ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем временем наступило лето, и соединенная армия Сан-Аркана и его союзников подошла к вранским рубежам.

Пятнистые мелузельские тяжеловозы методично вколачивали в пыль широкие подковы. За каждой четверкой подпрыгивал на ухабах крупный «скорпион» или новое детище осадных мастеров — гибрид тарана и катапульты. Эдарген скептически покосился на это чудовище из железа, дерева и кожи. Сомнительно, что оно принесет много пользы, но министр одобрил строительство «болванок» (так король про себя окрестил нелепый механизм), так что… шут с ними!

Лето выдалось сухое, колеса телег и осадных машин поднимали за собой целое пыльное облако, поэтому следовавшие в кильватере союзные войска вынуждены были глотать пыль. Ну, да и с ними тоже… шут! Явились, можно сказать, на все готовенькое и ждут не дождутся своей доли пирога. Ничего, Эдарген заставит их отработать эту самую долю. Собственную гвардию король благоразумно выстроил перед тяжеловозами. Закаленные в многочисленных битвах черно-кольчужные воины выглядели браво не только на параде, но и на марше. Часа в три после полудня они подошли к границе Вранского княжества. Эдарген заранее привел авангардный полк в боевой порядок — большего, по его мнению, для взятия пограничных укреплений не требовалось. Впрочем, не потребовалось даже этого, каменные башни по обе стороны моста, переброшенного через пограничную речку, были пусты, ворота гостеприимно распахнуты.

— Впечатление такое, что нас приглашают, — пробормотал король, — или заманивают…

— Не все ли равно? — Сзади на крепкой каурой кобылке подъехал Вейл. — Через несколько дней все земли до самого Мурра окажутся под вашей рукой. Потом последний рывок, и вы — король Эттариса, а значит, и всего Мира!

— Ну-ну… — Король тронул шпорами бока лошади и первым ступил на камни моста. Рука его сжимала длинное древко с черно-золотым вымпелом. Когда вороной конь вынес короля на вранский берег реки, войско разразилось радостными криками. Эдарген заставил коня встать на дыбы и отсалютовал своей армии.

На ночь они устроились в Орьенском замке. Основная часть армии, конечно, расположилась в поле, за городской стеной, но королевские гвардейцы были расквартированы с удобствами, почти как у себя на зимних квартирах. А вообще город оказался неестественно пуст. Эдарген не мог припомнить случая (даже из истории), чтобы все население, до последнего человека, покинуло обжитое место перед захватом: всегда есть кто-то достаточно жадный, чтобы бросить нажитое добро, или слишком немощный и старый, чтобы бежать, или, наконец, недовольный местным правлением… А тут только бродячие собаки перебегали безмолвные улицы. На всякий случай, Эдарген запретил пока солдатам грабить дома, хотя Вейл уверял, что ничего опасного в городе нет.

Министр в этот момент как раз сидел напротив короля, в кабинете коменданта, где они устроили временный штаб. Уютно пылал большой камин. Эдарген бросил оценивающий взгляд на министра и наконец решился:

— Просто ради интереса! — пристально вглядываясь в лицо мага, начал он. — Чем вам так насолили здешние колдуны? И если уж вам так нужен Вран, почему бы просто не наслать на них мор, Ваше магичество?

Верлейн взглянул на короля с новым интересом.

— И как давно, мой король, вы знаете, кто я?

— О том, что Вы Первый из Девяти? Совсем недавно. А что колдун, подозревал почти с самого начала. Так вы решили остаться единственным магом?

— И как это ты догадался? — чуть насмешливо заметил Верлейн, сбрасывая свой простоватый облик. Вместе с добродушным лицом министра исчезла и его вежливая речь. Председатель Совета Девяти позволял себе быть на «ты» со всеми владыками Мира.

Истинный облик мага впечатлил Эдаргена, но он не подал вида.

— В королевских семьях дураки редко доживают до совершеннолетия, естественный отбор, знаете ли. Ну, а я разменял четвертый десяток. — Король с достоинством одернул военный камзол.

— Что ж, тогда мне не надо объяснять, что не всякая магия действует избирательно, если я вызову мор, умрут все без разбора жители княжества. Ты желаешь царить на кладбище?!

Король отрицательно покачал головой.

— Я так и думал. — Манера держаться у Верлейна была куда менее приятной, чем у его «двойника»-министра. — Войны выигрываются железом, а не магией, — снизошел он все-таки до разъяснений. — Я, конечно, заколдую наши стрелы, чтобы били без промаха. А противник заколдует щиты. Какой от этого прок? А стоит мне применить что-нибудь достаточно эффективное — на той стороне выставят заклинание-«зеркало», и мы получим по голове своим же оружием. Нет, мой король, тебе придется обходиться своими силами. Ну, конечно, пару магических игрушек, вроде тех же стрел или ловушек для драконов, я тебе подброшу.

