ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мавра пожала плечами. Что значит – верное направление? Перемещение в сторону наименьшего скопления циклопов. В таком случае они наверняка выбрали неверное направление.

– Мы могли бы пройти по лесу, который уходит влево, – предложила она. – Возможно, он где-нибудь смыкается с дорогой.

– Не похоже, – заметил Ренар. Сегодня он разговаривал нормально, но его фразы были короче и проще, он даже перестал мыслить сложными категориями.

Мавра Чанг вздохнула.

– Тогда нам придется сидеть здесь до темноты. Днем мы наверняка не сможем пересечь дорогу, слишком уж много тут этих созданий.

Ситуация складывалась неприятная – хотя в результате повторенного прошлой ночью гипнотического воздействия на ничего не подозревающих больных их физическое состояние не изменилось, умственная деградация Ренара была очевидна, еще хуже дела обстояли у Никки, Мавре не хотелось бесцельно тратить драгоценные часы, так как это сулило еще большие потери.

– Я голодна как зверь, – заявила Никки. – Или как циклоп. Помните, что мы однажды видели? Я сейчас тоже могу съесть целую овцу в три приема.

Мавра понимала, что если им и удастся пересечь эту равнину, то только ночью, когда движение на дорогах утихнет. Она понятия не имела, подействуют ли на циклопов смертоносные яды и гипнотизирующие растворы, а экспериментировать было опасно – в случае неудачи ее могли сожрать, как ту несчастную овцу, про которую говорила Никки.

Только они сели, как сразу начали клевать носом. Поскольку действие губки распространялось на все тело, оба больных быстро уставали, и координация движений становилась у них ни к черту. Что же касается Мавры, то она почти не спала уже несколько суток, и поэтому утомление начало сказываться и на ней. До сих пор ее поддерживала только воля, но сейчас она решила немного расслабиться.

Первым проснулся Ренар, который благодаря гипнотическому внушению вообще спал недолго. Он подполз к опушке и оценил ситуацию. Движение на дорогах не прекращалось, хотя и стало менее интенсивным. Выйти сейчас из леса означало бы наверняка попасться.

Охранник пополз обратно. Мавра спала так крепко, что ничего не услышала, но Никки зашевелилась и открыла глаза.

– Привет! – прошептала она.

– Tec! – остановил он ее, приложив палец к губам.

Девушка удивленно поморгала, пытаясь вспомнить, где она находится, затем огляделась по сторонам.

– Как вы думаете, мы сумеем пересечь эту равнину?

Ренар заметил, что у нее появилась сильная шепелявость.

– Да, но попозже.

Никки придвинулась к нему ближе.

– Ренар!

– Что, детка?

– Я боюсь.

– Все мы боимся, – со вздохом признался охранник.

– Только не она. – Девушка показала на Мавру. – Я не знаю, существует ли на свете что-то такое, что хоть сколько-то может ее испугать.

– Мавра просто научилась мириться со страхом, – объяснил он. – Она знает, как надо бояться, чтобы страх не победил ее. Вы тоже этому научитесь, Никки.

Толстуха покачала головой:

– Дело не только в этом. Конечно, я не хочу умирать, но… если уж придется… да и ты… – Девушка запнулась, подыскивая слова.

Ренар ничего не понял и терпеливо ждал, пока она соберется с мыслями. Неожиданно Никки покраснела и тихо произнесла:

– Ренни! Я хочу знать, как люди занимаются любовью? Ты покажешь мне?

– Что?! – Охранник не поверил своим ушам.

– Я хочу этого прямо сейчас. Ведь другого случая у меня скорее всего уже не будет. – На ее глазах выступили слезы.

Ренар взглянул на спящую Мавру Чанг, затем на плачущую девушку, удивляясь тому, как это перед лицом неминуемой смерти ему удалось попасть в такую нелепую ситуацию. Он на минуту задумался, пытаясь разобраться в своих чувствах, и наконец решился. "А почему бы и нет? – думал он. – Вдруг ей действительно станет хоть чуточку легче?" И уж во всяком случае, это была единственная вещь, которую он мог сделать для кого-то другого, ничего не напутав.

