ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

"Как же я передвигаюсь?" – подумал он и сам посмеялся над абсурдностью этого вопроса. Раз уж еда сама о себе позаботилась, то и здесь все будет в порядке.

Трелиг направился к дороге. К его величайшему удивлению, ноги сами оттолкнулись от земли, и в два огромных прыжка он очутился там, куда хотел попасть.

Он попытался идти, но обнаружил, что пользоваться всеми четырьмя конечностями неудобно. Нормальным способом передвижения у его новой расы были прыжки; ходьба годилась лишь для передвижения на очень короткие расстояния.

В обе стороны – и слева, и справа – дорога исчезала в густой растительности. Оба направления были одинаково хороши, и, выбрав одно из них наугад, Трелиг двинулся вперед.

Вскоре он увидел озеро, на берегу которого, чуть поодаль от основного лесного массива, стояла роща каких-то невиданных гигантских деревьев. В их ветвях прятались дома – сложные структуры, сплетенные из чего-то вроде соломы или бамбука – материала, наверняка в изобилии росшего на болотах.

Неожиданно в нижней двери ближайшего дома появилась голова одного из обитателей этого странного мира. Осмотревшись, он выполз наружу и спустился на землю по гладкому отвесному стволу дерева. Теперь Трелиг понял, для чего ему нужны присоски на пальцах. Очень удобно.

Представшее перед бывшим советником создание напоминало гигантскую лягушку; его невероятно длинные ноги вытянулись для ходьбы, зеленовато-коричневая пятнистая кожа от нижней челюсти до промежности была гладкой и упругой.

Оно подошло к большому деревянному ящику, прибитому к придорожному столбу, подняло крышку и заглянуло внутрь. Раздраженно буркнув что-то себе под нос, оно запустило туда руку и вытащило несколько больших коричневых конвертов. Трелиг с некоторым запозданием сообразил, что это почтовый ящик, Он не спеша приблизился к незнакомцу, не желая ни встревожить его, ни показаться слишком навязчивым. Создание скосило на него один глаз и вежливо кивнуло.

Трелиг вспомнил, как Ортега упомянул о том, что Колодец наделяет новоприбывшего знанием языка, и решил говорить привычным для себя образом.

– Добрый день, сударь! – обратился он к обитателю здешних мест. – Прекрасный день, не правда ли? Существо презрительно фыркнуло.

– Называть этот день прекрасным может лишь тот, кто работает на правительство, – пророкотало оно глубоким басом, который, казалось, исходил из глубины его обширного чрева, и показало на один из конвертов. – Требование об уплате налогов! Опять! Да понимают ли эти сукины дети, каково в наши дни прожить честному человеку?! – Вместо выражения "сукины дети" эта фраза, в сущности, содержала некий местный эквивалент, но Трелиг понял его именно так.

– Нет, я не работаю на правительство, – ответил он примиряющим тоном, – хотя когда-нибудь это, возможно, случится. Однако я понимаю ваши проблемы и сочувствую вам.

Это заявление вполне удовлетворило его собеседника. Он вскрыл следующий конверт и вытянул оттуда длинный желтый лист бумаги, который, едва прочитав, с отвращением смял в комок.

– Черт! Сначала они требуют вашу кровь, а потом просят оказать им любезность!

Трелиг нахмурился.

– Что вы имеете в виду?

Человек-лягушка, словно мяч, перебросил ему свернутое в комок письмо.

– Просят немедленно сообщать в местную полицию об встречах с Пришельцами, – выпалил он. – Какого черта я тогда плачу налоги? Они, сидя на своих толстых задницах, жрут импортные сладости, купленные на мои деньги, а я должен делать их работу?

Трелиг воспользовался предоставившейся возможностью взглянуть на налоговую декларацию, но ничего не понял. Колодец явно не считал умение читать жизненной необходимостью.

– Вы случайно не видели здесь Пришельцев? – спросил человек-лягушка. В его голосе не было ни капли сарказма. – Может, нам создать поисковую группу? Ходить и орать: "Пришелец, сюда! Славный Пришелец!"

Трелигу понравился этот малый. Если таковы все обитатели гекса, устроиться здесь будет нетрудно.

