ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Теория всего. От сингулярности до бесконечности: происхождение и судьба Вселенной
Маленькая книга BIG похудения
Вигнолийский замок
Вегетарианка
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира
С милым и в хрущевке рай
От золота до биткойна
Резня на Сухаревском рынке
Коловрат. Знамение
Содержание  
A
A

О'Шонесси открыл бумажник и продемонстрировал ей значок, но дама, похоже, ничего не видела. Она не могла оторвать глаз от ямы, из которой ей ухмылялся человеческий череп.

– Миссис Ли, не так ли? Я – сержант О'Шонесси из департамента полиции Нью-Йорка.

Она его не слышала. Теперь она смотрела на лежащего словно труп Пендергаста. У бедной мадам Ли от ужаса отвисла челюсть.

– В данной квартире произошло убийство, – деловым тоном продолжал сержант. – Тело было скрыто под полом. Мы проводим расследование. Я понимаю, что для вас это настоящий шок, миссис Ли, и прошу у вас прощения.

Женщина наконец заметила сержанта. Она повернулась, посмотрела ему в лицо, а затем перевела взгляд на значок и револьвер.

– Что?

– Убийство, миссис Ли. В вашем доме.

Она снова посмотрела на огромную яму. В яме под тонким слоем земли лежал скелет. А на краю раскопа с закрытыми глазами и скрещенными на груди руками покоился весьма смахивающий на свежего жмурика Пендергаст.

– А теперь, миссис Ли, я вынужден просить вас тихо удалиться к себе. Никому не говорите о том, что видели. Никуда не звоните. Запритесь на все замки и никого не впускайте до тех пор, пока вам не покажут вот это. – О'Шонесси сунул свой значок ей под нос. – Вы меня понимаете, миссис Ли?

Дама тупо кивнула, переводя взгляд с Пендергаста на скелет.

– Идите к себе. Нам нужно, чтобы еще двадцать четыре часа нас никто не тревожил. После этого, как вы понимаете, сюда прибудет большая группа полицейских. Патологоанатомы, эксперты, криминалисты. Одним словом, куча народа. После этого вы можете говорить. Но пока... – Он поднес палец к губам и театрально произнес: – Тсс...

Миссис Ли развернулась и двинулась вверх по ступеням. Она переставляла ноги медленно, словно брела во сне. Нора услышала, как наверху хлопнула дверь. После этого снова наступила тишина.

Пендергаст открыл один глаз, взглянул на Нору и О'Шонесси и сказал:

– Отлично сработано.

Девушке показалось, что на губах агента промелькнула едва заметная улыбка.

Глава 7

Когда патрульная полицейская машина с капитаном Кастером свернула на Дойерс-стрит, в глаза капитану первым делом бросилась шумная кучка репортеров. Капитан непроизвольно напрягся. Журналистов было не очень много, но зато здесь собрались самые мерзкие.

Нойс подвел машину к тротуару, и Кастер, открыв дверцу, с трудом вылез на воздух. Едва он двинулся по направлению к дому, как его начали атаковать. Самый отвратный из всей банды... как его там... Смитбум, кажется... отчаянно ругался с копом, стоящим на ступенях у входа.

– Это непорядочно! – возмущенно вопил он, а вихор на его голове смешно трясся, видимо, разделяя негодование хозяина. – Вы впустили его – и должны впустить меня!

Не обращая ни малейшего внимания на эти вопли, коп отступил в сторону, пропуская Кастера.

– Капитан Кастер! – закричал репортер. – Комиссар Рокер отказался говорить с прессой. Не могли бы вы сказать несколько слов по поводу этого дела?

Капитан не ответил. «Комиссар, – подумал он. – Комиссар собственной персоной прибыл сюда. Не надо будить спящего пса». Кастер не только разбудил пса, но и позволил тому вцепиться себе в зад. Одним словом, его ждет крепкая взбучка. И все это благодаря О'Шонесси.

Показав у дверей свой значок, капитан вошел в дом. По пятам за ним шествовал Нойс. Не теряя времени, они спустились в полуподвальную квартиру. Издалека до них все еще доносились возмущенные крики репортера.

Войдя в гостиную, Кастер первым делом увидел здоровенную яму в полу и кучи земли. В помещении суетились фотографы, медэксперты и криминалисты. Там же находился и комиссар.

Комиссар поднял глаза, увидел капитана, и на его лице промелькнуло выражение неудовольствия.

