1
2
3
...
14
15
16
...
74

– Ответ отрицательный, – ответил робот. – Проблема заключается в толщине основания и характере материала. Я – самый лучший из существующих на данный момент инструментов для прецизионной резки. Что-то перехватывает и искажает луч, при этом не ослабляя его, а их внутренние камеры почти не оставляют для меня свободного пространства. Допуски, которые запрограммированы в моей системе, должны быть достаточными, но не достаточны. Мои способности не позволяют мне предотвратить потерю как минимум большей части ступни.

Джурия вздохнула.

– Мои расчеты ничего не дали. Этот робот знает, о чем говорит. Нам придется либо смириться с повреждением, либо оставить их здесь.

– Хорошо, – ответил профессор. – Тогда продолжаем. Ожидаемое повреждение вполне незначительно в сравнении с ценностью фактического вскрытия.

Робопила развернулась, собираясь продолжить, но в этот миг стены, пол и потолок зала внезапно вспыхнули ярким светом, тут же утратив твердый кварцеподобный вид и структуру. Теперь они казались громадной паутиной прозрачных вен и артерий, клеток и тому подобного, словно по мановению волшебной палочки оживших, пришедших в движение, точно огромный зверь.

Робот, запрограммированный на прекращение работы при любом необычном явлении, отключился, а находившиеся в зале люди принялись ошеломленно оглядываться по сторонам, и тут две колонны взорвались с жутким грохотом, оглушившим и едва не лишившим их сознания.

Огромные демонические фигуры ступили на пол, расправляя большие кожистые крылья с иглами на концах. По ним нельзя было сказать, что они только что внезапно ожили – они не выказывали ни удивления, ни страха, ни даже обычного любопытства.

Единственные два слова, которые смог подобрать Трис Ланкур для описания их вида, это «повелительный» и почему-то «надменный».

Охранники вскинули оружие, но в тот самый миг, когда Джурия вскрикнула: «Нет! Не стреляйте в них!», двое демонов одним невообразимым прыжком оказались рядом с ближайшими к ним существами и принялись раздирать их острыми, словно бритва, когтями и клыками. Солдаты заколебались, боясь промахнуться, но, увидев их свирепость, открыли огонь, до отказа разрядив пистолеты в двух беснующихся монстров.

Выстрелы, мощности которых хватило на то, чтобы испарить часть бездействующей робопилы, лишь разозлили демонов, не причинив им никакого вреда; они немедленно набросились на солдат и в два счета расправились с ними.

Несколько членов команды, включая женщину-цимоля, кинулись к выходу, но к их ужасу, широкое овальное отверстие, сквозь которое они вошли сюда, вдруг захлопнулось, отрезав их от внешнего мира!

Демонам потребовалось совсем немного времени, чтобы прикончить жертвы и заняться цимолем, чьи память и сенсоры сначала утратили ориентацию, а потом вышли из строя, но отнюдь не от непосредственных повреждений, как биржанцы подозревали сначала.

Когда первый из демонов, мужчина, прикоснулся к ней, она почувствовала внезапный шок, все ее рецепторы открылись, и каким-то непостижимым образом компьютер, скрытый в ее черепе, пришел в контакт с этим существом. Ее разум захлестнула гигантская волна, как при контакте с Хранителями, но несколько другого рода. Эта волна была странно и ужасно чуждой, и грубой, невероятно грубой, безо всякой заботы о том, что может произойти при этом с ней. Она почувствовала, как информацию с ее цимоль-капсулы переписывают, копируют, но одновременно этот контакт наполнил ее голову таким бесконечно чуждым потоком странных мыслей и образов, что она была не в состоянии ни запомнить, ни постичь их, хотя ее цимоль-половина и пыталась это сделать.

Потом ее цимоль-мозг внезапно уловил нечто – мысль, понятие? – возможно, искаженное и обессмысленное перегрузкой – кто знает? В мозгу у нее пронеслось:

– Кинтара – они все еще существуют!

И все померкло.

