1
2
3
...
95
96
97
...
107

Упырь был с ног до головы затянут в черную кожу. Лицо закрыто плотной маской из черного шелка, на глазах — очки из затемненного стекла.

— Твоя жена подарила мне костюм, — объяснил Даэн, — чтобы я при необходимости мог выходить днем и не чувствовал себя пленником подвала. Конечно, даже в очках я не могу прямо смотреть на солнце, но отраженный свет в них вполне безопасен.

— Идея хорошая, — одобрил дракон, — но тебе следует хорошенько испытать костюм…

— Поездка к абаданнам будет для него хорошим испытанием.

Дракона трудно было удивить, но тут опешил даже он.

— Ты чудом добрался сюда живым и собираешься снова выйти на солнце?

— Я могу быть полезен. И не собираюсь всю войну отсиживаться в подвале. К тому же вы ведь отправляетесь за Акулий хребет? А там сейчас полярная ночь. И абаданны живут в пещерах, а значит, вам пригодится мое ночное зрение. — Голос Даэна звучал почти умоляюще.

Эрссер на секунду представил, каково бы ему было всю жизнь провести в одной и той же пещере, и сдался.

— Не проговорись Мирре, — предупредил он, — не то правительница решит лететь с нами, а это…

— Это слишком опасно! — подхватил Даэн. — Пойду собираться.

Упырь на удивление быстро исчез в темном коридоре, словно растворился.

— Нет, есть что-то в этих рассказах об упырях! — заметил сам себе Змей и тоже пошел готовиться к вылету.

Вылетели впятером в сумерках. В последний момент в экспедицию напросился еще и Андреас. Он успел зарекомендовать себя дисциплинированным и умелым воином, и Змей решил, что пятый член в команде будет не лишним. К тому же парень владел доставшимся от отца медальоном — отличительным знаком детей Адана, и дракон посчитал, что вещица может пригодиться им при переговорах.

Пролет в небе драконов больше никого не удивлял, но все же мог привлечь нежелательное внимание врага. Д’Этор нес на спине Бреанира, его черная от природы чешуя прекрасно сливалась с темнеющим небом. Эрссеру пришлось воспользоваться маленьким заклинанием, чтобы его золотая шкура не отражала свет севшего за горизонт солнца.

Даэн на его загривке что-то восторженно, но очень тихо пел, а когда Змей поинтересовался, что именно, засмущался и замолчал. Андреасу, раньше не поднимавшемуся в воздух на драконе, было не до пения, он сосредоточенно смотрел вперед и изо всех сил цеплялся за веревку, которой Эрссер на всякий случай привязал его к собственной спине.

Гор достигли меньше чем за сутки, в прозрачных полярных сумерках внизу показалась главная гряда Акульего хребта, ее вершины, оправдывая название, подобно гигантскому рыбьему костяку, раскинулись поперек северной части Континента. Ночь словно сопровождала их в полете. В воздухе, начиная с предгорий, похолодало так, что, несмотря на теплую одежду и горячий драконий бок, Андреас едва попадал зубом на зуб. Эльфам, с их обменом веществ, было полегче, особенно Даэну, маска которого защищала не только от солнца, но и от холодного ветра. Д’Этор первым заметил на белом склоне едва различимые каменные постройки. Если бы не огонь, разведенный в одной из них, они могли бы и вовсе проскочить мимо. Драконы мягко спланировали на склон горы рядом с деревней. Когда-то очень давно Змей бывал в этих местах и помнил, что жилища детей Адана расположены в основном под землей, подобно муравейникам, а незначительная наземная часть носит скорее декоративный характер, ну, и, конечно, служит для приема чужаков, которые здесь не так уж часты.

Г’Асдрубал и Д’Этор приняли человеческий облик и поспешно натянули захваченную с собой одежду. Даэн осторожно снял очки, убедившись, что может без вреда для здоровья существовать в сумерках полярной ночи. Бреанир осматривался, словно на экскурсии.

— Нам туда. — Змей указал на возвышавшуюся по другую сторону деревни гору. Они пересекли деревню, держа оружие наготове, но не обнажая его. Ни один след не нарушал безупречной глади снега. Если бы не свет в дальнем доме, деревня выглядела бы совершенно вымершей. Никто так и не вышел их встречать. Впрочем, ни один из них не знал порядков абаданнов настолько, чтобы судить, удостоились ли они необычного приема или здесь принято игнорировать приезжих. Вскоре в основании горы стал виден черный провал. Именно там размещался Храм безымянного Бога, которому поклонялось северное племя. Даэн, опередив соратников, первым вступил под свод пещеры.