– Кастер! – сказал он и поманил полицейского пальцем.

– Слушаю, сэр, – сказал капитан, нервно сглотнув слюну. «Начинается», – подумал он и стиснул зубы.

– Поздравляю.

Кастер окаменел. Он давно усвоил, что сарказм в устах Рокера ничего хорошего не обещает.

– Простите, сэр, но все это с начала до конца было сделано без моего разрешения и без моего ведома. Я лично разбе...

Комиссар неожиданно опустил руку на плечо подчиненного и привлек его к себе настолько близко, что Кастер даже уловил запах выпитого начальством кофе.

– Кастер...

– Да, сэр.

– Молчите и слушайте, – буркнул комиссар. – Я прибыл сюда не для того, чтобы выслушивать ваши оправдания. Я здесь для того, чтобы поручить вам руководство расследованием.

Да, действительно скверный знак. Ему приходилось бывать жертвой начальственного сарказма, но такого еще никогда не было.

– Я действительно виноват, сэр... – заморгал Кастер.

– Похоже, что у вас серьезный дефект слуха, капитан, – сказал комиссар и, обняв несчастного Кастера за плечи, увлек его в глубину квартиры, подальше от единственного представителя прессы и работающих криминалистов.

– Насколько я понимаю, ваш человек О'Шонесси имеет какое-то отношение к обнаружению этих скелетов.

– Да. И он будет сурово наказан.

– Капитан, вы позволите мне закончить?

– Так точно, сэр.

– Этим утром мне дважды звонил мэр. Он в восторге.

– В восторге?

Кастер не мог понять, издевается над ним комиссар или на сей раз это не издевка, а нечто гораздо худшее.

– Именно так. В восторге. Чем сильнее внимание публики отвлекается от свежих убийств, тем больше счастлив наш мэр. Свежие убийства очень скверно действуют на его рейтинг. Благодаря этому открытию вы стали героем дня. Лучшим копом нашего времени. По крайней мере для градоначальника.

Наступила пауза, из которой следовало, что комиссар Рокер не полностью разделяет восторг мэра в отношении капитана Кастера.

– Вы все поняли, капитан? Теперь это ваше дело.

– Какое дело?

Кастер ничего не понимал. Неужели они решили приступить к официальному расследованию этих допотопных убийств?

– Дело Хирурга, естественно, – сказал Рокер, небрежно отмахнувшись от ямы с тремя скелетами. – То, что вы видите здесь, не имеет значения. Это – сплошная археология и криминальному расследованию не подлежит.

– Так точно, сэр. Благодарю вас, сэр.

– Благодарите не меня, а мэра. Это он... м-м... предложил, чтобы вы возглавили расследование.

Рокер снял руку с плеча Кастера и заглянул в глаза капитана с таким видом, словно сильно сомневался в возможностях последнего.

– Полагаете, что справитесь? – спросил комиссар.

Чувствуя, как к нему возвращается жизнь, капитан энергично кивнул.

– Наша первоочередная задача состоит в том, чтобы снизить уровень политического урона, который понес мэр. Эти старинные убийства дают вам выигрыш во времени. День. Может быть, два. После этого в центре всеобщего внимания снова окажется Хирург. Мэру нравится, что старые преступления заинтересовали публику, мне же, если честно, это не по вкусу. Они порождают у убийцы-имитатора свежие идеи. Возбуждают его. – Ткнув большим пальцем через плечо, комиссар продолжил: – Я пригласил сюда Брайса Гарримана. Вы с ним знакомы?

– Нет.

– Парень был первым, кто сказал о появлении убийцы-имитатора. Следует постоянно держать Брайса в поле зрения.

Мы дадим ему эксклюзивное интервью, но проконтролируем то, что он напишет. Вы поняли?

– Так точно, сэр.

– Отлично. Он хороший, всегда готовый услужить парень. Брайс ждет вас в гостиной. Но помните, что беседу следует вести о старых костях. Ни слова о Хирурге и его жертвах. Публика может увязывать одно с другим, но мы не имеем на это права.

Кастер повернулся, чтобы пройти в гостиную, но Рокер его остановил:

– И еще, капитан. Как только покончите с Гарриманом, немедленно принимайтесь за расследование. Поймайте убийцу. Ведь вы не хотите, чтобы во время вашей вахты появился свежий труп? Как я уже сказал, у вас есть немного времени. Воспользуйтесь им.

– Будет исполнено, сэр.

61
{"b":"5621","o":1}