1
2
3
...
111
112
113
...
116

Преступники находились в двухстах ярдах впереди. Их машина то показывалась, когда взлетала над травой, то исчезала, попадая в очередную низину: словно бешеный золотистый дельфин, резвящийся в бушующем океане. Ричер продолжал давить на газ, и ему удалось немного приблизиться к «шевроле». Джек имел то преимущество, что преступники прокладывали ему дорогу в густой траве. Еще через сто ярдов он приноровился к гонке. Мотор ревел, бренчала подвеска.

– Они смогут оторваться от нас! – прокричал Джек.

– Но спрятаться не сумеют! – отозвалась Нигли.

Через десять минут гонки они уже находились в десяти милях к западу от Грэйс и чувствовали себя так, словно их здорово помяли в драке. Руки Ричера ныли от напряжения, плечи сводило, а голову, которой он постоянно бился о крышу, мучила боль. Мотор пока продолжал уверенно тянуть машину вперед, но для этого приходилось прилагать все силы, чтобы удерживать педаль акселератора выжатой. Нигли, пристегнутую ремнем, болтало во все стороны, и она оставила попытки удержать автомат в руках, чтобы не отбить локти.

Еще через десять миль местность изменилась, и они оказались в центре того самого «ничто». Городок Грэйс остался в двадцати милях позади, а впереди, также в двадцати милях, тянулось шоссе. Равнина постепенно повышалась, и оказывалась все больше изрезана оврагами. Кое-где начали попадаться выходы скальных пород, а трава, утратив густоту, стала более тонкой, так как корни уходили в почву неглубоко. Земля была покрыта шестидюймовым слоем снега, из-под которого, словно щетина, торчали кончики обледеневшей травы. Обе машины, разделенные сотней ярдов, заметно снизили скорость. Через некоторое время погоня вообще замедлилась до смехотворных двадцати миль в час. Машины то сползали вниз по склонам под углом в сорок пять градусов, зарываясь радиаторами в наметенный снег, то вновь, включив полный привод, карабкались вверх из оврагов, глубиной в десять, а то и пятнадцать футов. Западный ветер продолжал гнать снежные заряды. Хлопья почти горизонтально летели навстречу машинам. В некоторых местах, с наветренной стороны, образовывались целые сугробы.

– Мы можем завязнуть в снегу, – забеспокоилась Нигли.

– Раз они бросились в эту сторону, – отозвался Ричер, – значит, рассчитывают выбраться.

Каждый раз, когда «шевроле» нырял в овраг, преследователи теряли его из виду, пока он не начинал карабкаться на противоположную сторону. Погоня утратила свой первоначальный ритм и скоординированность: теперь оба фургона бестолково ныряли по бесконечным оврагам. Скорость стала совсем уж черепашьей. Ричер вел машину на пониженной передаче. Далеко на западе, неуклонно надвигаясь на них, бушевала снежная буря.

– Пора, пожалуй, – решил Джек. – Как только они окажутся на дне очередного оврага, можно начинать. Их не найдут до самой весны.

– Хорошо. Действуем, – кивнула Нигли.

Она открыла окно, и в машину ворвался снежный вихрь. Вскинув «Хеклер и Кох», Нигли переключила его на полный автоматический огонь. Ричер увеличил скорость и преодолел два следующих оврага так быстро, как только был способен. Затем он нажал на тормоза и вывернул руль влево. Машину занесло, и она оказалась стоящей пассажирской дверцей к оврагу. Нигли высунулась из окна и, как только золотистый «шевроле» начал подниматься по склону, выпустила длинную очередь, целясь по задним колесам и бензобаку. Машина преступников на какое-то время замерла в высшей точке подъема, потом перевалила через гребень и скрылась из виду.

Ричер вывернул колеса и, нажав на газ, пустился вдогонку. Эта остановка стоила им проигрыша ярдов в сто. Преодолев три следующих один за другим оврага, «юкон» выехал на край четвертого и остановился. Они выждали десять секунд, пятнадцать, «шевроле» не появлялся. Двадцать секунд. Тридцать.

– Что за черт?! – не выдержал Ричер.

Вновь «юкон» преодолевал овраг за оврагом, то скатываясь по гладкому склону, то карабкаясь и увязая в глубоком снегу, пока не выбрался на край глубокого ущелья. Ричер обратил внимание на то, что впереди, на другой стороне, следы «шевроле» оказались занесенными и сглаженными поземкой. Этим путем преступники следовали в городок. Свежие же следы колес сворачивали направо по дну ущелья и терялись за поворотом, скрытым выходами скальных пород. Ветер из ущелья нес снег снизу вверх, прямо в лобовое стекло «юкона».

