ЛитМир - Электронная Библиотека

– У него в руке программируемая ракета, – предупредила она остальных. – Если он ее запустит, здесь все взлетит на воздух.

– Тогда стреляй, Модра! Стреляй! У тебя наилучший угол прицела! – крикнул Ган Ро Чин.

Она подняла пистолет, но выстрелить не смогла. Неважно, насколько не по-человечески он выглядел – она просто-напросто не могла убить Триса еще раз.

В цимоля вонзились импульсы, выпущенные Мороком и Маньей, которым было сложнее прицеливаться. В тот же момент раздался оглушительный взрыв.

* * *

Взрывной волной Джимми отбросило на Молли, и они повалились друг на друга; к небу над ними взметнулось черное облако. Дарквист лишь перевернулся, встав на пять точек, а потом опять поднялся на две конечности. Поднявшись, Джимми удостоверился, что с Молли все в порядке, и вернулся к Дарквисту.

От цимоля мало что осталось. Ракета уже вылетела из рук Триса Ланкура, когда в нее попали энергетические импульсы мицлапланцев. Она взорвалась в воздухе в каком-нибудь метре от него. Взрыв разорвал его скафандр и хрупкую человеческую плоть, как будто это была папиросная бумага; кровь и отдельные части его тела разлетелись по всей пещере. Кое-где виднелись следы зеленой светящейся жидкости, по всей видимости заменявшей кровь в кибернетической части цимоля.

Произошла еще одна необычная вещь: в момент смерти цимоля крики и стоны, составлявшие обычный звуковой фон в этом мире, на мгновение стали гораздо громче, совершенно заглушив шум дождя и даже водопада, но тут же стихли до прежнего уровня.

– Жаль, что его снаряжение и батареи достались не нам, – сухо сказал Джимми Маккрей, глядя вниз.

Но Дарквист думал совсем о другом. Он… вспоминал.

– А ведь было время, когда он был хорошим человеком. Пожалуй, одним из лучших. Он сумел выкарабкаться с того комочка грязи, где родился, и где единственным развлечением было побарахтаться в этой самой грязи. Где люди, прежде чем умереть, успевали только нарожать огромное количество вечно голодных детей. Он был диким и необузданным, и постоянно рисковал, потому что именно так он стал тем, кем он стал. Он никогда не мог понять, что все остальные – другие, не такие, как он. Я думаю, именно по этой причине Модра никогда всерьез не задумывалась о том, чтобы выйти за него замуж, хотя и любила его. Она знала, что однажды он поставит на кон все – и проиграет. И за другого парня она вышла только для того, чтобы мы не вылетели в трубу, и чтобы Трис не потерял свой корабль. Теперь для него все кончено.

– О-о-о-о… Как грустно! – сочувственно сказала Гриста.

Джимми вздохнул.

– Что ж, по крайней мере, его убила не она. Их телепатка так растерялась, что на мгновение убрала блок, и я смог прочитать их. У Модры была прекрасная позиция, но она не смогла выстрелить. Так и не смогла себя заставить.

– Я рад, что все вышло именно так, – отозвался Дарквист. – Она никогда не сможет понять, что он сам виноват в своей гибели. Его натура просто не могла вынести поражения, даже в таком личном деле.

Джимми пожал плечами:

– Что ж, в результате мы лишились еще одного бойца. К тому же, что бы я ни думал о его методах, в одном он был прав – вряд ли в ближайшем будущем нам удастся вернуть Модру. Судя по тому, что я прочитал, пока блок был убран, ей сделали очень профессиональное внушение. Она полагает, что мы все мертвы, а нашими телами управляют демоны, которые жаждут только одного – убивать. Вряд ли у нее остались причины сомневаться в этом, после того как она увидела Триса Ланкура в таком состоянии.

– Да, это все несколько усложняет. Как ты думаешь, может быть, нам пообещать им полную амнистию и дополнительную фору за то, чтобы они вычистили из Модры этот дурман и вернули ее нам?

– А как мы это проверим? – спросил Джимми. – У их телепатки достаточно сил, чтобы испортить мне сканирование, а гипнота я не подпущу к себе и на расстояние выстрела. До сих пор они ничем не показали, что им можно верить, скорее наоборот. К тому же, они сами могут заподозрить нас в злом умысле, независимо от того, насколько четко мы выразим свои намерения.

