ЛитМир - Электронная Библиотека

– Видишь ли, Джимми, то, что с нами произошло, каким-то образом сделало нас телепатами, почти всех. Это не коснулось только Молли и Чина, капитана команды Мицлаплана. Кроме того, похоже, мы стали также эмпатами и еще незнамо чем, так что поздравляю, ты остался без работы.

Джимми вздохнул.

– Дашь мне немного покопаться в твоей черепушке? Обещаю не лезть в приватные мысли. Это будет наиболее быстрым и простым способом ввести меня в курс событий, а мысли дарквистов, лежащие ниже поверхностного уровня, все равно слишком путаные, чтобы их читать.

– Это у меня-то мысли путаные?! Если так, сканируй тогда Модру, посмотрим, что ты скажешь, когда заглянешь в ее мозги!

– Гм, похоже, меня оскорбили, – засмеялась Модра. – Ну ничего. Я в этом деле новичок и сопротивляться все равно не смогла бы.

– Ладно, давай, садись в теплую водичку и расслабься, – сказал ей Джимми. – Это не займет и минуты.

И вправду, сканирование оказалось очень быстрым, хотя ощущения при этом у нее были необычные – легкое головокружение и круговорот пронесшихся по мозгу воспоминаний; впрочем, очень скоро все встало на место. Считается, что так бывает в последний момент жизни человека, хотя Джимми и не залезал глубоко в прошлое, подумала она. Как он может улавливать такое быстрое течение мыслей?

Наконец он кивнул.

– Все. Это очень помогло разобраться в ситуации. Спасибо за доверие.

Она пожала плечами.

– У нас есть способности, но нет ни контроля над ними, ни умения ими пользоваться – так и твои эмпатические способности будут какое-то время неподвластны тебе. И тем не менее у меня такое чувство, что если я не научусь как-то контролировать все это чтение чужих мыслей и не вернусь в реальный мир, я сойду с ума.

– Многие и сходят, – уверил ее Джимми. – Да и насчет остальных, вроде меня – нельзя точно сказать, в своем ли мы уме. Это как все время находиться на большой вечеринке, где сотня людей разговаривает одновременно. Необходимо научиться абстрагироваться от ненужных тебе чужих мыслей, или, по крайней мере, снижать их громкость до фонового шума, который можно игнорировать, концентрируя свое внимание на том, с кем разговариваешь. Это не так просто, как кажется. Но этому нужно научиться еще до того, как ты начнешь осваивать азы блокировки. Пока не научишься закрываться, ты – словно открытая книга для любого, в особенности для такого, как я, имеющего опыт и знания.

Она кивнула.

– Это-то меня и смущает. Вот почему мы с Дарквистом продолжаем по возможности общаться вслух. Это позволяет нам сфокусироваться на разговоре.

По крайней мере, теперь она поняла, что такое блок – хотя она и могла читать мысли Джимми, но только те, которые он позволял ей читать, а это было не намного больше того, что он говорил вслух. Он был по-прежнему «закрыт» от нее.

– Боль ушла лишь из моей спины и внутренностей, – сказал он, отвечая на ее вопрос. – В других местах она осталась, и ее не так-то просто излечить.

Она почувствовала огромную скорбь, которую он испытывал, и это озадачило ее.

– Мне казалось, ты был готов все отдать, чтобы избавиться от Гристы.

Он кивнул.

– Да, но теперь, когда ее нет, у меня такое чувство, как будто я был женат, и моя жена вдруг умерла.

– Ты женат, – напомнила синт. – Ты женат на Молли!

– Да, это так, – ответил он. – И я не знаю, что бы я делал, потеряй я тебя. – Он переключился на мысленное общение, чтобы не ранить чувства Молли.

– Видишь ли, – сказал он Модре, – я не хотел быть с Гристой, я никогда бы по своей воле не согласился на нее, но когда она в тот раз возникла передо мной как самостоятельная личность и стала разговаривать со мной, она уже не была для меня просто болью в спине, как раньше. Она была… ну, ближе мне, чем кто ли бы то ни было. Это было довольно странно, потому что я ненавидел ее власть надо мной; мы вечно боролись, но тем не менее она была, как бы сказать, самым близким моим другом. Моим единственным другом за многие годы, ей-богу. И, в общем-то, я не был для нее просто хозяином, носителем ее как паразита. Я мог сваливать на нее всю свою фрустрацию, свои страхи, самые гадкие и темные мысли, и она принимала их на себя. Я с наслаждением жалел себя из-за того, что она намертво прикреплена ко мне, и мне даже не приходило в голову, что она была так же измучена и подавлена, как и я, живя вроде бы своей, а на самом деле и не своей жизнью. Она была умна и любознательна, но могла общаться с внешним миром только через меня. Это доставало ее, как доставало бы любого из нас, а я был так поглощен собой, что даже не замечал этого!

