1
2
3
...
52
53
54
...
58

Рядом вынырнул морской пастух, замер, высунувшись из воды по пояс, застрекотал, защелкал, размахивая руками. Затем «нарисовал» ладонью плоскость, в воздухе между ним и эльфом замерцала живая картинка: голубая отмель с сотнями кормящихся левиафанов, потом из-за края волшебного пейзажа появились три «игрушечных» корабля. На носу у каждого виднелась гарпунная пушка. Тяжелые стрелы с зазубренными наконечниками ушли в цель, разматывая канаты. Две бронированные туши забились, поднимая фонтаны брызг. Встревоженное стадо стронулось и сплошным потоком полилось через окружившие отмель рифы, сметая появившихся на границе «пастбища» пастухов. Вода вдоль рифа окрасилась красным.

Хаэлнир в свою очередь очертил в воздухе экран. Он заговорил на эльфийском — обычный голос не мог воспроизвести издаваемые наядами звуки, но кисти рук выписывали знаки, понятные морскому жителю, а картина, возникшая в воздухе, дополняла рассказ. Новая сцена изображала корабль в порту, сине-белые паруса были легко узнаваемы. С борта по сходням двигалась команда во главе с самим Хаэлниром. Два матроса несли нарядный кованый ларец. Вот они сошли на пристань, вот входят в ворота святилища, посвященного Синему Хозяину. Ларец водружается к подножию статуи хвостатого бога. Потом снова борт судна, гавань, в море летят серебряные монеты — чтобы плавание было удачным. Видение исчезло, но эльф продолжал говорить. Его собеседник внимательно следил за движением ладоней. Мирра на секунду оторвала взгляд от говоривших, огляделась. Море вокруг кипело от бесчисленных хвостов и спин, только корабль окаймляла полоска чистой воды, не более двадцати футов. Палуба ходила ходуном от поднятого левиафанами волнения, только зависший над водой эльф был все так же неподвижен.

Последняя фраза разнеслась над волнами. Русал мотнул головой. Мирра сжала ладони на груди: неужели наяды не пропустят корабль? Гладкое синее тело скрылось в глубине. Хаэлнир отвесил вслед поклон и медленно вознесся над бортом.

— Все уладилось, — ступая на палубу, произнес он.

Команда испустила дружный вздох облегчения. Матросы принялись выбираться из шлюпки. Послушное воле своих пастухов, стадо аккуратно обтекло шхуну и вскоре скрылось из виду.

— Ну ты даешь! — заметил дракон, хлопая друга по спине. — И еще прохаживался насчет моих прыжков с башни. А это как называется? Сколько нужно энергии, чтобы левитировать, да еще над водой? А если бы сила кончилась?!

— Океан щедр, я попросил его поделиться. — Хаэлнир присел на край борта. Только теперь Мирра заметила обильно выступивший на лбу эльфа пот. — Зато как показательно получилось! Раз Подводный Хозяин позволил мне воспользоваться своей маной, значит, я морскому народу не враг. А вообще, мой синекожий собеседник был очень зол. Эти китобои, что нарушили Договор[28], видно, совсем лишились разума. Просто не могу представить другую причину, чтобы рыбак или мореплаватель стал ссориться с жителями вод, охотясь на их пастбищах. Пришлось употребить все красноречие, чтобы убедить наяд, что мы лишь мирные мореходы.

Да, странные дела творятся в Мире. По возвращении непременно поднесу хвостатому богу еще один сундук с дарами. Да и Другую Сестру отблагодарить не помешает. Сегодня она нам явно улыбалась… Слушайте! — Змей перебил сам себя. — Как же мы раньше не подумали?! Ездили на другой конец Мира к каким-то охотникам, а у себя под боком спросить не догадались!

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Мирра. Она все еще переваривала недавнюю опасность и счастливое от нее избавление.

— Я имею в виду богов. Они ведь появились до сотворения Мира. Кому как не им знать, где разыскивать Творца?!

— Действительно, — поддержал Хаэлнир.

— Ну мы же не станем тревожить Синего Хозяина?! — испуганно спросила правительница. — Не сейчас, правда?! Вдруг он разгневается и вернет тех чудищ…

— Нет. — Эрссер по-свойски сгреб жену за плечи. — Как считаешь, Хал? Я думаю, надо дуть к храму Двух Сестер. Уж одна-то точно нам поможет.

На лбу у эльфа залегла складка. Ведьма отнесла это на счет воспоминаний о недавнем договоре с Белой Леди.

