ЛитМир - Электронная Библиотека

Она даже готова была отказаться от этой затеи, но Г’Асдрубал твердо подхватил ее под локоть и усадил во главе стола. «Предоставь это нам!» — шепнул он.

Когда военачальники наконец расселись за длинным составным столом, Змей сделал приглашающий знак, и в комнату чинно и беззвучно вошли десять эльфов. Они были одеты в боевую броню, не совсем уместную внутри безопасной крепости, зато очень впечатляющую. Хаэлнир держал на сгибе локтя шлем со знаком отличия командира. Остальные девять эльфов, хотя и различались цветом волос, глаз, прической и покроем одежды, лицом обнаруживали явное сходство со своим начальником.

— Уважаемые командиры, — поднявшись и встав рядом с Хаэлниром, лицом к присутствующим, начал Г’Асдрубал, — всех вас заранее оповестили о цели сегодняшнего Совета, поэтому без долгих вступлений хочу представить вам нового военного советника правительницы и… человека, который возглавит нашу армию, — повелителя Хаэлнира.

Эльф, пряча улыбку, поклонился. (Никто еще не называл его «человеком». «Ассимиляция началась!» — про себя подумал он.)

В зале стояла тишина, не считая чьего-то не слишком довольного пыхтения или нервного притопывания ног под столом. Но никаких возгласов протеста не последовало. Прошедшие десять с лишним лет порядком изменили местных жителей, особенно воинов гарнизона. За это время в замке появился драконий отряд, да и эльфы порой наведывались в город, так что повелитель Хаэлнир не был первым представителем своего народа, явившимся перед глазами вранского Совета. К тому же все знали экстравагантный нрав правительницы: в княжестве, где правитель — дракон, почему бы эльфу не стать во главе армии?! Так что эту новость военный совет проглотил хотя и без восторга, но и без возмущения.

Эрссер еще раз обвел взглядом суровые лица своих соратников.

— Думаю, мы предоставим Повелителю Хаэлниру самому представить своих спутников! — предложил он. Хаэлнир еще раз вежливо склонил голову и начал:

— Носитель Меча Лаинор, Носитель Меча… — Каждый из девяти эльфов при упоминании своего имени слегка кланялся присутствующим. Наконец Хаэлнир закончил представление, однако эльфы не спешили присоединяться к сидящим за столом Совета и продолжали возвышаться посреди зала.

— Прежде чем наши новые друзья сядут рядом с нами, — вновь взял инициативу в свои руки Г’Асдрубал, — хочу сделать еще одно, возможно, не слишком приятное для вас сообщение… — Змей сделал короткую паузу, потом продолжил, но не сразу перешел к делу (как обычно), а сделал небольшое лирическое отступление. — Все вы опытные и проверенные командиры, ваше знание военного дела не вызывает сомнений. Однако в условиях новой угрозы мы решили воспользоваться опытом и знаниями народа, умевшего вести войны за много веков до нашего с вами рождения. Повелитель Хаэлнир возглавит нашу армию, а его братья (Змей сделал широкий жест, обведя рукой остальных эльфов) встанут во главе девяти подразделений, на которые будет разделено наше войско.

Теперь по залу разнесся явственный ропот, сидящие за столом действительно были опытными, много повидавшими за свою жизнь солдатами, каждый из них по праву заслужил звание капитана и теперь командовал отрядом.

— Мы предвидели ваше неудовольствие, однако уверены, что ради блага Родины вы пожертвуете своими амбициями. Поэтому предлагаю провести небольшую демонстрацию. Прошу вас, повелитель Хаэлнир!

Эльф выступил вперед:

— Ни я, ни мои братья не пытаемся занять по праву принадлежащее вам место во главе ваших отрядов, и тем более в сердцах ваших солдат. Однако управляемость войска является одним из важнейших условий победы, а мои братья способны слышать мои мысленные приказы на расстоянии…

Это сообщение не произвело особого впечатления на сидящих в зале.

— А мысли наших врагов вы случайно не слышите? — Вопрос был задан саркастическим тоном, но все же в нем прозвучал неподдельный интерес.

Хаэлнир мысленно покривился (лицо его осталось неподвижным), ответ на этот вопрос вряд ли понравится аудитории, но задавший его имел право на объяснение, хотя бы потому, что вопрос-то был дельный, и будь у них побольше времени…

— Нет, к сожалению, — ответил Хаэлнир, — я могу мысленно говорить только с теми, с кем делил кровь.

