ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Чья папка?

– Это была картотека серийного убийцы девятнадцатого века, как его там... Того, о котором писала «Таймс». Мистер Смитбек, вне сомнения, охотился за дополнительной информацией о...

– Энохе Ленге?

– Точно. Именно так звали парня.

Нора от изумления утратила дар речи.

– А теперь, если вас это не затруднит, доктор Келли, вернемся к нашим вопросам, – вмешался О'Грейди.

– А его машину нашли на Риверсайд-драйв? На углу Сто тридцать первой? Как долго она там находилась?

– Кто знает? – пожал плечами Фенестер. – Нам известно, что он взял машину вскоре после того, как вышел из музея. За машиной ведется наблюдение. Когда мистер Смитбек к ней вернется, мы об этом сразу узнаем.

– А ты не мог бы заткнуться, Фенестер? – не выдержал О'Грейди. – Поскольку ты успел выложить все конфиденциальные детали, мы, видимо, можем вернуться к допросу. Итак, доктор Келли, эта археологическая экспедиция...

Нора порылась в сумочке и извлекла из нее сотовый телефон.

– Никаких звонков, доктор Келли, пока мы не закончили, – снова возник О'Грейди. На сей раз голос копа звучал по-настоящему зло.

Она бросила аппарат в сумку и сказала:

– Прошу меня извинить, но я должна уйти.

– Вы уйдете только тогда, когда мы кончим задавать вопросы, – не терпящим возражения тоном заявил О'Грейди. – Итак, доктор Келли, эта экспедиция...

Нора не слышала конца фразы. Она лихорадочно пыталась осмыслить полученную информацию.

– Доктор Келли?

– Но не могли бы мы закончить это попозже? – спросила она и улыбнулась, сопроводив улыбку самым умоляющим взглядом из своего обширного арсенала разнообразных взоров.

Но О'Грейди не стал отвечать улыбкой на улыбку. Вместо этого он нравоучительно произнес:

– Мы расследуем уголовное преступление, доктор Келли, и закончим нашу беседу, лишь исчерпав все вопросы. Никак не раньше.

Нора помолчала немного, а затем, глядя в глаза О'Грейди, сказала:

– Но мне действительно необходимо удалиться. Я имею в виду туалет.

– Прямо сейчас?

Она молча кивнула.

– Простите, но мы будем вынуждены вас туда сопровождать. Таковы правила.

– Прямо в туалет?

– Нет, – покраснел О'Грейди. – Только до дверей. Мы подождем снаружи.

– В таком случае поторопимся. Мне действительно туда очень надо. Проблемы с почками.

Фенестер и О'Грейди обменялись взглядами.

– Бактериальная инфекция. Подхватила в Гватемале во время раскопок.

Полицейские с готовностью вскочили со своих мест. Они прошли мимо десятков столов, за которыми копы бубнили вопросы, и оказались в главном читальном зале. Нора спокойно шагала к выходу, не желая торопливостью чрезмерно тревожить свой эскорт.

В библиотеке царила тишина. Читатели уже давно разошлись по домам. Нора первой подошла к дверям. Оба копа тянулись за ней в кильватере.

Затем она быстро проскочила сквозь двери и резко отпустила обе створки перед носом полицейских. Дверная пружина оказалась очень упругой. Нора вначале услышала глухой удар, а затем звук падения, за которым последовали изумленные восклицания. После этого раздались крики – очень похожие на те, которые в случае опасности издает морской лев, – и послышался топот бегущих ног. Она оглянулась. Фенестер и О'Грейди уже проскочили через дверь и бросились в погоню.

Нора знала, что находится в отличной физической форме. Но оба сержанта ее поразили. Они тоже мчались с приличной скоростью. Пробежав через холл, Нора оглянулась и увидела, что более высокий коп – О'Грейди – сумел к ней приблизиться.

Нора распахнула дверь, ведущую на лестницу, и понеслась вниз, прыгая через две ступени. Через несколько секунд дверь снова распахнулась, и она услышала громкие голоса и топот.

Девушка ускорила спуск. Достигнув цокольного этажа, она выдернула засов и выскочила в запасник отдела палеонтологии. Перед ней был длинный и прямой, как стрела, коридор. Его освещали лампы в проволочных сетках, а на выходящих в него многочисленных дверях значилось: «Плотнорогие», «Эогиппусы», «Полорогие», «Человекообразные».