– Нет, – засмеялся он. – Пришельцев я не видел. А вы? То есть – вообще когда-нибудь. Ворчун отрицательно покачал головой:

– Нет. И, дай Бог, никогда не увижу. Но много лет назад пролетал тут один из Себы. Здоровенная, противная, похожая на птицу рептилия. Какая-то тамошняя знаменитость. Важная шишка.

Трелиг почувствовал огромное облегчение – местные жители не варили Пришельцев в кипящем масле или в чем-то подобном, но казенная бумага, полученная его собеседником, свидетельствовала о том, что случай неординарный, и, покуда он себя не разоблачил, следует побольше узнать о здешних обычаях, нравах, государственной системе и так далее.

Это будет довольно просто, подумал Трелиг, вспомнив, с каким автоматизмом он действовал и с какой готовностью это существо признало в нем соотечественника.

– Далеко ли направляетесь? – поинтересовался человек-лягушка.

Трелиг кивнул. Даже дальше, чем какая-то деревенщина может себе представить.

– Готов поспорить, что вы держите путь в Друхон – держать экзамен на государственную должность, – заявил тот.

– Вы угадали, – ответил Трелиг. – Я не думал ни о чем другом с тех пор, – он собирался сказать:

"как я здесь появился", но вовремя спохватился, – как вышел из детского возраста. На худой конец, это даст мне возможность увидеть работу правительства – не важно, в какой сфере.

Эти слова снова разозлили его собеседника.

– Они не работают, а отращивают свои жирные задницы, и именно это ждет вас в будущем. В молодости я чуть было не избрал ту же карьеру, но в конце концов предпочел сельское хозяйство. Свобода и независимость. Никаких хозяев. – Окончательно распалившись, он начал шипеть, как змея. – Но правительство раздражают свободные предприниматели. Оно давит, и давит, и давит! Налоги и постановления, постановления и налоги! Какая уж тут свобода!

Трелиг сочувственно поцокал языком.

– Я вас прекрасно понимаю, – сказал он, поглядывая по сторонам, словно его подпирало время. – Ну что ж, приятно было познакомиться. Желаю вам всего наилучшего и благоденствия в будущем. Мне пора идти.

Фермер должным образом оценил добрые пожелания.

– Благодарю вас. Не зайдете ли выпить стаканчик доброго пива? До Друхона всего час или два пути.

Это была хорошая новость – Трелиг уже стал терять терпение.

– Спасибо, нет, – ответил он. – Мне пора в город. Но я вас вспомню, сударь, когда стану богатым и могущественным.

– Сделай одолжение, сынок, – усмехнулся человек-лягушка и переваливаясь заковылял к своему дереву.

Трелиг двинулся дальше, пытаясь угадать, каким же видом сельского хозяйства занимается старик. Вокруг не было ни полей, ни огородов. Ничего. Однако он похвалил себя за то, что ничем не выказал своего невежества. Ведь его искали!

Помимо всего прочего, перед бывшим советником встала еще одна проблема – финансовая. По дороге он видел многих обитатели этой страны; они жили группами и в одиночку, на земле, деревьях, некоторые даже в бесчисленных озерах и болотах. Они не носили никакой одежды, и Трелига заинтересовало, куда же они кладут деньги. Затем испугала мысль о том, что здесь существует какая-то система идентификации, с помощью которой его могут разоблачить. Но он тут же успокоился, сообразив, что техника тут слишком примитивна. Повсюду торчали факелы, и не было ни малейшего признака электрического освещения. Кроме того, если бы такая система существовала, не имело бы никакого смысла посылать приказы о его розыске.

Обогатившись некоторым опытом, Антор Трелиг то и дело останавливался и заводил беседы с прохожими. В основном ему попадались наивные, бесхитростные создания, так и не оторвавшиеся от земли. Самки были немного меньше самцов, имели гладкую кожу и более приятные голоса, но и остальном они ничем не отличались от самцов. Из их слов Трелиг понял, что он – самец и еще очень молод. В первые несколько дней это сильно облегчило ему жизнь: от него ожидали вопросов и не ожидали, что он что-нибудь знает.

51
{"b":"5651","o":1}