* * *

Когда Мавра Чанг проснулась, было уже темно. Она сразу вскочила на ноги и обнаружила, что от неудобной позы у нее разболелись голова и все тело. Зато хорошо поспала.

Оглядевшись вокруг, женщина заметила Ренара и Никки, которые полулежали, прислонившись спинами к толстому поваленному дереву. Девушка спала, а охранник дремал, обнимая ее за плечи. Мавра мгновенно поняла, что произошло, и тут же почувствовала, что от волнения у нее гулко забилось сердце. Это встревожило ее еще больше – она ничего не могла понять.

Взяв себя в руки. Мавра подползла к самому краю леса. Движение на ближайшей дороге почти прекратилось. Проехала случайная тележка; два горевших ярким пламенем факела, прикрепленных к борту, осветили странное существо, толкавшее ее сзади. Женщина решила, что ночью циклопы скорее всего плохо видят; после захода солнца они теряют активность, а с рассветом вновь становятся деятельными.

Она поползла обратно и деликатно разбудила разнежившуюся парочку. Ей показалось, что Никки стала немного спокойнее, но здорово сдала в умственном отношении. Мавра не знала, ускорилась ли деградация вопреки словам Ренара, или просто стала более заметной, когда уровень умственного развития начал резко падать.

– Пришло время двигаться дальше, – объявила она подчеркнуто серьезно. – За ночь мы пройдем столько, сколько сможем, чтобы наверстать потерянное время.

– Мы побежим через дорогу? – спросила Никки, явно выказывая нетерпение.

– Нет, Никки, мы не побежим, – терпеливо ответила Мавра. – Мы пересечем ее шагом, медленно и осторожно.

– Но эти громадины нас увидят! – запротестовала девушка.

– Там сейчас никого нет, – успокоила ее Мавра. – А если кто-то появится, мы тихо ляжем на землю и спокойно дождемся, когда он уйдет.

Ренар посмотрел на Никки и ободряюще похлопал ее по руке. Толстушке это понравилось, и она нежно прижалась к его плечу.

– Пойдем, Никки, – ласково сказал охранник. На дороге все было спокойно – ни циклопов, ни тележек, лишь вдалеке маячили два туманных огня, вероятно, те самые факелы, которые недавно видела Мавра, – Прекрасно, – выдохнула она, беря Никки за правую руку, а Ренара – за левую. – А теперь тронулись в путь. Легко и непринужденно.

Небо по-прежнему затягивали облака, делая окружающий мир еще темнее. За какие-нибудь двадцать минут они без всяких осложнений пересекли открытое место. Мавра не возражала бы, если бы все ее проблемы решались так же просто.

Но тут начался дождь. Не ливень и не буря, а тихий бесконечный дождь, теплый и очень противный. За считанные минуты все трое промокли насквозь, а земля превратилась в бесконечное море грязи. Никки пришла в восторг, но остальные чувствовали себя в высшей степени отвратительно, тем более что деревья практически их не защищали.

Мавра Чанг проклинала все и вся. Грязь с каждой минутой становилась глубже и глубже, двигаться дальше не было никакой возможности. Они снова теряли драгоценное время, а его оставалось так мало.

Неожиданно поднялся сильный ветер, и это заставило ее форсировать события. Она обнаружила убежище – рощу необычайно высоких и толстых деревьев, которые росли так тесно, что под ними было относительно сухо. Уставшие и продрогшие до костей, они уселись на землю и прижались друг к другу в тщетной попытке хоть немного согреться.

* * *

На следующее утро мир показался им гораздо светлее – дождь перестал, и облака понемногу рассеивались. Мавра с досадой осмотрела свою одежду, а затем перевела взгляд на своих спутников. Все по уши вымазались в грязи.

Ренар казался не на шутку встревоженным.

– Похоже, я разучился нормально думать. Вернее, я вообще не могу ни о чем думать. Что происходит, Мавра?

Мавра почувствовала безграничную жалость к этому несчастному человеку, но у нее не хватило мужества честно и прямо ответить на его вопрос. С Никки, естественно, дело обстояло еще хуже. Самозабвенно плескаясь в луже, девушка лепила из грязи пироги.

42
{"b":"5651","o":1}