ЛитМир - Электронная Библиотека

Сталин ликвидировал все эти достижения, отбросив Россию на четыре века назад: сравнение его с Иоаном Грозным не так уж и бессмысленно. По иерархической структуре российское общество при Сталине было ближе к тому, что было при Иване Грозном, чем к тому, что до при последнем императоре. *** Продолжая эту аналогию, можно сказать, что только после смерти Сталина новоявленное (хотя и не потомственное) дворянство — так называемая коммунистическая партия — добилась подобия привилегий телесной неприкосновенности (ст. 12 Устава КПСС). *

Важным признаком абсолютной (единой и статической) иерархии является наличие привилегий одних слоев по отношению к другим и полное отсутствие привилегий кого бы то ни было перед верховной властью. В этом смысле дарование привилегий телесной неприкосновенности дворянства было отступлением от абсолютизма, т.к. ограничивало абсолютную власть верховной власти. В построенной Сталиным иерархической партии, конечно, он уничтожал коммунистическую партию, но при всем этом он не добился бы успеха, если бы его цели шли вразрез с тем, что требовалось обществу в то время. Обществу требовалось возрождение единой иерархии, и он дал это. **

В определенных кругах, в основном, среди антизападнически настроенных людей, популярно утверждение, что Россия в принципе не нуждается в демократии, что российскому народному духу более свойственно приятие строя авторитарного (причем термин «авторитаризм», я полагаю, употребляют просто, чтобы не повторять скомпрометированный русский аналог — самодержавие). Есть люди, которые полагают, что все беды последних 60 лет произошли из-за февральской революции 1917 г., из-за попытки установить демократическое правление в России. Я уже писал об этом и не буду подробно останавливаться теперь. *** Но подчеркну, что я не вижу, почему о каком-нибудь народе можно было принципиально сказать, что он не создан для демократического образа правления. Я не отрицаю, что преждевременное насаждение демократии может быть рискованным, может привести к худшей тирании, чем свергнутая — слишком много тому примеров в истории.

Это спекулятивно — говорить о том, что было бы с Февральской республикой, если бы не было большевиков. Положение было слишком противоречиво. Но ни Февральская революция, ни октябрьский переворот не победили бы, если бы предшествующая единая иерархическая структура не довела бы людей до отчаяния, до желания разрушить иерархическую структуру. И в то же время Россия не оказалась готовой к созданию полииерархической структуры и к плановому переходу к демократическому правлению, как и показывает успех Сталина.

Казалось бы, противоречие странное. Однако, не будем забывать, что российское общество 1917 года отличалось от российского общества 20-х годов, когда Сталин приступил к созданию своей единой иерархической структуры. За это время Россия лишилась большой части себя: репрессии, расстрелы, изгнания за границу, бегства за границу, жертвы гражданской войны — все эти несчастья касались в основном не серой публики, они унесли громадное количество активных и творческих элементов нации. Поэтому речь идет о двух разных обществах и поэму не будет противоречия, если утверждать, что в феврале 1917 г. Россия была готова к более или менее постепенному переходу к демократическому обществу (с возможными временными элементами революционной диктатуры). А в начале 30-х гг. оставшаяся часть российского общества была готова к возвращению к единой иерархической структуре. * Мало того, оказалась способной отступить на четыре века назад и принять абсолютистскую иерархическую структуру, сравнимую разве что с временами Ивана Грозного.

ЕГО ГОСУДАРСТВО

Какое же государство создал Сталин?

Масса трудящихся слишком многочисленна, благонадежность каждого могла быть проверена. От этой массы не ждут ни самодеятельности, ни энтузиазма. Это было бы опасно. От этой массы требуют время от времени подтверждать свою верность государству, требуют повторения диктуемых властью лозунгов. Назначение этой массы — быть трудящимися. Каждый трудящийся обязан работать, причём именно на том предприятии или в том учреждении, в котором его застал указ 1940 г., или куда ему разрешили перейти после 1940 г. Страна была как бы на военном положении. Опоздание на работу было наказуемо.

В сельской местности трудящиеся организованы в совхозы или колхозы. Под руководством директора совхоза или правления колхоза должны выполнять ту работу, которая будет приказана. Колхозники имеют некоторую собственность: изба, домашний инвентарь, иногда корова или коза и домашняя птица, и приусадебный участок. Такое «льготное положение» — основание для больших ограничений: рабочий день не нормирован, работать нужно столько, сколько нужно колхозу, причем, надо отработать минимум трудодней, невыполнение которого влечет наказание. Что считается трудоднём — произвольно определяет правление колхоза. Само название — трудодень — не раскрывает смысла этого понятия, это часто больший объем работы, чем может выполнить один человек за день.

Никто не имеет неотъемлемых льгот. Если кто-то имеет малые или большие привилегии, он подвергается меньшим или большим ограничениям. В иерархической стране, построенной Сталиным, на первый взгляд это звучит странно, но это так. Человек, который имеет большую власть, большие привилегии, ограничен больше, и даже маленькое недовольство власти может привести его к смерти, в то время как ничего не имеющий ограничен гораздо меньше, и даже существенный его проступок или уголовное преступление приводит часто к меньшему наказанию.

Трудящиеся принуждены быть живыми машинами на производстве. Власть учитывает, что полностью машинами люди быть не могут. В качестве уступки такому их несовершенству в очень узких пределах разрешено проявлять производственную инициативу в виде предложений по улучшению производства, в виде нарушения нормы выработки в сторону ее увеличения. Эта активность на самом деле совершенно не нужна власти, но нужно, чтобы, если трудящийся хочет проявлять активность, его активность проявлялась бы именно в этом контролируемом направлении. Поэтому такая активность поощряется от небольшого повышения зарплаты или путевки в санаторий до государственных наград и всесоюзной славы.

За пределами рабочего времени власть контролирует, но практически не руководит трудящимися. В пределах дозволенного они свободны распоряжаться своим нерабочим временем. Поощряется все, что уменьшает риск того, трудящийся использовал свое нерабочее времяв нежелательном для власти направлении. Поощряется затрата времени на транспорт с работы домой: общественный транспорт перегружен, расстояния от места работы до жилья, как правило, велики, и трудящийся не может свободно выбрать место жительства вблизи от места работы не только из-за хронической нехватки жилплощади, но и из-за намеренно затруднённого порядка обмена жилплощадью. Поощряются перебои в снабжении продуктами и товарами личного потребления. Поощряется перегруженность торговых точек с тем, чтобы трудящийся тратил как можно больше времени на доставание пищи, стояние в очередях, переходы из одного магазина в другой. Поощряется крайне плохая организация общественного питания с тем, чтобы как можно меньше свободного времени трудящиеся могли экономить благодаря общественному питанию. *

При этом допускается умеренная критика всех этих «местных временных недостатков» с целью заставить более активных людей растратить впустую свой запал социального критицизма.

Поощряется участие в спортивных состязаниях или зрелищах и контролируемых властью развлечениях: допускаются визиты в кинотеатры, а в крупных городах — и театры со строго контролируемым репертуаром, визиты на танцплощадки со строго контролируемым. репертуаром танцев и музыки.

11
{"b":"5644","o":1}