ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стокгольм delete
Смертельный способ выйти замуж
Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра
Прощение без границ
Хищник
Ложь без спасения
Вторая половина Королевы
Майя
Потерянные девушки Рима
Содержание  
A
A

– Запомни, ты ничего не видела. Потом он обратился ко мне:

– Вы в состоянии подняться ко мне наверх и побеседовать?

Сердце мое тревожно забилось: это могла быть ловушка. Но мне не хотелось выглядеть в глазах Розы трусом, поэтому я поплелся наверх вслед за доктором.

В кабинете он закрыл дверь и предложил мне сесть, а сам уселся в свой любимый шезлонг.

– Вам многое удалось узнать? – поинтересовался он.

– Я прочел дневник Хуан Юнь.

– Тогда все понятно. На второй день после смерти Хуан Юнь я узнал, что эта глупышка вела дневник. Я всегда опасался, что полиция будет шарить в ее записях. Так оно и вышло. Ловушка захлопнулась, я признаю, что виноват.

– Почему вы не развелись со своей женой?

– Не могу, – быстро ответил он. – Я не хочу лишиться этой консультации. Эта консультация существует на средства моей жены. И весь этот дом принадлежит ей. Если я разведусь, она не оставит мне ничего. Я потеряю все это, останусь голым подыхать на улице, как бездомный пес.

– Это не причина.

– Я понимаю, что не причина. Но все же для меня это причина.

– Как вам удалось соблазнить Хуан Юнь? – потребовал я ответа на вопрос, так мучивший меня.

– Когда-то я жил по соседству с Хуан Юнь. Сначала она была маленькой, и я не обращал на нее внимания. А когда ей исполнилось шестнадцать лет, я потерял работу. Я целыми днями торчал дома и просто не знал, чем занять себя. Я старше ее на десять лет, а ей, как я сказал, тогда было только шестнадцать. Наступило лето, в школе начались каникулы. Ее мать пропадала целые дни напролет – ей надо было заботиться о пропитании семьи. В тот год стояла нестерпимая жара. Хуан Юнь ни на шаг не выходила со двора за большие складские ворота и целыми днями сидела в нашем тенистом дворе. Она была странной девочкой, у нее в характере есть что-то от дикого зверька. Жаль, что ты не видел ее в шестнадцать лет. Это был красивый, грациозный дикий зверек. Она очень рано созрела, к шестнадцати годам развилась полностью. Ее тело было телом роскошной женщины, да еще это дикое животное начало… В общем, она все сильнее привлекала меня. Все соседи вокруг знали, что она внебрачная дочь. Ее никто не уважал, другим детям даже не разрешали играть с ней. Ее красоте и раннему созреванию завидовали все девочки в ее школе, а мальчишек она сторонилась сама, так что всегда была в одиночестве. От нечего делать я стал болтать с ней о том о сем, проявлять свой интерес, я пытался нащупать струнки в ее душе, чтобы она поняла: со мной она не будет такой одинокой. Можешь считать, что я по природе негодяй, но женскую душу я всегда хорошо понимал. Хотя шестнадцатилетняя Хуан Юнь была девочкой особенной, ускользнуть от меня она не смогла. Я начал постепенно с ней заигрывать, говорить с ней на запретные темы, у нее к таким разговорам возник особый интерес – ведь со мной она могла говорить обо всем, хотя обычно была замкнута и молчалива. Она делалась все смелее и смелее, стала даже смелее меня самого. Наконец однажды, может быть, ты этому и не поверишь, она сама мне отдалась. Тогда я прожил просто сумасшедшее лето. Это было очень жаркое лето, мы оба просто сгорали от страсти. До сих пор я помню множество подробностей тех дней, помню ясно и отчетливо.

– Не смей мне об этом рассказывать! – прервал я его. По-моему, доктор Мо наговорил достаточно, чтобы я смог написать эротический рассказ.

– Извини, но я должен хоть перед кем-то выговориться, я очень страдаю. Минуло то лето, я переехал, сменил местожительство и с той поры больше не встречался с Хуан Юнь. Три года назад я женился. Жена отдала мне этот дом, предоставила в мое распоряжение крупный капитал, и я открыл психологическую консультацию. Совершенно случайно я встретил Хуан Юнь. Она стала еще красивее. От ее дикости остался только необыкновенный блеск глаз. Я не верю в любовь. Нет никакой любви – только секс. Но, возможно, она вбила себе в голову, что любит меня. Как бы там ни было, мы возобновили наши прежние отношения. Я понимал, что она повзрослела и мне будет трудно обманывать ее. Да и она с самого начала держалась со мной настороженно. Когда же Хуан Юнь в конце концов забеременела, то категорически потребовала от меня развестись с женой, однако я не согласился. Остальное ты знаешь. Поверь, я искренне раскаиваюсь.