Модра серьезно смотрела на него, и в уголке ее глаза пряталась слеза.

– Мне кажется, я лучше понимаю, что ты чувствуешь, чем то, что ты думаешь.

Он неожиданно почувствовал себя очень глупо.

– Извини. Я не буду больше нести эту бессмыслицу, от нее все равно никому из нас не будет толку.

Она улыбнулась ему, отвернулась и прошла немного вниз по течению, и несмотря на то, что он не видел ее лица, он знал, что она плачет. Он повернулся к Молли.

– Не хочешь помочь ей? Мне уже лучше.

– Не надо, – ответила Молли. – С ней все будет в порядке. Молли думает, она плачет из-за чего-то своего, о чем она не могла поплакать раньше.

– Кто это там?

Эта мысль пробежала через разум всех троих, заставив их резко отреагировать.

– Боже, храни нас! Это же чертовы мицлапланцы! – крикнул Джимми. – Их телепатка уже поставила блок, но я без Гристы не смогу блокировать вас двоих!

– Дарквист! – воскликнула Модра, – хватай скафандры и беги сюда! Нет времени сейчас надевать их, нужно сначала хоть немного оторваться от них!

Схватив скафандры, Дарквист перемахнул через ручей, и все трое пулей понеслись прочь.

Криша, ведущая мицлапланцев вниз с холма, была настолько возбуждена, что позволила своей мысли достичь Маккрея. Или, думал Джимми на бегу, она специально позволяет нам читать свои мысли, чтобы не давать нам расслабиться.

– Они где-то рядом, и все, кроме одного, без скафандров, – крикнула Криша. – Манья, останься здесь и пригляди за Святым! Капитан, если мы поторопимся, мы успеем настичь их до того, как они остановятся и наденут скафандры! А это значит двое против одного!

Ган Ро Чин, в общем, ничего не имел против биржанцев, но это было неважно. Поскольку у мицлапланцев остался всего один пистолет и один скафандр… да это же отличная почва для заключения сделки!

* * *

– Может, все-таки остановимся? Нам надо вооружиться, – сказала Модра.

– Они догоняют нас! – ответил Джимми. – Нам нужно найти такое место, где Дарквист смог бы прикрыть нас, пока мы одеваемся.

Неожиданно они выскочили на широкий огромный покрытый цветами луг.

– Черт! Как некстати! – выругался Маккрей. – Дарквист! Кинь нам наши скафандры, мы постараемся надеть их, пока они не добежали досюда – слабая надежда, конечно. Прикрой нас пока.

– Держитесь у меня за спиной! – крикнул в ответ Дарквист. Кинув скафандры на поле, он твердо встал на три конечности и сжал пистолет двумя другими.

Джимми поскользнулся на траве, упал и, поскольку он еще не совсем оправился от раны, не сразу смог подняться. Это промедление спасло ему жизнь: ослепительная молния, сорвавшись с неба, ударила в ближний к нему скафандр в ту самую секунду, когда он поднялся на ноги. Он снова упал на траву и покатился кубарем. Прямо над собой он увидел одно из облаков, которое уже снова начинало светиться. Маккрей закричал:

– Молли! Модра! Держитесь подальше от этих чертовых скафандров! Ложитесь на землю!

Вторая молния попала в скафандр, лежавший всего в метре от Модры; почувствовав на своем лице жар, она стала отползать в сторону. Молли в панике закричала:

– Берегись! Сзади еще одна!

И тут Модра осознала одну страшную вещь.

– Дарквист! Назад, под деревья! Иди назад под деревья или срочно скидывай скафандр!

Дарквист не сделал ни того, ни другого – вместо этого он упал на спину и выпустил по облаку мощный залп из пистолета.

71
{"b":"5645","o":1}