— Погоди, Змей. Я считаю, что командующий и так слишком часто общается с Доброй Сестрой. Давайте обратимся к кому-нибудь другому.

— Нет-нет. Другие боги не так близки Создателю. — Хаэлнир встал, расправляя плечи. Складка на лбу разгладилась. — Нохъельский храм — самое подходящее место. К тому же и от Мелузы совсем близко, не придется тратить лишнее время на пешие переходы.

Встречный ветер наконец улегся. Капитан лично наполнил паруса магическим бризом, судно вновь взяло курс на Мелузельскую гавань.

Вечером шестого дня корабль пришвартовался в порту «торговой столицы». Едва-едва успели до отлива. Переночевали прямо на борту, а ближе к полудню тронулись в Нохъель. Пришлось спешить — слишком много времени ушло на найм скакунов для всей компании. Через несколько часов скачки показался величественный дворец с круглым куполом и шеренгой колонн вдоль фронтона. До заката было далеко, так что Мирра и ее спутники прямиком отправились к храму. Правительница не очень прислушивалась к беседе между вышедшими навстречу жрецами и Хаэлниром. Она здесь уже бывала, но теперь в алтарном зале заметно прибавилось даров. Чего здесь только не было: бочонки готтарского пива, мелузельские пряности, ковры из Пельно, какие-то странные фигуры из глины — не иначе дар варваров из-за Мурра — кому в цивилизованном Мире придет в голову лепить такую несуразицу?! Пока рассматривала диковины, эльф и храмовые служители успели о чем-то договориться. В руки жрецов перекочевал увесистый кошелек — ведьма проводила его жадным взглядом («Боги-боги, какие расходы!»). Старший жрец сходил куда-то, потом вернулся с юношей в белой тунике. Тот отвесил глубокий поклон визитерам и позвал за собой. Следуя за тощим служкой, они миновали анфиладу залов, частью заполненных дарами, частью пустых. Сейчас здание было безлюдным. Неудивительно, ведь сакральная служба, ради которой стекались в храм паломники со всего света, происходила на рассвете с первыми лучами солнца.

Последняя каменная дверь медленно распахнулась стараниями юноши. Глазам путешественников открылся огромный полутемный зал. Здесь не было ни алтаря, ни статуй, ни даже даров от прихожан. В двух столбах света, падающих сквозь круглые отверстия в потолке, плясали пылинки. Шаги по каменному полу прозвучали неожиданно гулко. Впустивший их молоденький жрец прикрыл тяжелые створки, оставшись в коридоре. Скрежет петель неприятно отдался в Мирриных ушах. Почему-то подумалось, что их не в святая святых пустили, а заманили в западню. Путники подошли к двум световым пятнам на полу. Встали, оглядывая купол с осыпавшейся от времени штукатуркой. Только относительная чистота не позволяла считать это место окончательно заброшенным.

— Зачем он нас сюда привел? Здесь же никого нет, — шепнула мужу Мирра.

Эхо пошло гулять под древними сводами, рассыпаясь на сотни голосов. «Никого нет… Никого нет… Никого нет…» — шипели и бормотали они. Г'Асдрубал приложил палец к губам, призывая к молчанию. Шепотки медленно затихли.

Змей и Хаэлнир переглянулись, потом одновременно шагнули в очерченные солнцем круги. Растерявшаяся ведьма осталась одна меж двух световых «колонн». Стены просторного зала неожиданно расплылись, словно кто-то плеснул водой на свежий мольберт с красками и они потекли вниз разноцветными дорожками. Потом мир вновь стал четким и контрастным, но теперь вместо серого камня их окружали роскошные покои. Вернее, левая их часть блистала роскошью: здесь золотой купол с круглым проемом в центре подпирали витые колонны, пространство между ними было задрапировано желтым и голубым атласом. Мраморные столбы оплетали побеги пурпурной веснянки, пол под ногами пестрел от драгоценной мозаики. У стены, там, где шатром сходились драпировки, стоял трон. Ножки и подлокотники из драгоценного металла изображали свитые в тугие косы стебли растений. Спинку кресла украшали самоцветные колосья.

вернуться

28

…нарушили Договор… — Здесь имеется в виду клятва не нарушать Равновесие, данная Творцу представителями всех рас и народов в Начале Мира, называемая еще Всеобщим Договором. Одним из пунктов этой договоренности было соглашение жителей суши и морского народа, по которому последние обязались не топить корабли в обмен на обещание не охотиться на русалочьих угодьях.

53
{"b":"5609","o":1}