– Вдвоем мы могли бы сломать их телепатку, и ты это знаешь, – вставила Гриста.

Он не был в этом так уж уверен. А что если бы и смогли? Это все равно не вернуло бы Модру к первоначальному состоянию, потому что основная задача состояла в том, чтобы снять внушение. Именно это его и останавливало.

Дарквист нарушил его раздумья.

– Почему бы нам просто не отпустить их? С ними Модра будет в не меньшей безопасности, чем с нами. А основной угрозой для нас пока что были они сами. Пусть она побудет с ними еще немного. У нас преимущество в запасе энергии, и я практически уверен, что их гипнот серьезно пострадал. Кстати, возможно, этим и объясняется похищение Модры. Вряд ли больной долго протянет, если мы заставим их поддерживать этот бешеный темп, пусть он даже профессионал и гипнот. А в случае смерти гипнота положение вещей явно изменится в нашу пользу.

Джимми тщательно обдумал это предложение.

– Ты предлагаешь просто убрать нашу заставу?

– Именно. Мне не очень нравится мысль, что мы даем нашим друзьям из Миколя шанс беспрепятственно заключить сделку с этими рогатыми ребятами, а потом спокойно поджидать нас всех в конце пути.

– Ладно, сейчас я сообщу им о нашем предложении, – сказал Джимми и связался с Кришей:

– У нас два варианта: либо сидеть здесь до бесконечности, либо прийти к разумному компромиссу.

– И как вы это себе представляете? – спросила Криша.

– Мне не нравится сидеть здесь и мокнуть. Я сыт всем этим по горло. Мы отступаем назад и даем вам один час. Выходите на тропу, определяйтесь, куда вам идти, и уходите. Через час мы вернемся. Никаких фокусов, никаких засад, иначе будет война.

– Один из членов нашей команды ранен. Ему необходим гораздо более длительный отдых, чем он успел получить.

– Это не переговоры, – резко ответил Джимми. – Переговоры были вначале, и это вы их нарушили. Мы не нападали на вас, более того – мы помогли вам выбраться из очень неприятного положения. Вы отплатили нам предательством. Неужели вы действительно рассчитываете, что мы поверим вам теперь, если вы пообещаете не стрелять, когда мы будем проходить мимо?

Перед Кришей стояла серьезная проблема. Морок уже спал на каменном полу, и, пожалуй, это было к лучшему. Она слышала все, что говорили о нем биржанцы, и знала, что они рассчитывают на его смерть и не намерены помогать его излечению. Ей очень нужно было обсудить с друзьями создавшуюся ситуацию, но сделать это открыто она не могла. Поступив так, они бы основательно запутали и смутили Модру, считавшую, что ее прежние друзья превратились в кровожадных демонов.

– Подождите немного. Мне нужно поговорить с командой, – наконец решилась Криша.

* * *

– Я не думаю, что они согласятся, – сказал Джимми. Он сосредоточенно нахмурился.

– Гриста, как ты считаешь, мы сможем вдвоем собрать достаточно сил, чтобы сделать нечто вроде того, что постоянно делает она, – заблокировать Дарквиста и Молли?

– А зачем блокировать Молли? Как мне кажется, чтобы имело смысл скрывать мысли, сначала они должны появиться в голове.

– У Молли есть уши, и именно поэтому я сейчас говорю тише, чем обычно. Я хочу сделать так, чтобы телепатка не смогла услышать то, что я хочу сказать Дарквисту. И не считала это с его мозга.

– Ну, вообще-то… Да, я думаю, это можно устроить. Но как ты узнаешь, удачный у нас вышел блок или нет?

– Это уже моя забота. Я чувствую, когда меня зондируют, и замечу, если она проникнет за блок.

Внезапно он услышал в своей голове голос Криши:

– Прошу прощения, но это решение нам не подходит. Когда Святой отдохнет, тогда мы, вероятно, сможем согласиться. Но до тех пор, боюсь, вам придется немного помокнуть. Мы и так знаем, что вы не будете нас атаковать. Иначе вы не убили бы своего человека.

Джимми тихо улыбнулся. Ну ладно, подруга, подумал он. Но теперь все, что произойдет, будет на вашей совести. По крайней мере, нам не придется тратить час впустую.

51
{"b":"5645","o":1}