ЛитМир - Электронная Библиотека

Это был, кажется, шестой или седьмой шатер. Даэн не считал. Он шел по спирали, в центре которой была та, первая и самая большая палатка. Время остановилось, был лишь завораживающий ритм чужого дыхания да манящий запах крови, но потом в эту гармонию вклинился некий посторонний звук, вернее ощущение — голос, звучащий внутри головы. Командующий отзывал отряд в город. Странно, но до сих пор никто в лагере так и не поднял тревогу. Впрочем, ждать недолго. Скоро встанет солнце. Удивительно, как отчетливо он кожей чувствовал приближение зари. Светило в прямом смысле прольет свет на резню, устроенную вранцами во вражеском стане. Но до того как сияние станет непереносимым, он успеет наведаться еще не в одну палатку, возможно даже не в десяток. Да и потом сумеет забрать с собой в Чертог достаточно чужих воинов. Возвращаться назад вместе со своими соплеменниками упырь не собирался. Можно привыкнуть жить, не видя солнца, но жить, не видя звезд… Эльф повел клинком, отворяя кровь новой жертве, и тут же шагнул к следующей — надо поторапливаться. Зов продолжал биться в голове, и он, сосредоточившись, послал успокоительный ответ — иду, мол. Акат же сеял смерть направо и налево. Обойдя тесный шатер по периметру, упырь шагнул наружу и тут же метнулся в сторону — инстинкт подсказал: у входа поджидает не менее опасный соперник.

— Решил остаться?

Даэн вздрогнул от звука знакомого голоса. Стыдно сказать, до последнего мгновения он не ощущал приближения кузена.

— Смерть в бою, — Хаэлнир словно пробовал слова на вкус, — без сомнения, эффектная штука.

Упырь молчал, отчаянно пытаясь загнать поглубже предательски выдавшие его мысли, потом сдался:

— Да, я хочу остаться. Не стоит отговаривать.

— И не собираюсь. Устроим показательное выступление: пара эльфов против всей арканской армии. Ручаюсь, об этом сложат легенды!

— Ты не можешь остаться, не должен! Ты — командующий, от тебя зависит целый город, его жители.

— Да, с ними не очень хорошо получится… Но что поделаешь! Кстати, что мы с тобой Шепчемся? — Хаэлнир повысил голос до нормальной громкости. — Чего нам бояться на пороге Эреи?!

Упырь едва не подскочил на месте:

— Тише! Замолчи немедленно! — Он метнулся на звук и попытался рукой зажать рот брату, но Хаэлнир перехватил ладонь. — Ты должен немедленно уйти!

— Не могу, — спокойно возразил командующий, — я клялся не бросать своих воинов. Ты — мой воин, и я не позволю тебе умереть, во всякое случае, вот так, в одиночестве.

— Но так мы погибнем оба, а это бессмысленно! — зло зашипел упырь.

— Вот видишь, даже ты это понимаешь.

Позади Хаэлнира шевельнулся полог. Разбуженный перепалкой арканец выбирался на улицу.

Даэн скользнул к палатке и нанес удар раньше, чем воин успел хоть что-то увидеть или раскрыть рот. Труп мягко скатился на мокрую от росы траву. Но в шатре уже задвигались, товарищи разбуженного тоже хотели посмотреть, что такое происходит снаружи.

— Чтоб тебя!.. — бессильно выругался упырь и, перешагнув через мертвое тело, вернулся к кузену. — Давай выводи нас отсюда, бегать с закрытыми глазами я еще не научился.

На лице у командующего появилась улыбка. Но голос прозвучал совершенно серьезно:

— Ну как знаешь. Хотя твоя идея уже начала мне нравиться…

Акат упыря просвистел и впился в грудь второму выскочившему из ближайшего шатра ратнику. Тот кулем свалился на труп товарища.

— …можно остаться и…

Третий арканец не заставил себя ждать — упырю пришлось выдернуть клинок из-за пояса брата, чтобы не позволить солдату закричать.

— Во имя Творца, веди уже!

Хаэлнир ухватил кузена за левое запястье:

— Ладно, бежим.

Две фигуры помчались в сторону скупо освещенной огнями стены города. Они успели преодолеть ров, когда в лагере пронзительно и одиноко затрубил рог. Анген, сбросивший вражеский плащ и доспехи, пристроился следом. Главнокомандующий успел послать ему негодующий взгляд.

