ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему здесь не было всех рас улья? Ведь протокол требовал этого! Да потому, что некоторые из них дышали водой, а другие вообще веществами, ядовитыми для кого и чего угодно. Что общего было у подавляющего большинства тех, кто все же должен был присутствовать на празднике? Они все были формами углеродной жизни – исключений было всего одно-два, и их можно было даже не принимать во внимание.

А что было ядром всех углеродных форм жизни?

Вода!

Водопровод и канализацию прокладывали опытные техники задолго до того, как прибыли дролы, и постоянно проверяли – но они заканчивались незащищенными выводами на поверхность позади тех зданий, которые возводили только сейчас. Трубы, которые подводили воду к этому насосу – и, скорее всего, ко всем остальным тоже, – должны были установить уже потом. А также трубы, по которым в павильоны подавалась вода и удалялись отходы. Черт, да некоторые из его девиц занимались именно этой работой! Это было совсем просто, и повсюду вокруг громоздились кучи труб – более чем достаточно материала, которого никто не хватится. Вряд ли было так уж сложно незаметно сделать не значащуюся ни в каких чертежах небольшую секцию, даже после того, как все основные соединения уже были готовы. Черт, да эти чертежи были развешаны повсюду – чтобы было видно, куда тянуть трубы!

И понадобится всего несколько минут, чтобы перерезать пока еще недействующий трубопровод и подвести его к другому соединительному патрубку внутри павильона. На потолке главной кухонной зоны за павильоном столько параллельных труб, что даже техники, проверявшие работу, не заметят одной лишней. Тем более, что им нужно проверять такую уйму всего остального. Они включат систему, убедятся, что она работает, проверят утечки, подав высокое давление, и тем и ограничатся.

Это было дьявольски просто – и еще более дьявольски умно. Для того, чтобы сделать это, было достаточно всего одного человека, возможно, даже поворота одного вентиля – и вся вода с этой стороны будет испорчена. Тобруш говорила, что была еще одна площадка – он даже вспомнил, что это был павильон кваргов – где могли работать какие-нибудь другие агенты. С другой стороны. Обе магистральных трубы.

Но к чему такому можно было подсоединить этот патрубок, чтобы отравить сразу всю систему водоснабжения? Для всех рас, во всех магистральных трубах? Добавить что-то в воду было недостаточно – напор воды вытолкнул бы вещество в краны, а не обратно в трубу. Если только не….

Он зашагал к кухонной зоне, не замечая ничего, даже того, что его гарем следует за ним по пятам.

Не нужно было даже ничего скрывать, просто убрать эту трубу подальше с глаз, чтобы никакой особенно дотошный техник не заметил и не заинтересовался, что это такое.

В алтарь? Там должен быть большой резервуар с какой-нибудь горючей жидкостью или газом, чтобы можно было зажигать и поддерживать огонь в алтарных светильниках. Нет – чересчур рискованно. В таком случае все давление должно будет обрушиться на один маленький вентиль. Если оно должно будет продержаться пару дней, то вентиль может прорваться раньше времени и сорвать всю игру. Черт, единственным способом обеспечить это было бы что-нибудь с достаточно большим давлением…

Он вошел в кухонную зону, но обнаружил, что все чертежи уже сняли. Он вышел обратно, потом принялся искать. Один закуток, под главными сиденьями и ниже внешней открытой части павильона, не просматривался ниоткуда. Он казался самым естественным местом для предполагаемого вентиля. Кроме того, возможно – только возможно, – что кто-то по забывчивости оставил там схему водопровода и канализации.

Он вошел в закуток, где не было освещения и куда не проникал солнечный свет, так что здесь было довольно темно и пришлось напрягать глаза, чтобы разглядеть хоть что-нибудь. Во имя Клятвы Десяти Мучеников – здесь было столько труб, идущих во всех направлениях и пересекающихся друг с другом, что можно было бы выделить отдельную под шампанское!

Но диверсанты собирались подавать по трубе вовсе не шампанское. Он почти в полной темноте тупо смотрел на трубы, невольно восхищенный простотой плана и его абсолютной эффективностью. По тонким трубам подавалась вода, а по толстым выводились кухонные отбросы и прочие отходы – под давлением, намного превышающим напор воды, чтобы все нечистоты от всех рас быстро сливались в центральный коллектор и там испарялись, а вырабатывающаяся при этом энергия питала большую часть всех павильонов в долине. Как просто!

