ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дитя мое, — промолвила матушка Цзя, — ты умница и должна быть счастливой! Я никогда не думала о собственном счастье и теперь за это расплачиваюсь. Никогда не молилась с усердием Будде, не соблюдала посты, не удосужилась даже проверить, исполнено ли мое приказание переписать «Алмазную сутру» — «Цзиньганцзин» и разослать людям.

— Пока не исполнено, — ответила Фэнцзе.

— Тогда распорядись, чтобы поскорее исполнили, — промолвила матушка Цзя. — Цзя Шэ и Цзя Чжэнь далеко, приехать не могут, но почему ни разу не приехала Сянъюнь?

Все знали, почему Сянъюнь не приехала, но не сказали ни слова.

Матушка Цзя взглянула на Баочай, вздохнула, на щеках проступил румянец. Цзя Чжэн понял, что это последние проблески жизни, и поспешно подал матери настой женьшеня.

Матушка Цзя стиснула зубы, закрыла глаза, снова открыла, обвела пристальным взглядом комнату и всех, кто в ней был. Госпожа Ван и Баочай приблизились к постели, приподняли матушку Цзя, а госпожа Син и Фэнцзе ее переодели. Женщины-служанки надлежащим образом заправили постель, расстелили одеяло и матрац. Губы матушки Цзя тронула улыбка, она захрипела и отошла. Ее тотчас положили, как надлежит класть покойников.

Матушка Цзя скончалась на восемьдесят третьем году жизни. Все опустились на колени, раздались горестные вопли.

В доме заранее были сделаны все необходимые приготовления, и, как только весть о смерти старой госпожи распространилась по дворцу Жунго, на всех дверях и воротах появились белые траурные листки бумаги, а у главных ворот был воздвигнут траурный навес. Все члены семьи, начиная от старших и кончая младшими, облачились в траур.

Цзя Чжэн немедленно сообщил о смерти матушки Цзя в ведомство церемоний, а оттуда представили доклад государю. Помня о заслугах рода Цзя, а также о том, что матушка Цзя приходилась бабушкой Юаньчунь, государь подарил на похороны тысячу лянов серебра и велел ведомству церемоний устроить жертвоприношения. Родственники получили извещения о смерти матушки Цзя.

Родные и друзья знали, что семья Цзя разорена, но на похороны пришли, видя, как милостив к ней государь.

Был избран счастливый день, покойницу положили в гроб и поставили во внутреннем помещении храма предков.

Сейчас, когда Цзя Шэ не было, старшим в доме считался Цзя Чжэн. Баоюй, Цзя Хуань и Цзя Лань приходились покойнице внуками и, несмотря на свою молодость, охраняли гроб. Цзя Лянь тоже был внуком матушки Цзя, как и Цзя Жун, но ему пришлось заниматься хозяйственными делами. Для этого же пригласили нескольких дальних родственников. У гроба покойную оплакивали только госпожи Ван и Син, Ли Вань, Фэнцзе и Баочай. Госпожа Ю могла бы оказать посильную помощь, но так как муж ее находился в ссылке, избегала вмешиваться в дела, тем более что не очень в них разбиралась. Также и жена Цзя Жуна. Сичунь была слишком молода и неопытна. Таким образом, даже на членов семьи положиться было невозможно. Делами в доме могла распоряжаться только Фэнцзе, а вне дома — Цзя Лянь.

Фэнцзе надеялась после смерти старой госпожи стать в доме полновластной хозяйкой. Вот и сейчас ей поручили ведать похоронами матушки Цзя, как в свое время похоронами госпожи Цинь Кэцин. Тогда она с этим делом успешно справилась.

«Раз поручили — займусь, — размышляла Фэнцзе. — Все слуги будут в моем распоряжении. Людям госпожи Ван и супруги Цзя Чжэня доверять нельзя; к тому же многие из них от нас ушли. Плохо, конечно, что у меня нет верительных бирок на получение денег из общей семейной казны, но бабушка, к счастью, оставила серебро на свои похороны. Остальными делами займется Цзя Лянь. Здоровье у меня неважное, но похороны устрою не хуже, чем когда-то во дворце Нинго».

Подумав об этом, Фэнцзе успокоилась. На следующий день она отдала необходимые распоряжения, а затем велела жене Чжоу Жуя представить ей списки прислуги. В них значились двадцать один слуга и девятнадцать служанок. Это не считая девочек-служанок, не способных выполнять серьезные поручения.

Прочитав список, Фэнцзе подумала: «Сейчас у нас не так много людей, как было во дворце Нинго, когда хоронили Кэцин».

Она выбрала несколько человек, но этого было мало для выполнения всех поручений.

Пока Фэнцзе размышляла, вошла девочка-служанка и доложила:

— Сестра Юаньян хочет вас видеть, госпожа!

Фэнцзе вошла к Юаньян, девушка рыдала, как настоящая плакальщица.