— Я же приказал не ждать меня.

— Я и не ждал, — Анген с некоторым трудом, но поспевал за эльфами, — в плаще запутался…

— Ну-ну!

Посланная наудачу стрела впилась в землю, эльф вильнул, упырь совершил точно такое же движение.

— Неплохо! — на ходу похвалил Хаэлнир.

— Стараюсь. — Даэн пытался выглядеть мрачным, но его недавняя хандра странным образом улетучилась. Спору нет, перспектива доживать вечность слепым — штука безрадостная, но ведь встретиться с Доброй Сестрой никогда не поздно. А пока… Бег вслепую под градом стрел — игра с судьбой в салки — в этом что-то было. Пожалуй, можно и повременить с героической гибелью.

Хаэлнир, упырь и Анген вернулись в город последними. За калиткой уже ждал немного запыхавшийся от бега «черный отряд». Никто не погиб и не был ранен. Эльфы каким-то чудом умудрились даже не слишком испачкаться во время ночной вылазки. Только наряд упыря был насквозь пропитан кровью.

— Всем отдыхать до рассвета, — бросил скупой на похвалы командующий. — Утром Эдарген пойдет на приступ.

Отряд молча рассосался, вранцы начинали перенимать немногословные манеры эльфов.

Мирра караулила в коридоре. Когда скудный свет гнилушки озарил окровавленный наряд Даэна, она едва не вскрикнула, но тут же сообразила, что будь это кровь упыря, тот вряд ли бы тот легко передвигался. Да и улыбка до ушей явно не вязалась со смертельными ранами.

— Операцию можно назвать успешной, — предвосхищая вопрос правительницы, сообщил Хаэлнир, — не менее пяти тысяч солдат врага уничтожено…

Цифра была фантастической и как-то не слишком укладывалась в Мирриной голове. Но с нее было довольно и того, что эльф и его кузен вернулись целыми и невредимыми.

— …среди них девятнадцать сотников, десятников я не считал, а из высшего командного состава никого под руку не подвернулось. Но мы и не ставили такой задачи — прошлись по краю лагерю подальше от королевской палатки с ее патрулями.

— Наши все живы?

Эльф кивнул.

— Ступай спать, — посоветовал он, — часа через три-четыре, если мои расчеты верны («А они всегда верны!» — ввернул упырь, но командующий только поморщился), Непобедимый предприметодну попытку штурма. Войско будет возмущено ночной бойней, и арканцы захотят поквитаться с подлыми врагами, с нами то есть. Поэтому денек предстоит жаркий. Зато к вечеру, когда атака захлебнется…

— А она захлебнется? — Мирра ничуть не сомневалась в полководческих способностях эльфа, просто уточняла.

— Да, — уверенно ответил Хаэлнир, — и тогда мы совершим еще один ночной рейд. Пусть приближение ночи станет казаться противнику приближением смерти.

Арканцы двинулись на штурм ближе к полудню. Эдарген прекрасно понимал: промедли он с ответным ударом, и армия будет окончательно деморализована. Правда, он предпочел бы иметь чуть больше времени на подготовку. Впрочем, численное преимущество все еще на его стороне, а после ночной резни, устроенной вранцами; бойцы настроены решительно. Если сегодня они возьмут город, завтра, с благословения Другой Сестры, он еще успеет нагнать Верлейна и поквитаться с ним.

Когда рассвело и король сумел подсчитать урон, он внутренне содрогнулся. Нет, дело было не в количестве убитых, хотя их насчитывался почти полный полк. А в том, что его охрана проморгала вторжение такого большого вражеского отряда, — что отряд был не маленький, не меньше пяти-шести сотен, подтверждали понесенные потери.

Все трупы оказались с распоротыми глотками, значит, убили солдат обычным железом, не заклинаниями. Но перед атакой Эдарген объявил, что враги, как обычно, воспользовались подлым колдовством, и пока армия не успела переварить сказанное и усомниться в выводах своего полководца, велел сыграть сигнал к построению.

На этот раз решили прорываться за стену водном месте. Был запланирован отвлекающий маневр, но основные силы Непобедимый, почти не скрывая, двинул на восточный участок — он больше других пострадал от обстрела каменными ядрами.

28
{"b":"5609","o":1}