«Время и пространство», – подумал Ричер. Четыре измерения. Классическая проблема тактики. «Шевроле» мог описать по оврагу дугу, выбраться наверх и вернуться по своим же следам, чтобы оказаться возле церкви в нужное время, как раз перед приземлением вертолета с Армстронгом. Но преследовать преступников вслепую было бы равносильно самоубийству: возможно, они никуда и не возвращаются, а просто поджидают «юкон» за ближайшим поворотом. Ричер взглянул на часы. Время принятия решения. Гонка продолжалась минут тридцать, значит, возвращение займет также полчаса, а Армстронг прилетит через час.

– Не боишься замерзнуть? – спросил он Нигли.

– Альтернативы все равно нет, – отозвалась женщина, открыла дверцу и выскользнула наружу, в снег. Неуклюже, проваливаясь в снег, она побежала направо через скалы, к месту предполагаемого разворота «шевроле». Джек снял ногу с педали тормоза и поехал вниз по склону. Резко вывернув руль вправо, он двинулся по следам, оставленным «шевроле» – это было наилучшим решением. Если преступники возвращаются назад к церкви, он не может ждать их вечно. Но и нет смысла осторожничать, неторопливо двигаясь к городку, ведь к тому времени, когда он туда доберется, Армстронга уже прикончат. Если же впереди его ждет засада, он не против вступить в бой, тем более, что Нигли с автоматом в руках окажется за спиной его противников – а это почти гарантия успеха.

Но никакой засады впереди не оказалось. Достигнув поворота, Ричер увидел лишь колеи от «шевроле» на заснеженной равнине да стоящую в пятидесяти ярдах от него Нигли, вскинувшую автомат над головой, что должно было означать «вокруг все чисто». Машина подпрыгивала на скрытых под снегом камнях. Ричер затормозил. Фургон накренился, его занесло, и он встал, попав передними колесами в засыпанную снегом яму. Нигли потянула дверцу на себя, и вслед за женщиной в машину ворвался ледяной воздух.

– Гони! – скомандовала она, задыхаясь. – Сейчас они опережают нас как минимум на пять минут.

Джек нажал на газ, но колеса забуксовали: задние визжали, а передние все глубже зарывались в снег.

– Вот дерьмо! – выругался Ричер.

Он попробовал еще раз, и с тем же результатом. Фургон трясло, но он не двигался с места. Переключив передачу, Джек попытался тронуться, но снова неудачно. Затем, переключая коробку передач с задней на первую скорость и обратно, он принялся газовать, все больше и больше раскачивая машину. Сначала удалось выиграть шесть дюймов, потом целый фут. Но машина не собиралась покидать канаву.

Нигли посмотрела на часы.

– Они опережают нас и могут успеть туда вовремя.

Ричер кивнул, продолжая терзать двигатель и коробку передач, но положение машины не изменилось. Шины завывали на снегу, превратившемся в лед.

– Армстронг уже в воздухе, – констатировала Нигли. – А машина возле церкви не припаркована. Следовательно, они приземлятся.

Ричер взглянул на свои часы, пытаясь справиться с охватившей его паникой.

– Займи мое место, – велел Джек. – И делай то же самое. – Он отстегнул ремень, достал перчатки и выпрыгнул из машины. – Если она тронется, ни за что не останавливайся.

Обежав «юкон», он потоптался, пока его ноги не нашли твердую опору в виде большого камня. Нигли перелезла на водительское сиденье и заставила раскачиваться машину так же, как это делал Ричер. Вперед – назад, вперед – назад. Амплитуда движения увеличилась до полутора футов. Ричер упирался спиной в багажник, вцепившись руками в задний бампер. Когда машина подавалась назад, он перемещался вместе с ней, а при движении вперед – с силой выпрямлял ноги, упираясь всем телом в багажник. Протекторы покрышек забивались снегом, и крутящиеся колеса выбрасывали вверх белые кувыркающиеся иероглифы. Выхлопные газы клубились у колен Джека. Он, пошатываясь, снова и снова пытался вытолкнуть машину. Теперь фургон перемещался уже на два фута в каждую сторону. Джек сильнее стиснул пальцы. Западный ветер дул и дул ему в лицо, бросая пригоршни снега. Джек начал считать: раз, два… три. Раз, два… три. Фургон начал преодолевать уже три фута, а Ричер все продолжал считать. Раз, два… три. Наконец, на последний счет «три» он налег на багажник изо всех сил и почувствовал, что фургон выбрался из снежной западни, но в тот же момент снова угодил в нее и больно двинул его в спину. Ричер чуть было не упал, но сохранил равновесие и, вновь принялся раскачивать машину в том же ритме. Невзирая на мороз, он изрядно вспотел. Раз, два… три. Неожиданно фургон буквально исчез: спина потеряла опору, и Ричер опрокинулся на снег.

112
{"b":"5618","o":1}