Всего один поворот вентиля, сделанный в нужный момент или в любое время, когда это будет возможно сделать, и мощный фановый насос, тоже расположенный под павильоном, погонит все нечистоты обратно в систему водоснабжения. Человеческие экскременты для некоторых рас могут даже оказаться ядовитыми, и уж точно найдутся лишь очень немногие, которым захочется это пить. Черт, а ведь возможно, система действует в двух направлениях! Тогда все экскременты всех рас через этот отвод будут выброшены в водопровод, и фановый насос погонит их по магистральной трубе вперед, а водяной – назад!

Это было гениально.

* * *

– Спасибо за комплимент, догадливый ты мой, – внезапно раздался у него за спиной резкий и громкий, но странно знакомый женский голос. – Никакого гипноза! Не поворачивайся! Я могу убить тебя прежде, чем ты успеешь вперить в меня свои глазки!

– Я все равно могу попробовать, – предупредил он. – Ты ведь так и так собираешься убить меня, и, возможно, прямо здесь. – Он погладил рукоятку хлыста, раздумывая, не пустить ли его и на самом деле в ход, но шансы были невелики, и он знал это. Она почти наверняка успеет перебить ему позвоночник прежде, чем он успеет хотя бы развернуться, чтобы дотянуться до нее. – И ты ведь еще и телепатка, правда? Чтобы больше уже не было никаких сюрпризов?

– Ты действительно догадлив. И сейчас ты думаешь, что твоя подружка-джулки слышит нас, или что кто-нибудь из этих придурковатых читателей мыслей обнаружит нас. Не выйдет. Ты поумнел слишком поздно и не там, где нужно, гипнот. Сильный телепат может улавливать даже на очень больших расстояниях, но только в зоне прямой видимости. Тебе следовало бы это знать. Прости, малыш. Ты мне даже нравился.

Он приготовился к тому, что неминуемо должно было произойти, и когда раздался внезапный громкий треск, вздрогнул, решив сначала, что это его спина.

– Прекрати трястись и обернись, рабовладелец, – сказала Калия своим обычным неприветливым тоном. – Сейчас она не сможет прочитать ничьи мысли.

Джозеф обернулся и увидел, что она стоит у него за спиной, а между ними – обмякшее тело назойливой девицы-вронски, которая с самого начала положила на него глаз.

– Она мертва? – поинтересовался он.

– Скорее всего нет, – отозвалась эмпатка с сожалением в голосе, – но некоторое время еще так полежит, а бегать уже вряд ли когда-нибудь станет.

Он чувствовал себя полным болваном.

– И все это время она была у меня под носом… И все остальные тоже?

– Только одна. Все остальные тупые курицы, которых добавили для прикрытия – и для отвлечения внимания. Но кому-нибудь из нас лучше выйти отсюда и послать ментальный сигнал, пока остальные не узнали и не залегли на дно.

Калия посторонилась, и Джозеф, перешагнув через бесчувственную телепатку Кабара, тоже вышел наружу.

– Ладно, – сказал он со вздохом, все еще не в силах оправиться от того, что совершил двойную глупость. – Как будем искать остальных?

– Ну, вторую твою шпионку-любовницу мы поймали, она не в лучшей форме, но хотя бы в сознании. Если ты хоть немного умеешь управляться со своим Талантом, то она укажет нам остальных, хотя у меня уже есть парочка идей.

Для человека, который еще шестьдесят секунд назад находился на краю могилы, а теперь мог надеяться на повышение, он чувствовал себя поразительно подавленным.

– Полагаю, ты знаешь и о том, что они задумали, и сделанные ими приготовления уже устраняют?

– Об этом не имею ни малейшего понятия. А ты разве не знаешь? Я думала, она поэтому и сбросила личину. – Она замолчала, увидев, как изменилось выражение его лица. – Да что с тобой? То ты чернее тучи, то сияешь, как начищенный пятак!

67
{"b":"5648","o":1}