Лестничный пролет за ее спиной просто гудел от грохота. Неужели они еще больше сократили расстояние? Ну почему ей не досталась пара боровов, которые вели допрос за столом слева от нее?

Нора промчалась по коридору, свернула за угол и побежала дальше.

Где-то поблизости должно находиться обширное хранилище костей крупных динозавров. Если она намерена избавиться от преследования, то больше всего шансов на успех у нее будет именно там. Не сбавляя скорости, она запустила руку в сумку. Ключи от хранилищ и лаборатории, которые она прихватила с собой утром, слава Богу, оказались на месте.

Возясь с ключами, Нора проскочила мимо нужных дверей. Вернувшись, она вставила ключ в скважину замка и толкнула дверь. Дверь распахнулась, когда копы вынырнули из-за угла.

«Черт. Они меня видели». Нора захлопнула дверь, повернула ключ в замке и, встав лицом к длинному ряду металлических стеллажей, приготовилась бежать.

И в этот момент ее осенила новая мысль.

Нора открыла замок и, нырнув в проход между ближайшими стеллажами, свернула на первом перекрестке налево. Затем она, затаив дыхание, присела на корточки. Из коридора до нее доносился тяжелый топот бегущих полицейских.

– Откройте, – послышался приглушенный дверью рев О'Грейди.

Нора огляделась в поисках более надежного укрытия. Помещение тускло освещала единственная, расположенная высоко на потолке лампочка. Чтобы включить дополнительное освещение, нужен специальный ключ. Это было обязательное требование для всех запасников музея, поскольку сильный свет мог повредить коллекции. Так или иначе, но длиннющий проход между стеллажами был погружен в темноту. Нора услышала удар. Оставалось надеяться, что копы не настолько тупы, чтобы взламывать незапертую дверь. Если они сломают замок, то ее план рухнет.

Дверь снова затряслась под мощным напором. Но затем они все же сообразили, что следует предпринять, и Нора с чувством облегчения услышала скрип открываемой двери. Стараясь передвигаться как можно тише, она отодвинулась глубже в лес гигантских костей.

Здесь хранилось самое большое в мире собрание костей динозавров. Динозавров хранили не в сборе, если так можно выразиться, а россыпью на массивных полках. Полки были сооружены из двутавровых стальных балок, скрепленных между собой стальными же угольниками. Здесь были штабеля бедренных костей, толстых, как стволы деревьев. Сотни черепов размером с автомобиль и огромные куски горной породы с заключенными в них костяками. В хранилище стоял запах, который обычно бывает внутри древнего каменного собора.

– Мы знаем, что вы здесь! – послышался голос Фенестера.

Нора затаила дыхание. Перед ней промелькнула крыса и скрылась в пустой глазнице аллозавра. Верхние полки терялись где-то в темноте. Здесь, как и в большинстве запасников музея, в расположении стеллажей не было никакой логики. Они стояли под разными углами и были разной высоты, прирастая в размерах вот уже сто пятьдесят лет. Лучшее место, чтобы затеряться, представить было трудно.

– Бегство от полиции еще никому не шло на пользу, доктор Келли! Сдавайтесь, и мы поступим с вами по-хорошему!

Нора, укрывшись за гигантской, размерами в хорошую квартиру-студию, черепахой, пыталась припомнить план хранилища. Похоже, что во время предыдущих визитов сюда она не видела задней двери. Большинство запасников имели в целях безопасности лишь один вход. И сейчас этот вход, он же и выход, был заблокирован полицейскими. Надо заставить их двигаться.

– Доктор Келли, я не сомневаюсь, что мы можем договориться. Прошу вас, выходите!

Нора улыбнулась. Что за парочка недотеп. Смитбек вволю над ними потешился бы.

При мысли о журналисте от ее улыбки не осталось и следа. Теперь она знала, что этот тип сотворил. Он отправился в дом Ленга. Скорее всего он знал гипотезу Пендергаста о том, что Ленг жив и обитает в своем старом доме. Проходимец, видимо, вытянул у О'Шонесси адрес. Этот парень способен разговорить и немого.

90
{"b":"5621","o":1}