Если каменные своды когда-то и подвергались обработке, то теперь следов ее не осталось. Стены небольшой пещеры были неровными и постепенно сужались, образуя коридор, ведущий в глубь горы. Под землей заметно потеплело. Даэн уже скрылся в темноте, его упырским глазам света было более чем достаточно. Д’Этор вручил всем остальным факелы, стоило только поскрести, как они загорелись неярким (но вполне достаточным) белым светом.

— Двинулись, — коротко скомандовал дракон и, пригибаясь, пошел по коридору. За ним Бреанир и Андреас, Д’Этор замыкал шествие. Коридор петлял. Неровные стены изобиловали острыми выступами, о которые путники то и дело стукались то локтем, то коленом. Благодаря частым поворотам они не могли издалека заметить выход в круглую, освещенную серым мерцающим светом пещеру. Г’Асдрубал окинул стены и потолок в поисках источника освещения и не нашел его. Что ж, бывают вещи и более удивительные, чем магические огни. Пещера была шагов семьдесят в диаметре и не более десяти локтей в высоту. По периметру, значительно стесняя пространство, беспорядочно высились сросшиеся сталактито-сталагмитовые столбы. У дальнего края над полом возвышался круглый уступ, поверхность его была отполирована до блеска и исчерчена переплетающимися линиями. Дракон узнал орнамент на медальонах абаданнов. Посреди возвышения стоял серый высокий старик. Белые волосы заплетены в три косы, подбородок выбрит. На плечах у старика висела серая шерстяная хламида и такой же серый жреческий плащ, на голове — широкий обруч, опять же исчерченный беспорядочно пересекающимися линиями. Никаких других знаков отличия у старика не было, но что он и есть главный (и единственный) абаданнский жрец, не вызывало сомнений. Дракон поискал глазами алтарь и хоть какую-нибудь мебель или наконец вход в соседнее помещение, но ничего такого не обнаружил. Неужели жрец вот так целыми днями торчит один посреди холодной пещеры? «Должно быть, где-то все же имеется скрытый люк или проход в другие подземелья», — рассудил Змей. Он и трое его товарищей уже стояли в центре пещеры, погасив ставшие ненужными факелы. Через секунду к ним присоединился и Даэн, вынырнувший откуда-то из лабиринта сталагмитов на окраине подземного зала.

— Почтенный служитель Безымянного, — Г’Асдрубал поклонился, его примеру последовали остальные его спутники, — мы пришли заключить с Ним договор. Готовы ли Его Дети послужить Ему своим умением? — произнес он церемониальную фразу, с которой начинался наем абаданнов.

— Дети его всегда служат Ему! — Это тоже была часть своеобразного обряда. Однако дальше жрец отошел от стандартной формулы и заявил: — Каждая из поглощенных им душ уже отправилась исполнять Его истинную Волю.

— Понятно. — Г’Асдрубал посчитал, что и для него необязательно придерживаться словесных формул. — Нам известно, что детей Адана нанял на службу король Арканский и, вероятно, заплатил неплохую сумму, раз…

— Вам ничего не известно, — жрец отрывисто рассмеялся, — но я просвещу вас: дети Адана больше не служат чужой воле, ибо они отправились исполнять волю Его и привести Мир к подножию Его Плоского Трона! И вскоре весь Мир узрит своего Безымянного Властителя, а вы узрите его прямо сейчас. — Жрец конвульсивно дернулся и замер, сверля их недобрым взглядом, однако ничего не произошло. Дракон и его спутники переглянулись. Бреанир выразительно пожал плечами. Даэн перестал с любопытством осматривать жреца и теперь изучал «интерьер» пещеры — ему все казалось интересным на новом месте.

— Ну, раз нанять нам никого не удастся, — с сожалением протянул Г’Асдрубал, — то придется вам самому, почтеннейший, оказать нам небольшую услугу. — Дракон стал непринужденно приближаться к возвышению, за ним, беря старика в кольцо, двинулись Д’Этор, Андреас и Бреанир.

96
{"b":"5610","o":1}