– Поздно раскаиваться.

– Теперь дело зашло далеко, считай, что я человек конченый. Я знаю, что полиция ведет расследование и собирает улики. Через несколько дней они явятся ко мне. Они найдут, в чем обвинить меня. Я полагаю, что по совокупности на меня навесят лет десять тюрьмы. Была не была! Признаюсь тебе во всем: я действительно мошенник, никакой я не врач, никакой я не профессор психологии. Я купил лицензию на медицинскую практику и диплом профессора. Мое так называемое лечение позаимствовано у бродячих фокусников. Все мои трюки – это гипноз и психоконтроль. Что такое психоконтроль, ты должен знать. Мое лечение – всего лишь контроль над твоим сознанием, чтобы в твоем подсознании возникала ложная память о вымышленных событиях и даже воспоминания о якобы пережитом в прежних жизнях. Никаких прежних жизней не существует. Те люди, которых ты видел в тот раз, не вспоминали себя в прежних жизнях, все это было моим гипнотическим миражом, психологическим воздействием на них, и только.

– Не понимаю одного: вы практикуете свои так называемые сеансы и обманываете людей не ради наживы. Ведь ваша жена весьма богата. У вас нет причины делать это ради денег.

– С чего ты взял, что я работаю ради денег? Нет, мое лечение практически бесплатное. Да, я практикую не ради денег, а для удовлетворения моей психологической потребности. Мне нравится, что меня называют профессором, я желаю контролировать психику других людей, я хочу подчинять себе их подсознание. Это дает власть над людьми! Это мое хобби, и деньги к этому не имеют никакого отношения.

– Может быть, вам следует лечиться самому? У вас психопатология.

– Такая вероятность существует. Но есть и другая причина. Когда я ввожу своих пациенток в гипнотический транс, я могу делать с ними все что захочу. Постарайся понять, о чем я говорю. Пока они находятся в бессознательном состоянии, я овладеваю их телом, чтобы удовлетворить свои физиологические потребности. Возможно, ты скажешь, что это подло. А я так не считаю.

Я вспомнил женщину, которую якобы в прошлой жизни изнасиловали японские солдаты во время нанкинской резни. А на самом деле ее изнасиловал доктор Мо. Она с ужасом вспоминала свою жизнь в прежних перерождениях, а надо было с ужасом бежать из этого кабинета. От рассказов доктора Мо, который сидел напротив и, ничуть не смущаясь, вываливал на меня всю грязь своей души, меня охватил нервный озноб, зубы мои выбивали дробь.

– Ну, а что вы проделывали с Розой? – Я уже не мог сдерживать дрожь.

– Ничего, это я могу гарантировать. По-моему, это особая натура, которая недоступна для вмешательства со стороны. О ней я даже и не помышлял.

Мо умолк.

– У вас все?

– Да, я все сказал, – ответил он неуверенно.

– Может, что-нибудь пропустили?

– Не знаю, на что ты намекаешь. – Он прикидывался дурачком.

Это разозлило меня.

– Ты скрываешь главное преступление. Выбросил гайку, чтобы сохранить автомобиль. Умно, ничего не скажешь. До каких же пор ты будешь все скрывать? Сколько сможешь? «Блуждающие души древних могил». Что ты об этом скажешь? Ты и есть хозяин сайта. Это ты, прибегая к подлым приемам, доводил ни в чем не повинных людей до самоубийства. Ты и есть этот сатана!

– Не понимаю, о чем ты говоришь. Да, я часто посещал «Блуждающие души древних могил», но никакой я не хозяин. Я понятия не имею, кто там хозяин. Я всего лишь обычный юзер, вот и все.

– Вранье!

– Я сказал то, что сказал: мне скрывать нечего. Я признаю, что я мошенник. Но сегодня каждое слово, которое ты услышал, – правда, потому что смерть Хуан Юнь потрясла меня. Ведь вместе с Хуан Юнь умер мой ребенок!

Доктор Мо наконец-то рассердился, вскочил и громко закричал:

22
{"b":"5613","o":1}