— И что же, когда я завоюю весь Мир, Ты не захочешь встать во главе новой империи? — не менее ироничным тоном поинтересовался Эдарген. «Тыкать» могущественному магу было страшновато, но и пресмыкаться перед собственным министром, пусть и сменившим обличье, король не собирался.

— Нет, — поморщился Верлейн, — такая власть меня не интересует. Я удалюсь к себе в замок, а править Миром предоставлю тебе!

— В таком случае подпиши вассальную клятву. — Король ловко выудил откуда-то и положил перед магом исписанный листок. Маг усмехнулся и потянулся к перу в чернильнице.

— Нет, нет! Кровью! — вкрадчиво добавил Эдарген. — Я слышал, у вас это в ходу…

— С-страуд! — зло прошипел Верлейн, и властителя Соединенного королевства объяло пламя, вспыхнула и бумага с текстом клятвы. Однако самому Эдаргену огонь, к неприятному удивлению мага, не причинил ни малейшего вреда. Он спокойно дождался, когда улягутся волшебные сполохи, потом с легким вздохом смахнул со стола пепел.

— Так я и думал, — печально заметил он и достал из стола точную копию сгоревшего документа. — Ну, да ничего, я приготовил несколько.

— Что это у тебя там, на пальце? — немного успокоившись, спросил маг. — Откуда эта штучка?

— Как, разве ты не помнишь? — притворно изумился король и продемонстрировал (на безопасном расстоянии, конечно) скромное серебряное колечко с черным камнем на безымянном пальце левой руки. — Ты ведь сам дал мне его перед битвой с Дэйлом.

— Но ты сказал, что потерял его!

— Да. — Теперь король откровенно смеялся. — Мне показалось, ты пожелаешь вернуть его после битвы, а мне этого не хотелось… Но к чему взаимные упреки? Ведь мы — партнеры! Ты сам только что сказал, что не претендуешь на Мировой престол, так подпиши — и продолжим сотрудничество: ты станешь единственным в Мире волшебником, а я удовлетворюсь Мировым господством…

Верлейн в упор взглянул на наглого выскочку, которому сам же помог оттяпать солидный кусок Континента. Тот с некоторым трепетом, но все же выдержал взгляд (все-таки бросать вызов величайшему из магов все равно что швырять камни в дракона). Пауза затянулась, наконец маг, шумно выдохнув воздух и неразборчивое ругательство, подвинул к себе листок с клятвой и заботливо предложенный Эдаргеном крошечный кинжал и, полоснув себя по большому пальцу, вывел внизу текста замысловатую подпись. Росчерк занял чуть не всю следующую строку. Закончив писать, маг небрежно перебросил бумагу королю и, встав из-за стола, величественно удалился: «Не забудь свою часть обязательства!» — на ходу, не оборачиваясь, бросил он.

Тяжелая дверь затворилась без стука (Председатель презирал дешевые эффекты). Король осторожно, за краешек, подвинул к себе подписанный лист. Потом усмехнулся собственным страхам и взял бумагу всеми пальцами. Полюбовавшись кровавым росчерком, он бережно свернул лист и сунул в серебряный футляр. Тонкая туба заняла свое место на королевском поясе, рядом с мечом. Властитель встал, потянулся, размял плечи и направился в спальный покой. Когда и он скрылся за дверью, черная фигура бесшумно рухнула с дубовых стропил на пол комнаты.

Распрямившись, Даэн подошел к столу. Разложенные на нем карты не были исписаны значками, иллюстрирующими предстоящий план нападения Непобедимого на Вран. Упырь разочарованно вздохнул, его возвращение из разведки было бы куда эффектнее, явись он к брату с планом предстоящей баталии. Просмотрев остальные бумаги (ничего важного!), Даэн перешел к окну и осторожно выглянул. По узкому проходу, проложенному по верху стены, замыкавшей каменный двор, расхаживали стражники. Внизу у ворот дремал на часах целый десяток солдат. Из замковой кухни доносился звон посуды, там работа не прекращалась даже ночью. «Неплохо бы было отравить Эдаргена», — пронеслось в голове у эльфа, но у него при себе не было ничего подходящего. Знать бы заранее, что представится случай… Но строгий братец велел провести разведку издалека, так что Даэн не был готов к встрече с вражеским правителем. «Наверняка у него есть королевский дегустатор», — успокоил себя Даэн и легко перемахнул через подоконник. Ему даже не требовалась веревка, чтобы спуститься вниз по кирпичной стене, но уходить так просто из неприятельского стана не хотелось. Идею зарезать нежданно обнаружившегося мага он отбросил сразу — колдуна, даже спящего, так просто не убьешь. Наиболее перспективно выглядел поджог конюшни.

99
{"b":"5610","o":1}