1
2
3
...
66
67
68
...
74

К тусклому освещению здесь добавлялись влажность, резкий запах и скрежет когтей. Среди обитателей зверинца я узнала длиннохвостых попугаев, морских свинок и хомячков. На столе стоял большой деревянный ящик с землей, из которой пробивались нежные зеленые ростки.

— Мы сами выращиваем здесь корм для птиц, — объяснила доктор Энсор. — Выращиваем и продаем. Конечно, о крупном производстве речь не идет, но свои потребности мы удовлетворяем. Пациенты привыкают кормить своих подопечных и заботиться о них.

— Кэрри поднималась сюда каждый день? — спросила я.

— Так мне сказали. Видите ли, после ее исчезновения вскрылись некоторые факты... — Она помолчала, оглядывая клетки со зверьками. — Очевидно, я не обо всем знала. Например, о том, что за те шесть месяцев, в течение которых Кэрри работала по этой программе, в зверинце резко увеличилось число случаев гибели и необъяснимой пропажи животных. То попугай улетит, то хомяка не могут найти, то морская свинка подохнет. Иногда клетки оставались открытыми на ночь. — Она вышла в коридор, и я последовала за ней. — Жаль, что вас здесь тогда не было. Возможно, вы смогли бы определить, от чего они умирали. Или погибали.

Из одного коридора мы перешли в другой, который привел нас в еще одну небольшую комнату, где я увидела относительно современный компьютер и принтер, установленные на деревянном столе. И еще я увидела то, что укрепило мои подозрения, переведя их в разряд уверенности: телефонную розетку на стене.

— Вот здесь Кэрри Гризен и проводила большую часть времени, — сообщила доктор Энсор. — Вы, конечно, знаете, что она очень хорошо разбирается в компьютерах. Вообще идея создать в клинике нечто вроде компьютерного класса и приобщить к этому делу других пациентов принадлежит именно ей. Она предложила, мы нашли спонсоров, поставивших устаревшее оборудование, и теперь на каждом этаже у нас есть компьютер и принтер.

Я подошла к терминалу, села за стол и включила компьютер. На экране появились значки программ.

— Когда пациенты работают здесь, за ними кто-то наблюдает?

— Нет. Их приводят, потом дверь закрывается и запирается на ключ. Через час их отводят в отделение. — На ее лице появилось задумчивое выражение. — Должна признать, успехи некоторых из наших подопечных произвели на меня сильное впечатление.

Я зашла на сайт «Америка онлайн».

— У нас нет доступа к Интернету, — сказала доктор Энсор, наблюдая за моими действиями.

— Откуда вы знаете?

— Компьютеры не подключены к линии.

— Но я вижу модем. Не знаю, снабжены ли ими другие компьютеры, но с этого пользователь имеет возможность войти в Сеть. Он просто не подключен к линии. — Я указала ей на розетку. — Кстати, не могло ли случиться, что линия была переброшена сюда из какого-то другого места? Может быть, из какого-то кабинета? Например, кабинета мисс Блауштейн?

Директор отвела глаза, лицо ее покраснело — похоже, она только теперь начала понимать, что я имею в виду.

— Боже...

— Конечно, нельзя исключать и возможности того, что все необходимое Кэрри получила извне. Например, через того человека, который приезжал с заказами из магазина.

— Не знаю.

— В том-то все и дело, доктор Энсор, что мы многого не знаем. Мы не знаем, чем она, черт возьми, занималась в этой комнате. Может быть, искала информацию о работниках клиники или друзей по переписке. Вы ведь в курсе того, что множество преступлений совершается в наше время с помощью Интернета? Педофилия, изнасилования, убийства, детская порнография.

— Вот почему им и не позволялось пользоваться Интернетом. Теперь я вижу...

— Думаю, именно так Кэрри готовила побег. Этот компьютер, он у вас давно?

— Его установили примерно год назад. И Кэрри Гризен разрешили пользоваться им только потому, что она вела себя просто идеально.

— Идеально, — повторила я, думая об убийствах в Балтиморе, Венис и последнем, в Уоррентоне.

