условии упорного труда, они принимают начальную неподготовленность за фундаментальную неспособность, рассматривая к тому же ее в качестве меры собственного таланта. Таким образом, они сами обрекают на увядание и гибель ментальную способность, которая иначе могла бы расцвести.

В своей книге «Призраки в нашем мозгу» С. М. Косслин утверждает, что «в большинстве проведенных нами экспериментов способность испытуемых к рисованию безусловно улучшалась».

Метод интеллект-карт помогает пробудить в человеке способность к изображению окружающего мира. Личность, развивающая в себе способность создавать образы, одновременно развивает свою способность к мышлению, восприятию мира, свою память, творческий потенциал и укрепляет веру в собственные силы.

13
{"b":"5568","o":1}