— Садитесь, пожалуйста, вторая госпожа! — воскликнула Юаньян, хватая Фэнцзе за руку. — Хотя и говорят, что во время траура никаких церемоний не положено, все же я должна вам поклониться!

Она опустилась на колени.

— Ну что ты! — вскричала Фэнцзе, стараясь ее удержать. — Если хочешь что-то сказать, говори!

Фэнцзе подняла девушку.

— Похоронами старой госпожи занимаетесь вы и ваш муж, — произнесла Юаньян. — Деньги на похороны старая госпожа оставила. Их вполне хватит. Она никогда не тратила лишнего. Тут господин Цзя Чжэн привел выражение из какого-то канона: «В трауре лучше глубокая скорбь, чем мелочная забота о соблюдении приличий», и еще что-то, только я не поняла. Вторая госпожа Баочай мне объяснила. Господин Цзя Чжэн хотел сказать, что истинное почтение выражается в глубокой скорби, а не в пышных похоронах. Но старую госпожу, я полагаю, нельзя кое-как хоронить. Я всего-навсего рабыня и ничего не решаю, но старая госпожа так любила и вас и меня, и вы, конечно, помните, что она наказывала нам перед смертью. Уверена, вы сумеете все устроить как следует, и потому прошу вас распорядиться! Всю жизнь я служила старой госпоже и теперь последую за ней! Если вы не исполните просьбу старой госпожи и не устроите все так, как она наказывала, мне на том свете будет перед ней стыдно.

— Успокойся, я все сделаю как нужно, для меня это не составит труда, — ответила Фэнцзе. Речи Юаньян показались ей странными. — Господин Цзя Чжэн только говорит, что надо быть экономнее, а в глубине души не возражает, чтобы похороны были как можно пышнее, даже если на это уйдут все наши деньги.

— Старая госпожа завещала вещи, оставшиеся после нее, нам, — продолжала Юаньян, — но если денег не хватит, эти вещи придется продать. Пусть господин Цзя Чжэн говорит что угодно, волю старой госпожи нарушать нельзя! Ведь господин сам хорошо слышал, как старая госпожа объявила свою последнюю волю.

— Ты всегда была умной и рассудительной, почему вдруг переполошилась? — все больше удивлялась Фэнцзе.

— Я не переполошилась, — возразила Юаньян. — Только вижу, что старшая госпожа Син не желает помочь и очень боится вызвать недовольство господина Цзя Чжэна. Слишком роскошные похороны устраивать, конечно, не нужно, это может вызвать толки и пересуды. Откуда, скажут, у нас взялись деньги, если недавно было конфисковано имущество. Чего доброго, последнее отберут. Я хоть служанка, а доброе имя семьи мне очень дорого.

— Я все поняла, — промолвила Фэнцзе. — Но прошу тебя, успокойся! Ведь я еще жива!

Юаньян слушала и без конца благодарила.

Фэнцзе вышла, думая про себя: «Странная эта Юаньян! Что она задумала? Будто я не знаю, как надо устроить похороны старой госпожи… Нечего обращать внимание на эту девчонку. Сделаю все так, как принято в нашей семье».

Она позвала жену Ванъэра, отдала кое-какие распоряжения и велела найти Цзя Ляня.

— Зачем ты звала меня? — уже с порога напустился он на жену. — Занималась бы своими делами! Все решают господин Цзя Чжэн и госпожи — как они скажут, так и сделаем.

— И ты о том же! — воскликнула Фэнцзе. — Неужели опасения Юаньян не напрасны?

— Что ты имеешь в виду? — удивился Цзя Лянь.

Фэнцзе ему рассказала.

— Да что ее слушать! — вскричал Цзя Лянь. — Я только сейчас говорил с господином Цзя Чжэном. Он сказал: «На похороны старой госпожи не надо скупиться. Конечно, пойдут разговоры. Те, кто нас знает, наверняка поймут, что деньги на похороны оставила сама матушка Цзя. Иные же могут подумать, что при обыске часть денег мы утаили и по-прежнему роскошествуем. Допустим, мы не израсходуем все, что оставила старая госпожа, кто потом осмелится к этим деньгам прикоснуться?! Но я уверен, что деньги будут полностью израсходованы. Старая госпожа — уроженка юга, там у нее семейное кладбище, но могильного склепа нет. Придется гроб с телом везти на юг. Построим там склеп, купим несколько цинов земли. На доходы с этой земли мы и будем устраивать жертвоприношения. Если самим не удастся переехать на юг, поселим там обедневших родственников, пусть в положенное время приносят жертвы на могиле». Теперь подумай, что означает решение господина. Можно ли тратить все деньги?

97
{"b":"5576","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эффект Марко
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Искупление вины
Эффект чужого лица
Туве Янссон: Работай и люби
Храню тебя в сердце моем
Люкке
Бруклин