По залу пронесся разочарованно-насмешливый вздох.

— Прошу прощения у правительницы. — Из-за стола поднялся капитан лучников Эвин Неотразимый, получивший свое прозвище еще во времена юности, и вовсе не за меткость, а за популярность, которой он пользовался (и продолжал пользоваться) среди горожанок. Во времена все еще памятного урфийского нашествия Эвин был простым лучником, но за прошедшие годы успел поучаствовать и стычках на границе и посидеть в осаде в замке Готтар, так что его боевой опыт снискал во Вране уважение. — Что-то я не слышал, чтобы эльфы воевали. — Эвин обошел стол и остановился напротив Хаэлнира. — Может, повелитель и его соплеменники прекрасно читают мысли друг друга, но владеют ли они боевым оружием, участвовали ли в настоящих схватках?

— Повелитель Хаэлнир возглавлял эльфийскую армию при отражении Большого южного нашествия, — опередил эльфа с ответом Г’Асдрубал, — он выиграл семьсот девяносто шесть полевых сражений и провел триста четыре успешные осады, самые известные из которых: битвы за Асс-Мурр и Ферни-Этт.

Воины за столом недоверчиво переглянулись. Змей упомянул о сражениях, произошедших во времена Великого Потопа. Даже зная об эльфийском бессмертии, людям трудно было осмыслить, что стоящий перед ними отнюдь не старый мужчина уже воевал за полтысячи лет до их рождения.

— Тогда, может быть, кто-нибудь из гостей покажет мне… — Капитан махнул рукой в сторону стены, выходящей во двор.

Все взгляды послушно устремились туда, куда он указывал. На стене в простенке между двумя окнами висел деревянный разукрашенный щит. Эвин не успел докончить фразы, а девять кинжалов уже качались в центре щита, как раз на пересечении двух линий, делящих на квадраты его черно-пурпурное поле. Рукояти кинжалов разошлись веером, тогда как клинки плотно вошли в одну точку, продолбив в щите солидное углубление.

Толпа притихла. Опытные вояки не могли не оценить быстроту и искусство, с каким эльфы из неудобной позиции метнули свое оружие.

— Вообще, я не то имел в виду. Я собирался предложить одному из вас поединок во дворе, — пробормотал капитан, — но думаю, теперь это не требуется…

Едва солнце начало клониться к горизонту и предметы стали отбрасывать длинные тени, как Мирра помчалась в подвал. В это время Даэн обычно уже вставал и садился завтракать, ну а ведьма за компании с ним ужинала.

Упырь, как всегда, галантно пододвинул правительнице кресло. Дама уселась и принялась с аппетитом уминать цыпленка, ничуть не смущаясь блюдом, которым закусывал Даэн. (Упырь медленно тянул из высокого бокала свежую телячью кровь.)

Когда с едой было покончено, гостья откинулась на спинку стула.

— Скажи, Даэн, а Хаэлнир действительно твой брат или это ты так, ну, в смысле соотечественник? — Мирру давно жег этот вопрос, но задать его самому эльфу она не решалась. Даэн — другое дело. Она прекрасно понимала чувства человека (тьфу, эльфа!), который зависит от чужой крови. Чем-то это напоминало и ее историю. Поэтому при упыре ее не охватывала неподдающаяся объяснению стеснительность, как в присутствии эльфа.

Даэн, в свою очередь, развалился на стуле, придвинув соседний и водрузив на него ноги. Вечерние беседы доставляли удовольствие им обоим.

— Двоюродный, — подтвердил он. — Моя милейшая матушка приходилась младшей сестрой его отцу. Они не были слишком близки, отец Хала был первенцем и старше моей матери на семьсот лет (точнее, на шестьсот восемьдесят восемь). Но, когда мамочка после моего рождения смоталась к отступникам, он по-родственному приютил меня в своем доме. Так что мы с Халом провели детство хотя и в разное время, но в одном доме, если не считать того, что я большей частью проводил его в подвале. Впрочем, Хаэлнир тогда тоже любил погулять ночью. Ну а потом я переехал в «Обитель».

94
{"b":"5610","o":1}