Возможно ли, что Кэрри познакомилась со своим сообщником в Сети и поддерживала с ним связь с помощью электронной почты или через чат? Возможно ли, что она совершала преступления, находясь в заключении? Не ее ли советами пользовался, не на ее ли поддержку опирался неизвестный психопат, сдиравший кожу со своих жертв? Если так, то теперь Кэрри вышла из-за кулис и принялась за дело сама.

— Постарайтесь вспомнить, не было ли среди выпущенных в прошлом году из «Кирби» поджигателя, особенно такого, за кем числилось бы и убийство? Человека, с которым Кэрри могла познакомиться здесь? Например, на прогулке?

Я предполагала, что ответ будет отрицательный, но мне нужно было знать наверняка.

Доктор Энсор выключила верхний свет, и мы вышли в коридор.

— Нет, не припоминаю. Такого у нас определенно не было. К тому же мужчины и женщины у нас строго разделены, и общение между ними категорически воспрещено.

Хотя я не могла быть уверена на все сто процентов, мне все же представлялось более логичным, что сообщником Кэрри должен быть мужчина. Того же мнения придерживался и Бентон, писавший в конце своих заметок о белом мужчине в возрасте от двадцати восьми до сорока пяти лет. Несмотря на уверения доктора Энсор, у меня были серьезные сомнения в отношении четкого соблюдения предписаний и инструкций со стороны персонала центра. Если Кэрри нашла напарника по Интернету, об этом мог никто и не знать.

Мы снова воспользовались лифтом, но на сей раз вышли на третьем этаже.

— Женское отделение, — пояснила директор. — Сейчас у нас здесь двадцать шесть пациенток из общего числа в сто семьдесят человек. Вот комната для гостей.

За стеклянной стеной находилось просторное помещение с удобными стульями и телевизорами. Сейчас оно пустовало.

— К ней кто-то приходил? — поинтересовалась я на ходу.

— Нет, никто. Это, наверное, добавляло ей сочувствия. — Она невесело усмехнулась. — А вот и женская спальня.

В большой комнате, которую показала мне доктор Энсор, не было никакой другой мебели, кроме кроватей.

— Кэрри Гризен спала вон там, у окна.

Я вытащила из сумочки и еще раз прочитала письмо.

Люси-Бу...

На память пришла вдруг видеокассета с Келли Шепард. Актриса в Венисе снималась в эпизодических ролях, Остин — в рекламе. Фотосессии, кастинг, продюсеры, операторы... Связь где-то здесь. Но какое отношение ко всему этому имела моя племянница? Почему Кэрри написала про телевизор? Просто потому, что Люси могла летать, управлять вертолетом?

Из-за угла послышался шум. Оказалось, что женщин вели в отделение после свободного времени. Я увидела потные, разгоряченные лица, блестящие от возбуждения глаза. Одну из пациенток сопровождали два охранника. Похоже, она разбушевалась, потому что запястья и лодыжка у нее были скованы чем-то вроде наручников, соединенных с широким кожаным ремнем на талии. В глазах женщины, когда она посмотрела на меня, вспыхнула ненависть, губы скривились в презрительной ухмылке. Молодая, с короткими осветленными волосами и гибким телом неопределенного пола подростка, она походила на Кэрри и в моем воображении на мгновение стала Кэрри.

По спине пробежали мурашки. Другие пациентки шли мимо, причем едва ли не каждая старалась толкнуть меня плечом или локтем.

— Законница?

Полная чернокожая женщина была готова плюнуть мне в лицо.

— Да, — твердо ответила я, глядя ей в глаза, потому что давно научилась не бояться тех, кто ненавидит.

— Идемте. — Директор потянула меня за руку. — И извините. Я совсем забыла, что они возвращаются в отделение именно в это время.

— Ничего. — Откровенно говоря, я даже обрадовалась, что это случилось. Мне пришлось заглянуть в глаза Кэрри, и я не отвернулась. — Расскажите, что именно произошло в тот вечер, когда она сбежала.

Доктор Энсор набрала код на панели и открыла еще одни красные двери.

— Мы пытались реконструировать события, и получилось вот что: Кэрри вышла вместе со всеми на прогулку, потом получила доставленный заказ, что-то сладкое, и не появилась к ужину.

67
{"b":"5589","o":1}