* * *

– Жаль, что я не могу показать их вам, – сказал Трис Ланкур. – Живые, одушевленные, и не похожие ни на одно существо, которое я когда-либо видел, хотя они – классические демоны во всех смыслах этого слова. Дело не только в их размере, силе и внешнем виде, тут другое, нечто внутри них, что становится ясным с первого их взгляда на тебя, с одного жеста, одного движения. Это примерно как… как энтомолог мог бы смотреть на коллекцию насекомых. Хотя… нет, даже это не передает этого ощущения. Возможно… как он стал бы смотреть на коллекцию обычных насекомых, не представляющих для него никакого интереса. Таких, на которых даже энтомолог наступил бы, совершенно не задумываясь. Это даже не злоба – для этого они слишком самодовольны. Но это могущество. Невероятное могущество.

На миг повисла тишина, и Трис спросил:

– Есть вопросы?

– Да, – отозвалась Молли дрожащим голоском. – Какого черта мы все еще здесь?

– Она права, – заметил Дарквист. – Если смотреть с чисто практической точки зрения, наше оружие не идет ни в какое сравнение с тем, что было у этих солдат, а ведь мы не имеем никакого представления о том, насколько далеко уходит это сооружение. Демоны определенно не выбрались на поверхность – иначе мы бы засекли их как разумные формы жизни, – а просто расправить крылья и улететь в космос они тоже не могли. Кем бы они ни были, я отказываюсь перестать верить в законы физики. Все это произошло несколько дней назад. Они должны были проголодаться, – еще бы, когда между ужином и завтраком прошло добрых три четверти миллиона лет, – но можно предположить, что теперь они уже не прочь снова перекусить.

– Боюсь, наши желания не имеют никакого значения, – заметил Трис Ланкур. – Если это место живое, сейчас оно следит за нами. Если у него есть оружие, способное на такие вещи, о которых мы знаем, тогда на орбите мы будем в ничуть не большей безопасности, чем здесь. Другими словами, если оно пожелает заполучить нас, ничто во Вселенной не сможет ему помешать.

Джимми Маккрей протяжно вздохнул.

– Ну, вроде бы этим все сказано, верно? Мы здесь как мыши в клетке, сидим и ждем, пока проголодается кошка. А если мы попытаемся выбраться отсюда, эта штуковина в щепки разнесет наш корабль.

– Да постойте же! Эта штуковина перепугала всех нас до полусмерти! – воскликнула Модра. – Ничто не говорит о том, что с нами должно случиться что-то подобное! Корабль разведчика вернулся отсюда целым и невредимым, да и с исследователями все было в порядке до тех пор, пока они не приняли решение, которое могло нанести вред одному из хозяев. Ведь эта штуковина не подстрелила наш корабль еще на подлете, а значит, даже сейчас она не все время находится в защитном режиме, и, возможно, даже не может воспользоваться оружием по собственной инициативе. Возможно, – только возможно, – что для этого ей необходим приказ.

– Телепатическая связь с оборудованием? – Джимми Маккрей задумчиво почесал подбородок. – Ну, попыткам добиться этого несть числа, но я что-то не слышал о том, чтобы кому-нибудь это удавалось.

– Думаю, она права, – вмешался Дарквист. – Не забывайте, что все предыдущие попытки касались только машин. А это не машина – в том смысле, какой мы вкладываем в это слово. Это сооружение можно назвать машиной не больше, чем Молли, – а ведь Молли как-то сделали проецирующим эмпатом! И если с этим справилась Биржа, трудно ли поверить, что технология, создавшая подобное сооружение, может придать ему еще и телепатические способности?

– Ну вот, теперь я кажусь себе каким-то скафандром, – пожаловалась Молли.

– Честное слово, я не хотел тебя обидеть, – заверил Дарквист.

– Гриста только что напомнила мне, что это уже не наша забота, – вмешался Джимми. – Ведь мы выполнили свою задачу, так? Мы ответили на вызов, осмотрели место происшествия, почти не трогая вещественные доказательства, и теперь с чистой совестью можем составить рапорт для тех, кто разбирается в этом лучше нас, и отправиться домой пожинать заслуженные лавры. Лично мне глубоко наплевать, где находятся эти демоны, лишь бы они не находились рядом со мной.

15
{"b":"5645","o":1}