Содержание  
A
A
1
2
3
...
82
83
84
...
118

– Так... – протянул Кастер. – Это означает, что архивы входят в перечень слабо охраняемых объектов. Настолько слабо, что старую задницу Пака можно было насадить на окаменелые рога. Где же хранятся более ценные материалы?

– Те, что не выставлены в залах, находятся в зоне особой охраны. Эта зона имеет собственную систему безопасности.

– А как насчет посетителей архивов? Они где-нибудь расписываются?

– В специальном журнале ведется учет всех посетителей.

– Где этот журнал?

Манетти кивком головы указал на лежащий на столе толстенный том и сказал:

– После смерти Пака полиция скопировала журнал.

– Что включает в себя запись?

– Данные о посетителе, дату и время. Полиция обратила внимание на то, что часть последних страниц вырезана бритвой...

– В журнале отмечают всех? Включая сотрудников?

– Всех. Но...

Кастер, не слушая Манетти, ткнул пальцем и распорядился:

– Упакуйте журнал.

– Но это же собственность музея, – заметил Манетти.

– Был. А теперь – вещественное доказательство.

– Но вы уже изъяли важные вещественные доказательства... Пишущую машинку, например. Записки, которые были на ней напечатаны, и...

– Как только мы здесь закончим, вы получите расписки на все изъятые у вас предметы. – «Если хорошенько попросите», – подумал Кастер, а вслух произнес: – Итак, что мы здесь имеем?

– Различного рода картотеки из разных отделов музея. Документы, представляющие исторический интерес, служебные записки, письма, отчеты. Одним словом, все, кроме личных дел и кое-каких научных досье. Музей хранит все документы, что, как вам известно, должно делать любое публичное учреждение.

– А как насчет тех писем, которые были здесь найдены? Я имею в виду то, в котором сообщалось об убийствах. Его содержание было изложено в газетах. Как именно его обнаружили?

– Об этом вам следует спросить у специального агента Пендергаста, который и нашел это письмо. В поисках принимала участие и доктор Нора Келли. Письмо было найдено в какой-то шкатулке, сделанной, насколько я помню, из ноги слона.

Снова эта Нора Келли. Кастер решил, что допросит ее сам, как только покончит с архивом. Эта баба стала бы его главным подозреваемым, если бы могла насадить довольно тяжелый труп на рог динозавра. Однако не исключено, что это совершили ее сообщники.

Капитан сделал пометки в своем роскошном блокноте и спросил:

– Были ли какие-либо изъятия из архива или поступления в него? Я имею в виду несколько последних месяцев.

– Наверняка были какие-то рутинные поступления. Насколько мне известно, ежемесячно в архив направляются все завершенные и закрытые описи. – Манетти помолчал немного, а затем закончил: – Интересующее вас письмо и все имеющие к нему отношение материалы были отправлены наверх для инспекции.

– Это потребовал Коллопи, не так ли?

– Мне кажется, что запрос прислал заместитель директора и главный юридический советник музея Роджер Брисбейн.

Брисбейн... Он уже где-то слышал это имя. Сделав очередную пометку, Кастер спросил:

– И какие же относящиеся к делу материалы и документы были отосланы наверх?

– Не знаю. Поинтересуйтесь у мистера Брисбейна.

Повернувшись к двум стоящим рядом архивистам, Кастер спросил:

– А этот Брисбейн часто навещает архив? Вы его здесь видели?

– В последнее время довольно часто, – ответил один из служащих.

– И чем же он здесь занимается?

– Просто задает множество вопросов, – пожал плечами архивист. – Ничего больше.

– Какого рода вопросы?

– О Норе Келли и парне из ФБР... Он хотел узнать, что они искали, куда ходили и все такое прочее... Да еще он интересовался каким-то журналистом. Спрашивал, не приходил ли сюда журналист. Имени я не помню.

– Смитбрик?

– Нет. Но звучит похоже.

Кастер взял блокнот и быстро перелистал страницы. Вот оно!

– Уильям Смитбек-младший?

– Точно.

Капитан удовлетворенно кивнул и сказал:

– Вернемся к этому парню, Пендергасту. Кто-нибудь из вас его видел?

Архивисты обменялись взглядами, и один из них ответил:

– Только раз.

– А Нору Келли?

– Я видел, – сказал второй архивист. У молодого человека была такая короткая стрижка, что голова казалась лысой.

– Вы знали Пака? – подняв на него глаза, спросил Кастер.

Молодой человек утвердительно кивнул.

– Ваше имя?

– Оскар. Оскар Гиббс. Я был его помощником.

– Скажите, Гиббс, у Пака были враги?

Кастер заметил, что архивисты снова обменялись взглядами – на сей раз гораздо более многозначительными.

– Что ж... – Гиббс явно колебался с ответом. Немного помявшись, он начал снова: – Однажды сюда пришел мистер Брисбейн и буквально накатил на мистера Пака. Брисбейн орал, визжал, кричал, что похоронит старика. Угрожал его уволить.

– Любопытно. И почему же?

– Заместитель директора обвинял Пака в том, что по его вине в прессу просочилась информация, которая нанесла большой урон музею. Что-то вроде этого. Брисбейн, насколько я помню, вышел из себя потому, что департамент людских ресурсов не поддержал его предложение уволить старика. Брисбейн кричал, что все равно с ним разделается, и ждать этого придется недолго. Это все, что я помню.

– Когда точно это было?

– Сейчас соображу. – Гиббс помолчал немного и закончил: – Это было... тринадцатого... Нет, двенадцатого. Двенадцатого октября.

Кастер взял блокнот и сделал очередную запись. На сей раз гораздо более длинную. В недрах архива раздался вначале грохот, а затем крик. За криком последовал продолжительный шум неясного происхождения. Кастер почувствовал удовлетворение, и на душе у него потеплело. После того как парни закончат работу, здесь не останется никаких спрятанных в ногах слона писем. Снова обратив внимание на Гиббса, капитан спросил:

– Другие враги?

– Не было. По правде говоря, во всем музее не было такого милого человека, как мистер Пак. Когда на него накинулся мистер Брисбейн, я был просто потрясен.

«Этот мистер Брисбейн, видимо, не самая популярная личность в музее», – подумал Кастер и, обращаясь к Нойсу, сказал:

– Доставьте ко мне этого самого Брисбейна. Мне хотелось бы с ним потолковать.

Нойс не успел сделать шага, как с шумом распахнулась дверь и в архив буквально ворвался облаченный в смокинг мужчина. Его галстук-бабочка сбился набок, а напомаженные темные волосы упали на искаженное яростью лицо.

– Что, дьявол вас всех побери, здесь происходит?! – заорал мужчина, явно адресуя свой вопрос Кастеру. – Вы не имеете права вторгаться в архив, переворачивать все вверх дном. Покажите мне ордер!

Нойс бросился искать ордер, но Кастер остановил его движением руки. Капитана самого удивила уверенность, с какой он это сделал. Но еще больше его изумляло то спокойствие, которое он хранил в этот поистине переломный момент своей карьеры.

– Могу ли я осведомиться, кто выступает с подобными заявлениями? – спросил Кастер ледяным тоном.

– Роджер Брисбейн-третий. Первый заместитель директора и главный юридический консультант музея.

– Ах вот как. Значит, вы и есть мистер Брисбейн, – протянул капитан. – Именно с вами я и жаждал побеседовать.

Глава 7

Смитбек окаменел, вперив взгляд в черный, как сам ад, дальний угол комнаты.

– Кто это? – ухитрился прохрипеть он.

Ответа из угла не последовало.

– Вы, наверное, смотритель? – спросил журналист и, издав натужный смешок, продолжил: – Вы не поверите. Я умудрился запереть себя в этом доме.

Молчание.

А может быть, это всего лишь плод его разыгравшегося воображения? То, что он успел увидеть в этом доме, навсегда отвадит его от всех фильмов ужасов.

Смитбек предпринял еще одну попытку установить контакт:

– Должен сказать, я страшно рад тому, что вы оказались здесь. Если вы укажете мне путь к двери, то я...

Неизвестно откуда нахлынувший страх перехватил его горло, и конец фразы повис в воздухе.

83
{"b":"5621","o":1}